Беседа о молитве, часть 14-я

Продолжение. Начало Здесь

Монах Константи

Что такое покаяние?

Монах Константин. Беседа о молитве Что делать, если покаянные молитвы не рождают покаяния?
Что такое «сухая молитва» и как избавиться от нечувствия сердца?

 

— Что такое покаяние?

     - Преподобный Иоанн Лествичник определяет покаяние следующим образом:

«Покаяние есть возобновление крещения.
Покаяние есть завет [т.е. договор] с Богом об исправлении жизни.
Покаяние есть купля смирения.
Покаяние есть всегдашнее отвержение телесного утешения.
Покаяние есть помысл самоосуждения и попечения о себе, свободное от внешних попечений.
Покаяние есть дщерь надежды и отвержение отчаяния.
Кающийся есть непосрамленный осужденник.
Покаяние есть примирение с Господом чрез совершение благих дел, противных прежним грехам.
Покаяние есть очищение совести.
Покаяние есть добровольное терпение всего скорбного.
Кающийся есть изобретатель наказаний для себя самого.
Покаяние есть крепкое утеснение чрева, уязвление души в глубоком чувстве».

(«Лествица», Слово 5, 1).

     — Ну, а что делать, если мы не имеем ни покаяния, ни правильного (т.е. духовного) образа мыслей?

— Тогда об этом нужно молиться: «Научи меня, Господи, каяться! Научи исправляться! Научи творить Твою святую волю, а не мою!»

Однако первое, с чем мы столкнемся при таком образе действий — это то, что молитва наша негодная: рассеянная, бесчувственная. Читаем, например, 50-й псалом, а получается, что только название у него «покаянный», а покаяния-то в душе нет. Молитва, данная нам Самим Господом нашим Иисусом Христом — «Отче наш» — тоже читается «кое-как», без полного осознания. Также и «Богородице, Дево, радуйся», и другие важнейшие молитвы, не говоря уж обо всем остальном. Что же тогда делать?

Как говорит преподобный Исаак Сирин: «Если хочешь насладиться псалмопением, тогда совершенно отставь в сторону количество, а говори слова псалмов как от себя. Молись из своего состояния, в котором ты находишься в данный момент». «Положи пред собою твоего мертвеца и вопий ко Господу, оплакивая его», — сказал некто из Отцов.

—   Конечно, сразу же встает вопрос: а как это сделать, если к тому нет никакого навыка?

Здесь можно сказать вот что. Для того, чтобы наша молитва была приятна Господу и нам спасительна, прежде молитвы должно приготовиться к молитве. Каждый это делает по-своему.

   — Почему?

— Потому что у каждого человека есть свои особенности. Один, к примеру, скоро приходит в умиление, а другому, чтобы привести себя в подобающее состояние, требуется приложить много усилий. Как в свое время говорил некий человек: — Я только зайду в келью и стану пред святым углом — у меня сразу же льются слезы, и я благодарю Господа за то, что у меня есть теперь возможность отрешиться от суеты". Другой же, наоборот, говорит: «Я становлюсь на молитву и никак не могу собраться: мысленные образы — что видел, что слышал в течение дня — захлестывают меня, и я никак не могу прочитать свое правило более-менее внимательно». У третьего могут быть еще какие-то особенности. Поэтому я и говорю, что каждый готовится к молитве по-своему.

А тому человеку, который этому еще не научился, будет полезно представить себе, что он находится в опасных жизненных обстоятельствах (к примеру, ему сейчас предстоит опасный вылет с аэродрома в районе военных действий или в бушующую непогоду). И вот сейчас он заходит в телефонную кабинку для, может быть, последней беседы с самым дорогим человеком, и хочет о чем-то его попросить — о самом важном для себя.

С таким настроем, на минутку отбросив и забыв все суетное, в уши Божии он говорит:

Отче наш — подразумевая то, что Господь, как самый любвеобильный Отец, заботится и промышляет обо всех нас.

Иже еси на небесех — понимая Его надмирность, что Он — Вездесущий и Всемогущий, Всепремудрый и Всеблагий. И если мы имеем такого Отца, то нам нечего бояться и смущаться, а только усерднее нужно призывать Его на помощь.

Да святится имя Твое — дополняя мысленно это изречение словами «…в сердце моем, дабы я с верой, страхом и любовию произносил его», — с осознанием того, что если Бог в нас, то кого убоимся?

Да приидет Царствие Твое — дополняя мысленно «…в душу мою», — с осознанием, что это нам необходимо для того, чтобы преобразоваться в новую тварь (т.е. творение Божие), обновиться Духом Святым и научиться жить чисто и богоугодно.

Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли — дополняя мысленно «…во всем существе моем (дабы я сопротивлялся страстям моим и исполнял заповеди Твои), а также во всех внешних обстоятельствах моих», — с осознанием своей всецелой преданности в благую волю Божию, как слышим в храме на ектениях: «…сами себе и друг друга и весь живот наш [жизнь временную и вечную] Христу Богу предадим». То есть всю нашу жизнь, со всеми ее обстоятельствами, со всеми радостями и скорбями, мы предаем в святую волю Божию. Да будет во всем так, как Он хочет.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь — дополняя мысленно «…и оживи душу мою, ибо только Духом Святым всяка душа живится», — с осознанием того, что если мы, по заповеди, прежде всего будем искать Царствия Небесного внутри нас, то все остальное, потребное нам для тела, приложится Промыслом Божиим.

И остави нам долги наша — дополняя мысленно «…все ведомые и неведомые», — с осознанием, что мы просим простить нам все грехи от раннего детства до настоящего часа. И не только грехи, но и долги, т.е. потерю различных даров Божиих (телесных и духовных).

Якоже и мы оставляем должником нашим — дополняя мысленно «…всем все без исключения», — с осознанием того, что мы прощаем всем нашим обидчикам все самое оскорбительное, чтобы и нам Бог простил самые неудобопростительные грехи. Также радуемся тому, что у нас имеются случаи кому-то что-то простить и таким, самым легким образом, получить (исходатайствовать себе) прощение своих собственных грехов.

И не введи нас во искушение — дополняя мысленно «…от борющих нас бесов и страстей», — с осознанием того, что вся наша жизнь — это непрерывная цепь искушений (т.е. испытаний) и борений, ибо мы постоянно стоим перед выбором между добром и злом; между тем, что угодно Богу, и тем, что угодно бесам и нашим страстям.

Но избави нас от лукаваго — дополняя мысленно «…и всех ведомых и неведомых обольщений и ловлений его», — с осознанием того, что мы постоянно прельщаемся лукавыми уловками демонов, впадая в различные грехи.

Яко Твое есть Царствие, и сила, и слава во веки. Аминь. — Некоторые духовники благословляют так заканчивать молитву «Отче наш». Эта концовка не приравнивается к священническому возгласу (и потому не восхищает священнического достоинства). Однако, ради того, что она несет в себе важный духовный смысл, желающие могут ее читать.

Это — славословие надмирного Царствия Божия, которое, несмотря на его надмирность, мы устрояем и прославляем сегодня, сейчас, на этой Земле в своих душах.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий