Святой хлеб в древлеправославном христианстве

Рис. 1. Просфора

Рис. 1. Просфора

«Хлеб — всему голова» — это известная русская пословица. Издревле наш народ относится к хлебу с особым почтением: крохи со стола собирались и употреблялись в пищу, даже на колени при трапезе христиане стелили чистые полотенца, дабы частички хлеба не падали на пол. С чем связано такое трепетное отношение к сему, казалось бы, обыденному продукту питания? Сами старики староверы отвечают иногда на подобный вопрос: «Хлеб есть тело Христово, к нему надо относиться с благоговением». Ответ такой, конечно, звучит весьма наивно, ведь далеко не всякий хлеб есть Христово тело; но из него видно, что обычай уважительного отношения к «хлебу насущному» коренится именно в воспоминании о церковных священнодействиях, при которых освящается хлеб, а через хлеб — освящается вкушающий его человек.

Чем же вызвано особое отношение к хлебу в самой Церкви Христовой? Попробуем разобраться, начиная от самых истоков.

Человек и хлеб — две вещи, неразрывно связанные между собою. Согрешившему Адаму, изгоняя его из Рая, Господь говорит: «Проклята земля в делах твоих, в печалях будешь есть от неё во все дни твоей жизни; и терние и волчец она тебе возрастит, и будешь есть полевую траву, и в поте лица своего будешь есть хлеб твой, доколе не возвратишься в землю, из которой ты был взят, ибо ты земля, и пойдёшь в землю» (Быт. 3). Итак, хлеб — из земли, и человек — из земли. И оба равно называются Господом «землею» в этом отрывке Писания. И человеку Бог заповедал «питаться от земли», то есть «есть хлеб», который будет доставаться ему трудом «в поте лица» его. Хлеб произрастает из земли, и из земли берет вещества для своего роста. Человек же создан из земного праха, то есть из тех же веществ, что берет из земли хлеб. Кроме того, хлеб не просто пища, сродная нашему телу, но и некая епитимия за Адамов грех: вкушая хлеб, каждый потомок Адама должен себе напоминать о своей греховности, о потерянном за грех Рае.

Хлебу земному, получаемому «в поте лица», Писание противопоставляет «небесный хлеб» — манну, которая без всякого труда получалась евреями от Бога в Синайской пустыне: «И заповедал [Бог] облакам свыше и открыл двери Неба, и как дождь послал им есть манну, и хлеб небесный дал им. Хлеб ангельский ел человек, пищу [Бог] послал им до изобилия» (Пс. 77). Этот небесный хлеб получали те, кто ради Господа покинул Египет как образ греховного мира и пошел по пустыне (образ воздержания и труда), чтобы войти в землю обетованную (подобие утраченного Рая).

В Ветхом Завете многократно встречается упоминание о хлебе, но истинное духовное значение этих упоминаний раскрывается в Завете Новом, в Завете «о крови Христовой».

Еще до своего страдания Господь наш Исус Христос в Своих проповедях пред иудеями возвышенно говорил о Небесном Хлебе. Этот Хлеб — Сам Господь, приносящий Себя в искупительную жертву за весь мир. «Я Хлеб Жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда… Я Хлеб Жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; Хлеб же, сходящий с Небес, таков, что ядущий Его не умрет. Я Хлеб Жизни, сшедший с Небес; ядущий Хлеб Сей будет жить вовек; Хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира… Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец и Я живу Отцем, [так] и ядущий Меня жить будет Мною. Сей есть Хлеб, сшедший с Небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий Хлеб сей жить будет вовек. Это [Он] говорил, когда учил на собрании в Капернауме». (Ин., зач. 23–24).

Иудеи, мыслившие по плоти, не поняли возвышенного духовного смысла Господних слов и смутились. Даже и некоторые из прежних учеников Христовых в ужасе ушли от Него навсегда, услышав эти таинственные слова: «И многие из ученик Его, услышав, сказали: ,,Жестоки эти слова, и кто сможет такое слушать!” Исус же, зная в Себе, что об этом ропщут ученики Его, сказал им: ,,Это ли соблазняет вас? А если вы увидите Сына Человеческого восходящим туда, где Он был прежде? Дух есть то, что оживляет, а плоть не даёт пользы ни в чем. Слова, которые Я вам говорил, это дух и жизнь, но есть некоторые из вас, кто не верит”. Ибо Исус знал изначала, кто есть неверующие и кто есть предающий Его, и говорил: ,,Поэтому Я вам говорил, что никто не может прийти ко Мне, если не будет ему дано от Отца Моего”. И с тех пор многие из учеников Его ушли вспять и более с Ним не ходили» (Ин., зач. 24).

Истинный смысл Христовых словес о Себе как Небесном Хлебе был открыт ученикам пред самым Распятием Господним, на Тайной вечере. «И когда настало время, [Он] возлежал, и двенадцать апостолов с Ним. И сказал им: ,,Я желанием возжелал есть сию пасху с вами, прежде чем приму мучения. Ибо говорю вам, что отныне не буду есть сего, доколе исполнится [должное] в Царствии Божием”. И подняв чашу, воздав хвалу, сказал: ,,Примите её и разделите между собой; ибо говорю вам, что не буду пить от плода лозы, доколе не придёт Царствие Божие”. И подняв хлеб, воздав хвалу, преломил и дал им, сказав: ,,Сие есть Тело Мое, Которое дается за вас; сие творите в Моё воспоминание”. Так же и чашу после ве́чери, сказав: ,,Сия чаша есть Новый Завет Моею Кровью, которая проливается за вас” (Лк., зач.108).

Итак, на Тайной вечере Господь на смену Ветхому Завету дает Новый «Своею Кровью, которая проливается за нас». Катехизис говорит, что Господь пострадал за нас дважды: сначала на Тайной вечере, где под видом хлеба и вина истинное Тело Своё преломил и истинную Кровь Свою пролил за наше спасение, а второй раз — на Голгофском Кресте, приняв смерть за род человеческий. И дал нам непреложную заповедь: «Сие творите в Мое воспоминание». А то, что заповедь эта именно непреложна, подтверждается верховным апостолом Павлом, который пишет так: «Ибо я принял от Господа то, что и передал вам, — что Господь Исус в ночь, в которую предавался, взял хлеб и, благодарив, преломил и сказал: ,,Примите и ешьте, сие есть тело Мое, которое преломляется за вас; сие творите в Мое воспоминание”. Также и чашу после вечери, сказав: ,,Сия чаша — Новый Завет о Моей Крови; сие творите каждый раз, когда испиваете, в Мое воспоминание”. Ибо каждый раз, когда [вы] едите хлеб сей и чашу сию испиваете, возвещаете смерть Господа, до тех пор, пока Он придет» (1 Кор., зач. 149).

Итак, Господь повелевает совершать это благодарение (по-гречески — «евхаристия») в воспоминание Его крестных страданий до самого Второго страшного и славного пришествия Христова на землю.

Таинственное евхаристическое Вино, которое, по выражению Псаломпевца, «веселит сердце человеку» и Пресвятой Хлеб, который «сердце человеку укрепит» (Пс. 103) — истинные Кровь Его и Плоть, которые только под видом вина и хлеба преподаются в духовную пищу верным. Это — не символы Тела и Крови Господних, но сущие Его Плоть и Кровь. Так верует Церковь, согласно проповеди самих учеников Слова — богоносных Христовых апостолов, согласно учению всех древних святых.

И божественная литургия есть не просто освящение Святых Даров и причащение ими верных в каком-то конкретном земном храме. Мы все, причащаясь Святых Даров, вкушаем от Единого Хлеба и Единой Чаши, и сама эта духовная трапеза едина, в скольких бы Божиих храмах разных стран мира ни совершалась Евхаристия. Это великое и надмирное священнодействие таинственно соединяет всех истинно верующих во Христа. Будучи по видимому облику разными людьми, они духовно претворяются во единое Тело Христово — Его Церковь. Человек, принимая божественные Плоть и Кровь, духовно соединяется с Самим Христом и тем самым со всеми, с Ним соединёнными, то есть верными всех времён и народов земли:

«Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Телу Христову? Как единый хлеб, мы, многие, — единое тело: ибо все от единого Хлеба причащаемся» (1 Кор., зач. 145).

Об этом духовном единении молится священник на литургии: «Нас же всех, причащающихся от единого Хлеба и Чаши, соедини друг к другу, в причастие единого единого Святаго Духа» (Чин литургии святителя Василия Великого).

Христос искупил нас на Кресте от рабства греху и тлению Своею Кровию, безвинно излиянною за грехи всего мира.

Хлеб на литургии. Таинство Евхаристии

Но как происходит это божественное таинство? Ведь не с неба же сходят освященные хлеб и вино! Действительно, сами по себе вещества, освящаемые в алтаре, являются земными и обычными. Однако они духовно и неизреченно прелагаются в божественные Тело и Кровь, когда Дух Святыи сходит во время священнических молитв на предложенные дары. Это необъяснимая и непостижимая для человеческого разума Божия тайна. Были некоторые святые, которые воочию видели претворение хлеба во Младенца, закалаемого на божественной трапезе, а вина — в Его кровь, изливаемую в потир. То же видели и некоторые сомневавшиеся в таинстве, для укрепления в вере. Нам же подобает не искать чуда, а веровать Христовы словам. Ведь Он Сам говорит, что эти освященные хлеб и вино суть Его Тело и Кровь, а не какие-то образы или символы, как толкуют ныне некоторые протестанты.

Именно поэтому причащение Господней Трапезы — таинство страшное, к которому приступать следует с великим благоговением и трепетом. Оно подобно огню: праведных просвещает, очищая от малых согрешений и даруя им вечную жизнь во Христе, а упорных нераскаянных грешников — опаляет, делая их достоянием вечного гееннского пламени. Об этом предупреждает нас святой апостол Павел: «Потому же тот, кто ест Хлеб сей или пьет Чашу Господню недостойно, будет виновен в Теле и Крови Господних. Пусть же человек испытывает сам себя, и после этого ест от Хлеба и пьет от Чаши. Ибо тот, кто ест и пьет недостойно, во осуждение себе ест и пьет, не различая Тела Господня. Из-за этого многие между вами немощны и болезненны и достаточное количество уснувших [умерших. — Ред.]. Ибо если бы мы сами себя судили, то не были бы осужденными; но судимы от Господа научаемся, чтобы не быть осужденными с миром» (1 Кор., зач.149, 150). Итак, болезни и смерть телесная, и что еще страшнее — духовная, могут быть расплатой за бездумное причащение евхаристических Хлеба и Вина без исправления тяжких грехов. Потому Святая Церковь призывает всех нас к духовному очищению и исправлению, для чего дано нам таинство Покаяния (исповеди). Духовный отец (епископ или священник) не просто разрешает человека от раскаянных грехов, но дает определённые правилами Церкви сроки для покаяния, соразмерно тяжести грехов и искреннему желанию исповедника от них очиститься (накладывает епитимии, после исполнения которых допускает человека ко Святому Причащению). Тяжело больные и умирающие христиане должны допускаться к Причастию немедленно после исповеди, независимо от тяжести грехов, дабы ни один не отошел из этого мира без Святого Причащения (если же больной после Причастия неожиданно выздоравливает, то он должен далее воздерживаться от Причащения в течение срока епитимии, положенной правилами за его согрешения).

Вещества, используемые для служения литургии

3-е правило святых апостолов, а также другие святоцерковные каноны, устанавливают строгие требования к веществам, которые подобает приносить в алтарь для Безкровной Жертвы. Вино для Евхаристии допускается лишь чистое «от плода лознаго», то есть из виноградного сока, без добавления каких-либо других веществ. В вино нельзя добавлять воду, спирт, сахар, красители, ароматизаторы. Сикера или «оловина», то есть недобродивший виноградный сок (молодое вино), или невиноградное вино (терновое, вишневое, сливовое и т.п.) не могут не только освящаться на святом престоле, но даже и вноситься во святые алтари.

Так же и к хлебу, освящаемому и преломляемому на литургии, имеются строгие требования святых правил. Просфора́ — так называется этот хлеб по-гречески, что в переводе означает «приношение» (по-древнерусски «просфира», «просвира», «проскура»).

В древности люди приносили священнику испеченные ими хлебы, из которых он выбирал наилучшие для использования на литургии. Эти хлебы («приношения», то есть просфоры) сразу отмечались надрезом в виде креста, а остальные, без крестного зна́мения, оставлялись для употребления в пищу на «агапах» — «вечерях любви» — христианских трапезах, в древности соединявшихся с Евхаристией. Позже стали не надрезать крестообразно хлебы, а выпекать просфоры сразу с печатью, имеющей изображение креста (надрезание же крестообразное стали производить во время самой литургии с нижней стороны просфоры, освящаемой в Тело Христово). У греков просфоры стали не только печь сами христиане, но и покупать на торжищах для принесения в церковь. На Руси же сформировался обычай выпечки просфор непосредственно при храмах, во избежание неправильного их приготовления. Их изготовляли специально благословленные люди, мужчины и женщины, которых называли просвирниками и просвирницами (проскурницами). К этим людям были особые требования: они должны были вести целомудренную жизнь, либо в законном христианском браке, либо полностью безбрачную. Святой Стоглавый Собор, бывший в Москве в 1551 году, свидетельствует о традиции, чтобы просвирницами были благочестивые престарелые вдовицы, у которых уже прекратились «женские болезни». Во времена оскудения веры и чистоты жизни христиан, после церковного раскола XVII века, бывали случаи, когда по великой нужде допускались к печению просфор и замужние женщины или девицы, если не получалось найти подходящей престарелой вдовицы. Об этом писал, в частности, святитель Арсений Уральский в одном из своих писем (Епископ Арсений Уральский. Оправдание Старообрядствующей Церкви Христовой. Письма. — М.: Китеж. 1999. — С. 240).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий