Бесѣда на Рождество Христово

Свт. Григорій Неокесарійскій (†ок. 266 г.)

1. Великое и дивное зримъ нынѣ, братія, таинство: пастыри приносятъ сынамъ человѣческимъ торжественныхъ вѣстниковъ, именно, не со стадами собесѣдуя на холмахъ и не въ долинахъ свиряя овцамъ, но въ городѣ Давидовомъ Виѳлеемѣ воспѣвая духовныя пѣсни; въ вышнихъ поютъ ангелы и архангелы пѣнія приносятъ; небесные херувимы возвѣщаютъ хвалы и серафимы славу Божію, воспѣвая «святъ».

Всѣ вмѣстѣ совершаютъ радостный праздникъ, видя Бога на землѣ и человѣка на небеса подъятаго. Дольніе Божіимъ промышленіемъ подъемлются на высоту, и высокое, по любви къ людямъ, склоняется къ дольнему, такъ какъ Вышній Своимъ уничиженіемъ возноситъ смиренныхъ на высоту (Лук. 1, 52).

2. Въ этотъ день великаго праздника Виѳлеемъ становится подобнымъ небу, поелику вмѣсто сіяющихъ звѣздъ, гостепріимно принялъ ангеловъ, воспѣвающихъ славу, и, вмѣсто видимаго неба, безконечное и неизмѣримое Солнце правды, содѣлавшись способнымъ содержать въ себѣ все это. Но кто дерзнетъ изслѣдовать, каково и сколь важно значеніе столь великаго таинства? Ибо чего хочетъ Богъ, тому не въ силахъ воспрепятствовать твореніе. Итакъ, Богъ восхотѣлъ, снисшелъ, совершилъ спасеніе людей, и не изнемогъ, поелику жизнь всѣхъ тварей зависитъ отъ воли Божіей.

3. Въ этотъ радостный день Богъ пришелъ на рожденіе; въ, этотъ день великаго измѣненія Богъ содѣлался тѣмъ, чѣмъ не былъ, поелику былъ Богомъ и содѣлался человѣкомъ, не отлучившись отъ Божества. Онъ не лишился Своего естества, ибо, содѣлавшись человѣкомъ, пребылъ Богомъ. Возрастая и достигая наивысшей степени [совершенства], Онъ, однако, возвысился до божественности не посредствомъ человѣческой добродѣтели, какъ если бы кто изъ человѣка сдѣлался Богомъ. Но, хотя Онъ былъ Словомъ, чуждымъ страданій, Онъ содѣлался плотью и явился не измѣненнымъ, не инымъ содѣлавшимся и не утратилъ, естества, которымъ обладалъ.

4. Родился въ Іудеѣ Царь новый, и іудеи отвергли новое и дивное рожденіе, въ которое увѣровали язычники. Фарасеи правильно не истолковали книгъ закона и пророковъ; книжники и законники высказывали взаимно противорѣчащія утвержденія. Иродъ пытался развѣдать о новомъ и полномъ таинства рожденіи не затѣмъ, чтобы оказать царю почести, но чтобы изъять его изъ среды живыхъ.

5. Въ этотъ великій день мы видимъ величайшія дивныя дѣла: цари, снявши съ себя вѣнецъ, покланяются царю, ниспосланному съ неба, знающему высшія чудеса, происшедшему отъ законныхъ царей, содѣлавшемуся младенцемъ, ласками согрѣтому въ объятіяхъ Дѣвы. Тотъ, кто, оставивши ангеловъ, архангеловъ, престолы, господства, силы, стражи и всѣхъ огненныхъ духовъ, одинъ только, вступивши на новый путь, пришелъ изъ неповрежденной и безсѣменной утробы, творецъ всего, востокъ, имѣющій просвѣтить землю, не покидая осиротѣлыми ангеловъ или, содѣлавшись человѣкомъ, не отпадая отъ Божества, какъ изгнанный.

6. Всѣ другіе цари оказываютъ славу и честь небесному царю; вождю воинствъ воины приносятъ мольбы и прошенія; жены почитаютъ сына жены, поелику онъ сдѣлался радостью для женъ, и дѣвы прославляютъ Дѣву, поелику чрезъ нее дѣвство восприняло благословеніе, и съ удивленіемъ говорятъ Маріи: «откуда у тебя само собою струится молоко, у тебя, которая дѣвственными и сверхъ ожиданія истекающими сосцами дивно вскармливаетъ молокомъ младенца»? Новою пѣснью дѣти ссущіе восхваляютъ рожденнаго младенца, поелику изъ устъ питающихся млекомъ младенцевъ и ссущихъ ты теперь именно совершилъ хвалу (Псал. 8, 1). Дѣти одного и двухъ лѣтъ восхваляютъ младенца, мучениками коего они сдѣлались, вслѣдствіе зависти и гнѣва Ирода, который, будучи охваченъ яростью, умертвилъ дѣтей. Люди прославляютъ Бога, содѣлавшагося человѣкомъ, который достигъ совершеннаго возраста, и своей благостью исцѣлилъ язвы Адама, пастыри — крѣпкаго пастыря, который пришелъ взыскать погибшихъ и который возвратилъ тѣхъ, которыхъ обольстилъ сатана, душу свою полагая за овецъ (Іоан. 10, 11), священники — первосвященника, который, пришедши по чину Мелхиседекову, вошелъ во святыя святыхъ и сдѣлался первосвященникомъ на вѣки, рабы — того, который принялъ образъ раба и обрѣтенъ былъ какъ человѣкъ (Флп. 2, 7), чтобы насъ искупить отъ рабства, рыбари — рыбаря изъ рыбарей, который избралъ изъ народа рыбарей нѣмыхъ рыбъ и, обративши ихъ, сдѣлалъ рыбарями людей, мытари — того, кто мытарей превратилъ въ евангелистовъ, наконецъ, грѣшники — того, кто отпускаетъ грѣхи и кто принялъ слезы любодѣйцъ.

7. Я же, такъ какъ смотрю не на вѣнецъ на головѣ, не на трубу, не на цитру, не на оружіе, не на мечъ, не на украшеніе на лицѣ, не на факелы; не на свѣтильникъ для сопровожденія; но, напротивъ, такъ какъ вижу маловажное на взглядъ и неприкрашенное воспѣваніе Христа, побуждаюсь къ восхваленію. Ясли безсловесныхъ животныхъ и младенческія пелены, я разсматриваю какъ звучную цитру, какъ трубу, играющую пѣсни, какъ занимающія мѣсто свѣтильника, какъ свѣтъ, служащій Господу. Что я въ силахъ сказать о свѣтильникахъ и факелахъ? Но по истинѣ Онъ есть надежда и жизнь, Онъ же — спасеніе, Онъ же — благость, Онъ же залогъ Царства небеснаго. Его самого нося, я предложу, да достигну силы, чтобы говорить съ ангелами небесными: слава въ вышнихъ Богу, и съ виѳлеемскими пастырями свиряющими принести радостную хвалу: и на земли миръ для людей благоволенія (Лук. 2, 14).

8. Рожденный отъ Отца, въ своей ипостаси и въ своемъ существѣ неизреченный, днесь, неизреченнымъ и неизслѣдимымъ образомъ, раждается ради насъ. Тогда Онъ родился по своему существу, не отдѣлившись отъ Отца; теперь раждается отъ Дѣвы ради нашего спасенія, но не по Своему естеству [1]. Неизреченное рожденіе, которое было прежде вѣковъ, знаетъ только Тотъ, Кто родился; рожденіе нынѣшнее, которое не по естеству, знаетъ только благодать Святаго Духа; но первое рожденіе — истинное, а послѣднее — рожденіе въ уничиженіи — твердое и вѣрное. Богъ отъ Бога родился; Онъ же есть человѣкъ и отъ Дѣвы воспринялъ плоть. Въ вышнихъ, отъ единственнаго Отца единственный, есть единородный Сынъ единаго Отца; въ уничиженіи есть единственный отъ единственной Дѣвы, единородный Сынъ единой Дѣвы; и подобно тому, какъ въ первомъ рожденіи нѣтъ мѣста для поношенія, такъ какъ безъ посредства и безъ отдѣленія родился отъ Отца нераздѣльный и неотдѣлимый; подобнымъ образомъ и въ послѣднемъ рожденіи нѣтъ мѣста для нечестія, такъ какъ Онъ родился безъ истлѣнія, чистый сохраняя чистую. Богъ не потерпѣлъ болѣзней божественно раждая Бога, и Дѣва не потерпѣла истлѣнія, поелику духовнымъ образомъ родила духовнаго. Первое рожденіе неизъяснимо, и послѣднее недоступно для испытанія. Первое не совершилось съ страданіемъ, послѣднее не произошло нечистымъ образомъ. Мы знаемъ, что днесь родила Дѣва, и вѣруемъ, что она родила Того, Кто есть отъ Отца вѣчности. Но я вовсе не надѣюсь изъяснить, каковъ образъ рожденія; словами изслѣдовать я не пытался, и не имѣю твердой увѣренности, что достигну мыслью, поелику естество Божіе не подпадаетъ наблюденію, мыслью не постигается, жалкимъ разумомъ не воспринимается: должно же вѣровать силѣ Его дѣлъ. Законы тѣлеснаго естества извѣстны: когда женщина вышла замужъ, она зачинаетъ и раждаетъ сына согласно съ закономъ брака; когда же незамужняя дѣва чудесно раждаетъ сына, оставаясь даже и тогда дѣвою, то [это] дѣло выше естества тѣла. Будемъ изслѣдовать дѣла, которыя происходятъ согласно тѣлесному естеству, но будемъ молчать о дѣлахъ, которыя превыше естества: не потому, чтобы мы боялись, но потому, что дѣло неизреченно, — будемъ молчать, чтобы молчаніемъ почтить добродѣтель, достойную чести, и чтобы, преступивъ мѣру, не лишиться небесныхъ даровъ.

9. Что реку или что возглаголю? Обращу ли взоры на Дѣву — родительницу? Направлю ли вниманіе на новое и чудесное рожденіе? Разсматривая дивный образъ рожденія, предамся созерцанію, поелику побѣждается естество и нарушаются обычные законы вещей. Гдѣ воля Божія, тамъ открывается новое и дивное дѣло, поелику [и] новыя вещи совершаются согласно съ природой всѣхъ тѣлесныхъ вещей. И эти дивныя дѣла по своему естеству ни чуть не болѣе дивны; такъ какъ природа недѣятельна, то ничего не можетъ случиться по ея волѣ, и дивны всѣ дѣла Господни, которыя Онъ восхотѣлъ.

10. О неизреченное и неизслѣдимое таинство! Тотъ, Кто прежде міра былъ Единороднымъ, неосязаемый, простой, безтѣлесный содѣлался тѣлеснымъ, пришелъ и облекся въ тлѣнное тѣло, чтобы осязательно явиться. Ибо какимъ образомъ, если бы Онъ не былъ видимымъ, Онъ научилъ бы соблюдать ученіе и привелъ къ невидимому? Онъ явно былъ видимъ, чтобы видимое перенести къ невидимому. И поелику люди, считая глаза вѣрнѣе ушей, вѣрятъ тому, что видятъ, тогда какъ относительно того, чего не видятъ, сомнѣваются, то Богъ восхотѣлъ быть видимымъ по тѣлу, чтобы разрушить и ниспровергнуть сомнѣнія не вѣрующихъ. Онъ восхотѣлъ родиться отъ Дѣвы, не для того, чтобы научить Дѣву относительно вещей, въ которыхъ она не должна была соучаствовать, поелику важности этихъ вещей дѣва не сознавала, — и это таинство есть неизреченное дѣло [высшей] силы, почему (сама Дѣва) спросила Гавріила только объ одномъ: Какъ будетъ это, поелику я не знаю общенія съ мужемъ? И вотъ, она получила истинный отвѣтъ: Духъ Святый найдетъ на Тебя и сила Всевышняго осѣнитъ Тебя (Лук. 1, 34). Но какимъ образомъ Слово, Которое было отъ Бога, потомъ было отъ Дѣвы? Это — чудо, недоступное изслѣдующему. Ибо какъ мудрый золотыхъ дѣлъ мастеръ, нашедши металлъ, дѣлаетъ по своимъ надобностямъ сосудъ, какой ему нравится, такъ поступилъ и Христосъ и, обрѣтши Дѣву, святую по духу и по тѣлу, изъ нея принялъ одушевленное тѣло, сообразное съ Своими намѣреніями, напередъ представляя Себѣ совершенное тѣло, какъ бы надѣтое на Себя.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий