Архипастырские послания и письма епископа Гомельского Тихона (Шарапова) из заключения и ссылки (июль 1925 – август 1926 г.)

6. Письмо протоиерею Владимиру Бутоме от 19 января 1927 г.

 Марии Адамовне КИРИЛЕНКО                                                                                                                                                                                                      Копия

Гомель, ул. Щедрина № 6                                                                                                                                                                                  22-го января 1927 года.

Мир Божий и благословение Вам, Мария Адамовна.
Просим передать письмо о. Владимиру БУТОМЕ24. Привет и благо-
словение всем верующим. ЕТГ.

О. Владимиру БУТОМЕ – Преображенская Церковь

22-го января – 4-го февраля 1927 года.

 Дорогой батюшка Отец Протоиерей.

Мир Вам. С большой радостью услышали мы добрые вести о пастырском деянии Вашем и молим Бога, да поможет Вам в дальнейшем быть столько же ревностным и мудрым служителем. Слова «дние лукави ныне» потребно нам подразумевать лукавые действия Вемара и… не дремать. Враги Божии проявляют большую активность словом и печатью распространяя своё безумие. Но, право, не трудно с помощью Божьей поразить их – их собственным оружием. Посылаю Вам свою библиографическую заметку «Антирелигиозное». Прочтите ее в кругу пастырей, интересующихся лучшей постановкой проповеди, в смысле ответа о своём уповании на животрепещущие вопросы современности. Передайте Мой привет Вашим сослуживцам, церковному совету и всей общине. Буду рад получать от Вас сообщение о жизни прихода. Заметку можно давать для списывания, как это делают с ней в Москве.

Божие Вам благословение.

Тихон, Епископ Гомельский.

 Адрес мой: Кзыл-Орда, Епископу Тихону ШАРАПОВУ. В Чимбай.

24.  Бутомо Владимир Петрович (1879–1937) – протоиерей. Выпускник Могилёвской духовной семинарии. В 1907 г. рукоположен во иерея. С 1910 г. настоятель Гомельского Свято-Николаевского храма, а к 1927 г. настоятелем Гомельского Спасо-Преображенского храма. В 1927 г. по обвинению в «антисоветской агитации» и получении «контрреволюционных посланий» от епископа Гомельского Тихона (Шарапова) приговорён к 3 годам высылки в Восточную Сибирь. В 1933–1936 гг. работал чернорабочим. В 1937 г. обвинён в причастности к «гомельской контрреволюционной организации церковников» и приговорён к высшей мере наказания. Расстрелян 1.11.1937. Реабилитирован.

Архипастырские послания и письма епископа Гомельского...

 

Вниманию Пастырей Гомельщины                                                                     Только для верующих.

НОТА БЕНЕ

Пребывая в местах не столь отдалённых (всего каких-нибудь пять тысяч верст пути) и пользуясь относительным досугом, мы, по долгу своего звания, знакомились с современной советской антирелигиозной литературой и нисколько не сожалеем о времени, потраченном на просмотр тех изданий «Безбожника», что попали нам в руки.

При этом, неизменно, как в известном анекдоте о философском камне, вспоминается разговор с одним крупным и влиятельным «попоедом» и гонителем Церкви, имевший место в Москве года два тому

назад. Наш собеседник хвастался значительным влиянием на широкие массы безбожных изданий и в частности их огромным тиражом.

Против тиража субсидировавшихся в то время изданий возражать было, разумеется, бесполезно, но относительно влияния и даже просто раскупаемости «Безбожника» мы не могли и не хотели скрыть от

нашего собеседника того, что нам было совершенно достоверно известно, а именно: когда безбожные плакаты и брошюры щедрою рукою рассыпались бесплатно –их принимали с признательностью, отчасти по принципу, что «в хозяйстве и бумажка пригодится», перефразируя известное изречение Гоголевского Осипа, а иногда для целей антибезбожных, как это было, например, лично с нами в 1922 г., когда нам предложили целый пук такой, с позволения сказать, «литературы» в музее Наркомздрава (Петровка 14) при св. мощах Виленских мучеников и Св. Иоасафа Белгородского (тогда в музее еще не было Св. мощей Феодосия Черниговского и Феодосия Тотемского, помещённых туда позднее). Не лишено некоторой пикантности то курьёзное обстоятельство, что научно-религиозную пропаганду при Св. мощах или, как их в музее называют, при «мумифицированных трупах» (просят с мавзолеем не смешивать) вела женщина сама, нам лично рекомендовавшая, как «домашняя прислуга» до очевидности ясно, что «за все» –в своём дореволюционном прошлом.

Когда мы посетили музей ровно три года спустя, нас встретила все та же «домашняя прислуга за все», но безбожной литературы при этом она нам уже больше не предложила, ибо, по её словам, музей был

уже переведён не то на «себестоимость», не то «самоокупаемость» и  средств на мумифицированную пропаганду тогда уже не отпускалось. Что же касается раскупаемости, то вот факт.

Нам известен один из крупнейших западных городов Союза со стотысячным населением, треть которого –фабричные и заводские рабочие. Так вот туда, на весь город, высылались всего 4 экз. «Безбожника», из них один в редакцию местной газеты на правах обычного обмена изданиями, два в клуб авансом бесплатно и, наконец, четвёртый и единственный покупался иногда духовенством, в противном случае экземпляр сдавался киоском обратно. И, кроме того, Ваш «Безбожник», говорили мы Зевсу, такое низкопробное и хулиганское зубоскальство, что даже если Вы будете издавать не один, а тысячу один подобный журнал, то в целях расшатывания религиозных устоев такая «заборная

литература» совершенно не страшна. Больше того, если такой попадет в деревню или руки подлинного (не для стажа) рабочего, то эффект получится всегда диаметрально противоположный тому, на какой рассчитывали издатели. По их адресу посылается такой сочный ле «мат», какой, по свойственной поэтам душевной чуткости, предсказал от имени крестьян покойный Есенин Демьяну Бедному за его хулиганский выпад против Евангелия. Выслушав от Вас всё это и ряд других, не менее горьких, истин с довольно кислой миной, Лубянский олимпиец изрек: может быть. Но мы уже предрешили издание антирелигиозного органа на научных основах. Мы поведём с Вами идеологическую борьбу во

всеоружии современного знания и для того мобилизуем лучшие авторитетные силы.

 

24.  Бутомо Владимир Петрович (1879–1937) – протоиерей. Выпускник Могилёвской духовной семинарии. В 1907 г. рукоположен во иерея. С 1910 г. настоятель Гомельского Свято-Николаевского храма, а к 1927 г. настоятелем Гомельского Спасо-Преображенского храма. В 1927 г. по обвинению в «антисоветской агитации» и получении «контрреволюционных посланий» от епископа Гомельского Тихона (Шарапова) приговорён к 3 годам высылки в Восточную Сибирь. В 1933–1936 гг. работал чернорабочим. В 1937 г. обвинён в причастности к «гомельской контрреволюционной организации церковников» и приговорён к высшей мере наказания. Расстрелян 1.11.1937. Реабилитирован.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий