Три условия служения Литургии

Священник Павел Адельгейм

священник Павел Адельгейм

«Собираясь совершать божественное тайнодействие, священник должен прежде примириться со всеми и не иметь ни на кого обиды. Сердце хранить от лукавых помыслов, воздержаться с вечера и трезвиться даже до времени священнодействия».


Служебник «Чин священныя и божественныя литургии, бываемый тако в великой церкви и во святой горе» Москва 1893 г. стр.1.

Приглашая священника к служению Божественной Литургии, Служебник указывает три условия, необходимые для стяжания душевного мира в служении:
1. Примириться и не иметь ни на кого обид.
2. Воздержаться с вечера до времени служения.
3. Хранить целомудренным своё воображение.

1. Необходимость примирения
2. Психология конфликта
3. Подвиг покаяния
4. Подвиг прощения
5. Свобода примирения
6. Порабощение взамен примирения
7. Проблема врага
8. Выбор
9. Плоды примирения
1. Необходимость примирения

«Возлюбим друг друга, да единомыслием исповедуем Святую Троицу, единосущную и нераздельную».

Примирение является первым условием любви. Размолвки бывают между любящими друг друга мужем и женой, родителями и детьми. Если они приводят к разрыву, если у обоих опустело сердце, неважно кто виноват. Причины размолвок редко бывают принципиальными. Чаще мы ссоримся по пустякам. А затем в «свои права» вступает самооправдание, сокрушая любовь. «Солнце да не зайдет во гневе вашем». К примирению необходимо спешить, пока не зашло солнце. Если оно видело вашу ссору, пусть увидит примирение. Если конфликт не завершается примирением, мы теряем друг друга, как слёзы. Молитвы перед Причастием призывают:
«Хотяй, человече, ясти Тело Владычне, первее примирися тя опечалившим»*.

2. Психология конфликта.

Камнем преткновения становится самолюбие, убеждённое в «очевидной правоте». Другой всегда виноват больше, потому что он – «другой». В жертву Молоху самооправдания мы приносим дружбу и любовь. Ссоры уходят корнями в древний конфликт человека с Богом. Согрешив, Адам и Ева услышали голос Бога, ходящего в раю. И скрылся Адам и жена его от Бога между деревьями рая. И позвал Господь:
— Адам, где ты? Он ответил:
— голос Твой я услышал в раю, и скрылся, потому что я наг. И спросил Бог:
— кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе?

Адам мог бы сказать: «Прости меня; я нарушил заповедь и съел запретный плод». Адам отвечает иначе:

— жена, которую Ты мне дал, она дала мне, и я ел. Признавая поступок, Адам отказывается от ответственности, обвиняя жену и Бога. Бог спросил жену:

— почему ты так сделала?
— змей обольстил меня, и я ела.

Признавая свой поступок, Ева обвиняет змея. В обоих ответах узнаётся характерный признак греха: признание факта и отрицание вины. Семейный конфликт возникает из самооправдания. Одна сторона обвиняет:

— ты сделала то, и то, и то. Другая сторона, не отрицая указанных поступков, не признаёт свою вину и отвечает встречным обвинением:
— а ты сделал то, и то, и то. Конфликт заходит в тупик. Нужно признать свою вину. Обвинение должно быть принято и оценено. Признание вины устраняет конфликт.

«Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех». Это значит: не допусти меня лукавыми словами отрицать свою вину. Примирение начинается с признания вины. Кто-то должен сделать первый шаг. Другая сторона тоже признает свою вину и попросит прощения.Примирением мы возвращаем тех, кого потеряли. Христос призывает нас погасить конфликт примирением: «мирись с соперником твоим скорее».Для примирения необходимы два поступка:попросить прощения и простить.

3. Подвиг покаяния.

Раскаяние является защитной реакцией здоровой души и трезвой совести. Сожаление о причинённой обиде защищает от ненависти, овладевающей сердцем. Если обидчик не признаёт свою вину, его совесть оправдывает не раскаянность и порождает «комплекс вины». Лукавая совесть оправдывает себя, проецируя вину на обиженного. Нераскаянность изменяется в обиду и легко находит причины для самооправдания. Признав самого себя обиженным, обидчик позволяет себе гнев, неприязнь, ненависть к обиженному. Обидчик винит его в провокации, недоброжелательстве, тайном умысле. Комплекс вины выстраивает стенку отчуждения. Такова психология нераскаянной вины. Разрушить эту стенку со стороны обидчика может только покаяние. Есть простое средство погасить конфликт. Разумная мать учит своё дитя с первых шагов жизни: признай свою вину и попроси прощения. Увы, эту задачу трудно исполнить.

Почему трудно сказать волшебное слово «прости»? Чтобы признать вину-«прости меня», – приходится смириться. Смирение требует мужества. Это подвиг для сильных духом. Слабый не переступит через себя, через своё самолюбие и не попросит прощения. Для победы над собой не хватает мужества.

4. Подвиг прощения.

Обиженность тоже имеет свою психологию. Если тебя обидели, досада обжигает сердце и жаждет мести. Обидчивость является одной из греховных страстей. Обидой можно упиваться, как вином, до опьянения. Переживая несправедливость, иногда надуманную, обиженный растравляет свою досаду, ищет удовлетворения, придумывает планы мести. Не прощенная обида ожесточает и разъедает душу, как ржавчина. Возникает «комплекс обиды» и выстраивает вторую стенку отчуждения. Между обидчиком и обиженным возникают два средостения, два препятствия к примирению. С одной стороны строит стенку нераскаянная вина. С другой стороны строит стенку неутолённая обида.

Для прощения нужно иметь великую душу, способную вместить и понести чужую вину. «Христос есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею… примирив обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем». Примирение — подвиг. Он называется «великодушием». Простить — означает пойти на риск и ещё раз довериться. Легко простить те мелочи, которые не затронули наше самолюбие, не задели нас глубоко. Мы часто слышим извинения воспитанных людей, которые нас нечаянно толкнули или причинили другое незначительное беспокойство. Но забыть то, что болезненно волновало и мучило, что переживалось, как открытая рана, что возмутило наш внутренний мир, отчего мы то задыхались в негодовании, то в отчаянии ломали руки, то долго и безутешно плакали; что вызывало краску стыда на наших щеках за своё унижение– забыть всё это, вычеркнуть из памяти — это область подвига, путь евангельского совершенства. Вечным примером прощения перед нами стоит Христос. Он принял чужую вину и вознёс на крест. Гвозди пронзили Его руки и ноги. С других крестов раздавались крики отчаяния или проклятия.С Его креста раздалась молитва:«Отче, отпусти им, не ведают что творят».

Вражда убита на кресте. С тех пор нет вины, которую нельзя простить кающемуся. Таинство прощения в том, чтобы примириться с обидчиком, не желать ему зла. В таинстве прощения совершается чудо. Враг преображается в друга, которому мы желаем и делаем добро. Через прощение христианин уподобляется Христу:«будем подобны Ему».

5. Свобода примирения.

Преодолеть разделение можно только общими усилиями. Примирение разрушает две преграды. Каждый должен разрушить стенку со своей стороны. Обидчик должен осознать вину и сказать: прости! Одна стенка будет разрушена. Обиженный должен преодолеть свою обиду и простить, чтобы другая стенка была разрушена. Господь призывает «прощать от всего сердца своего брату своему согрешения его».

А если обидчик не просит прощения? Возможно ли его простить? Требуя прощать от всего сердца, Господь указывает условие, без которого прощение не состоится: «Если покается, прости ему. И если семь раз в день согрешит против тебя, и семь раз в день обратится, и скажет: «каюсь», — прости ему» .

Слово «каюсь» определяет нравственную позицию. Оно выражает согласие, которое нельзя вынудить. В основе примирения лежит свобода. Если человек не кается, ни Бог, ни человек не могут подарить ему прощение. Если грешник отказывается от покаяния, Бог не связывает его свободу прощением. Человек остаётся свободным и не прощённым. Кто не просит прощения, не сможет его оценить и принять. Все пророки, Иоанн Предтеча, Иисус Христос настойчиво призывают к покаянию:«покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное». Они призывают, но не принуждают. Выбор делает сам человек. Отказ от покаяния ведёт к разрыву взаимоотношений: «если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобой и им одним; если послушает тебя, то приобрёл ты брата твоего. Если же не послушает, возьми с собой ещё одного или двух, дабы устами двух или трёх свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то будет тебе, как язычник и мытарь». Отказ простить разрывает взаимоотношения — с кающимся и с Богом. Отказавшийся простить нарушил заповедь Христа и чужд Церкви. Кто не кается – не христианин. Кто не прощает — не христианин.

6. Порабощение взамен примирения.

Новый Завет и церковное предание указывают одно условие примирения: «скажет «каюсь», — прости ему»*. Других условий или форм для прощения Церковь не требует. Когда примирение обещают под условием унижения: требуют валяться в ногах, ползти на животе и публично себя охаивать – это шантаж. Примирение нельзя использовать для унижения и порабощения личности. Во имя примирения грех требовать отречения от веры, от своих убеждений, от человеческого достоинства:«не делайтесь рабами человеков». Христианское примирение может иметь только одну цель: взаимное взыскание любви. Плач о грехе выражает духовную нужду. Если он выражает страх или корысть, то превращается в ханжество. Это не христианское покаяния, а манихейское принесение в жертву человеческого достоинства. Прощение не продают, а даруют. Иначе оно теряет нравственную ценность. Это будет не прощение, а возмещение морального ущерба, то есть не нравственный, а правовой акт. Подлинная безмерность вины перед Богом подменяется фальшивой безмерностью вины перед человеком. Вина имеет предел. Евангелие не позволяет отказать просящему в прощении. «Облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы».

7. Проблема врага.

«Любите врагов ваших».

Может ли христианин иметь врагов? Может, если Христос Спаситель заповедал: «любите врагов ваших». Как понимать слово «враг»? По определению В. Даля, «недоброжелатель»- человек, который желает мне зла, старается причинить неприятности и злорадствует, когда со мной случается несчастье. Христианин может иметь врагов, но сам не может быть врагом никому. Отношение к другому — другу или врагу, — которое заповедал Бог, называется любовью: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас»

Кто любит и прощает, не может быть врагом. Понятие «враг» в словах Христа Спасителя выражает одностороннее, а не взаимное отношение. Христианин может иметь врагов, но сам никому врагом быть не может. Царь Соломон заповедует отношение к врагу:«Если голоден враг твой, накорми его хлебом, и если он жаждет, напой водою»

В чём смысл доброжелательности к врагу? Желая человеку зла, мы противоборствуем Богу, Который «послал Сына Своего, да спасется Им мир» 3* Христианин должен содействовать Богу в спасении каждого человека. Мы должны желать, чтобы человек становился лучше, а не хуже. Жития святых Никифора и Саприкия, Тита и Евагрия выражают церковную традицию: благодать Божия оставляет тех, чьё сердце затаило месть и не умеет прощать.

8. Выбор.

«Жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь»*.

Накануне Великого поста Церковь учредила «прощеный день». Христиане просят прощения друг у друга, чтобы Бог принял их воздержание и трезвение в благоприятную жертву. Без примирения не может быть прощения грехов и спасения. Об этом свидетельствует церковное предание.

В городе Антиохии жили Никифор и пресвитер Саприкий. Искуситель посеял вражду межу ними. Придя в себя, Никифор раскаялся и просил прощения у Саприкия. Но Саприкий был неумолим. Римский император Валериан начал гонение против христиан. В 257 г. пресвитер Саприкий предстал перед судом. Он исповедал веру во Христа, претерпел истязания и был приговорён к усечению мечом. Когда Саприкия вели на казнь, Никифор со слезами умолял о прощении: «Святой мученик Саприкий, ты готовишься предстать перед Господом и принять от него венец жизни вечной! Прости меня и дай мне последнее целование мира». Саприкий ожесточился сердцем и не захотел простить его. Благодать, укреплявшая его в истязаниях, отступила. Достигнув конца подвига, он вдруг испугался смерти и принёс жертву идолу. Никифор, напротив, исполнился дерзновения, исповедал Христа, был обезглавлен и воспринял мученический венец Саприкия. Аналогичную историю передаёт Киево-печерский патерик в житии преподобных Тита и Евагрия.

7. Плоды примирения.

Оба повествования не сообщают причину и виновника конфликта. Это детали, несущественные для примирения. Духовная задача не в том, чтобы «выяснить отношения» и «восстановить справедливость», а в том, чтобы примириться. Покаяние, прощение и примирение осознаны в церковном предании, как жизнь в Боге. В ожесточённом и озлобленном сердце не пребывает Святой Дух. Примирение требует обоюдного прощения. Обидчик просит прощения за причинённую обиду. Обиженный должен простить обиду и забыть. Разрешить конфликт можно по принципу справедливости: кто виноват?
Всякий конфликт имеет одну из причин: «я обидел его», «он обидел меня». Чаще бывают виноваты обе стороны. Первый шаг делает не тот, кто больше виноват, а кто больше любит. Слова «прости, я каюсь» и слова «Бог простит тебя, как я прощаю» — обладают силой, исцеляющей душу. Они возвращают совести трезвую самооценку, а сердцу утешение и сочувствие. Признание вины отрезвляет совесть. Прощение вины окрыляет душу. Два человека, преодолевшие взаимную неприязнь и протянувшие руки навстречу друг другу, одерживают нравственную победу. Восстанавливая общение, они решают не только свою частную проблему. Примирение — не только восстанавливает отношения. Примирение выражает нравственную позицию: «Христос посреди нас».

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий