Беседы души с Богом

 12. О, Свете мой! без Тебя я во тьме: осияй меня!

 О, Свет, которого не видит другой свет! Светлость, которой не видит другая светлость! Свет, которым помрачается всякий свет! Сияние, которым потемняется всякая посторон­няя светлость! Свет, от которого исходит всякий свет; Светлость, от которой исходит всякая светлость,—Светлость, пред которою всякая светлость есть тьма, пред которою всякий свет есть мрак; Свет, для которого всякая тьма—светлость,—всякий мрак—свет; вышний свет, которого не затмевает темнота, не ослабляешь мгла, не потемняет тьма, которого ничто не преграждает, и никогда не отде­ляет какая либо тень!

Свет, просвещающий все вдруг, единожды и навсегда, поглоти ме­ня бездною светозарности Твоей, чтобы по­всюду видел я Тебя в Тебе, и себя в Тебе, и все под Тобою. Не оставляй меня, да не возрастут тени неведения моего, и да не умно­жатся прегрешения мои. Ибо без Тебя все для меня тьма, все—зло; потому что нет без Тебя блага—истинного, единого и высочайшего блага. Исповедую сие, и знаю Господи Боже мой, что где бы ни был я без Тебя, везде мне без Тебя худо, не только вне меня, но и во мне; потому что всякое обилие (если это не Бог мой),—скудость для меня. Тогда толь­ко насыщусь, когда явится слава Твоя. Ибо Тебе, Господи, блаженная жизнь моя, испове­даю нищету мою.

После того, как отпал я от единства Твоего, высочайшее и единое Благо, многообразие временных вещей раз­дробило меня падшего плотскими чувствами, уклонив от Тебя единого, разделило во множество, изобилие сделалось для меня многотрудным, и скудость обильною,—между тем как гонялся я за тем и другим, и ничем не насыщался; между тем как не находил я себя в Тебе, непременяемое, единственное и нераздельное единое Благо, за которым следуя, не погрешаю, которое получив, не скорблю, которым обладая, насыщается всякое мое желание.

О, великая нищета! Увы, мне, Господи! Бедная душа моя удаляется от Тебя, с Которым всегда она богата и радуется; гонится же за миром, с которым всегда ску­дна и печальна. Мир вопиет: «изнемогаю»; Ты взываешь, Господи: «восставляю». Но бед­ная душа моя идет скорее за изнемогающим, нежели за восставляющим. Подлинно это не­мощь моя!

Врач духов, исцели ее, да пред Тобою, спасение души моей, всем сердцем моим исповедаю все благодеяния Твои, каки­ми ущедряешь меня от юности моей до ста­рости и дряхлости.

Умоляю Тебя Тобою же Самим, не оставь меня.

Ты создал меня, когда не существовал я; Ты искупил меня, когда погибал я. Погибал я, стал мертвецом: Ты снизошел к мертвецу, и восприял на Себя смертность; Ты—Царь снизошел к рабу, чтоб раба искупить, а Себя предать; чтобы я был жив, принял смерть Ты, и победил смерть; меня Ты восставил, когда уничижил Себя. Погибал я, удалился от Тебя, продан был под грех; Ты пришел ради меня, чтоб искупить меня, и столько возлюбил меня, что в искупительную цену за меня отдал кровь Свою; Ты возлюбил меня паче, нежели Себя, потому что благоволил умереть за меня. Под таким условием, та­кою дорогою ценою возвратил Ты меня из изгнания, искупил меня от рабства, избавил меня от наказания, нарек меня именем Своим, запечатлел меня кровью Своею, чтобы напоминающее о Тебе всегда было при мне, и никогда не удалялся от сердца моего Ты, ради меня не отрекшийся от креста. Помазал Ты меня елеем Твоим, которым Сам Ты помазан, чтобы по имени Твоему, Христос мой, и я назывался Христианином.

На руках Своих написал Ты меня, чтобы всег­да была у Тебя память о мне, если только и во мне непрестанно будет память о Тебе.

Так благодать Твоя и милосердие Твое всегда предваряли меня. Ибо от многих и великих бед неоднократно избавлял Ты меня, Изба­витель мой.

Когда совращался я с пути, возвращал Ты меня на путь;
когда пребывал я в неведении, научал Ты меня;
когда согрешал я, исправлял Ты меня;
когда был я печален, утешал Ты меня;
когда бывал я в отчаянии, укреплял Ты меня;
когда падал я, восставлял Ты меня;
когда стоял я твер­до, поддерживал Ты меня;
когда я шел, вел Ты меня;
когда приходил я, принимал Ты меня;
когда спал я, хранил Ты меня;
когда взывал я к Тебе, внимал Ты мне.

 13. Ты все видишь: как мне не бояться Тебя?

 Такие и другие многие благодеяния оказывал Ты мне, Господи Боже мой, Жизнь души моей. И мне приятно было бы всегда говорить, все­гда помышлять о них, и всегда благодарить Тебя за них, чтобы за все блага Твои мог я всем сердцем моим, всею душою моею, всею мыслью моею, всею крепостью моею, от всей внутренности сердца моего и всех составов моих хвалить и любить Тебя, Гос­поди Боже мой, сладость блаженная всех веселящихся о Тебе.

Но «не соделанное мое видесте очи Твои» (Пс.138,16), очи, светлейшие паче солнца, назирающие все пути человеческие и глубину бездны, очи, которые «на всяком месте очи Господни: они видят злых и добрых» (Притч.15, 3). Как всем управляешь Ты, наполняя Собою все, всегда и везде всецело присутствуя, и имея попечение о всем, что ни создано Тобою; потому что нет в Тебе ненависти ни к чему, Тобою сотворенному: так наблюдаешь Ты, всегдашний Соглядатай, и шествия и стези мои, день и ночь бодр­ствуешь на страже моей, тщательно замечая все стези мои, как будто забыл Ты о всех тварях Твоих на небе и на земле, и меня только одного имеешь в виду, не заботишь­ся же ни о чем другом. Не увеличивается свет в неизменном взоре Твоем, если взираешь на одну только тварь, и не умень­шается, если видишь бесчисленное множество различных тварей; потому что как одно це­лое вдруг совершенно объемлешь взором, так и отдельно взятые твари порознь, как бы ни были они различны, вдруг всецело и совершенно усматриваешь око Твое. Все Ты видишь, как нечто одно, и как видишь одну тварь, так и все, отдельно взятые твари, усматриваешь всецело вдруг без разделения, или изменения, или уменьшения.

Посему весь Ты во всецелое время, но не во времени, всего меня вдруг и всегда видишь, как будто бы и не было Тебе на что больше взи­рать.

Посему так стоишь на страже моей, как будто бы забыто Тобою все, и на меня одного угодно Тебе обратить все внимание; потому что всегда и везде являешь мне Свое присутствие, и всегда показываешь Себя готовым, если только находишь готовым меня.

Куда ни пойду, не оставляешь Ты меня, Го­споди, если только я не оставлю Тебя пре­жде.

Где бы ни был я, не отступаешь Ты от меня, потому что Ты везде; и куда ни пойду, везде обрету Тебя. Ибо Тобою только могу существовать, а без Тебя погиб бы; потому что не могу без Тебя существовать.

Исповедуюсь Тебе, что все, что ни делаю, пред Тобою делаю, и что делаю, Ты видишь лучше, нежели я, который это делаю. Ибо что ни делал бы я, Ты всегда при мне, как непрестанный надзиратель всех моих помышлений, намерений, наслаждений и действий. Всегда пред Тобою, Господи, всякое желание мое, пред Тобою всякое помышление мое. Ты видишь, «откуда приходит», где пребывает, и «куда уходит» дух (Ин. 3, 8), потому что Ты—Судия всех духов.

Сладок или горек тот корень, от которого произрастают на­ружу красивые листья, Тебе, внутренний Судия, известно это лучше, нежели мне самому, и Ты глубже изведываешь самые внутренности корней; не только намерение, но и самую вну­тренность корня его, в яснейшей истине света Твоего, извлекаешь, рассматриваешь и отмечаешь, чтобы воздать каждому не толь­ко по делам или намерению, но и по самой внутренней, сокровенной сердцевине корня, из которого происходит намерение делающего.

К чему стремлюсь, когда принимаюсь за дело, о чем помышляю, чем наслаждаюсь, все это видишь Ты, и уши Твои слышать, и очи Твои видят, Сие внимательно означаешь, замечаешь и записываешь в книге Твоей, хорошо ли то или худо, чтобы воздать после за хорошее наградой, а за худое наказанием, когда раскроются книги, и будем судимы по написанному в книгах Твоих. Сие са­мое, может быть, сказал уже Ты нам: по­кажу «какой будет конец их» (Втор.32, 20), и сие самое сказано о Тебе, Господи: «вся концы Сам испытует» (Иов. 28, 3); по­тому что Ты во всем, что ни делаешь, смо­тришь более на конец намерения, нежели на совершение дела.

И когда внимательно раз­мышляю о сем, Господи Боже мой, Бог страшный и крепкий, тогда и страх и великий стыд равно приводят меня в смятение; по­тому что великая лежит на нас необходи­мость жить свято и праведно, когда все делаем пред очами всевидящего Судии.

14. Тебе, Господи, слава; нам же стыдение лица.

 Великомощный и крепкий Бог духов и всякой плоти, Чье око назирает все пути сынов Адамовых, от дня рождения и до дня исхода их, чтобы каждому воздать по делам его, добрым или злым, покажи мне, как исповедать пред Тобою нищету мою.

Ибо сказал я, «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды'»; а не знал, что «несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Апок.3, 17).

Думал я быть чем-то, когда был ничто.
Ска­зал себе: сделаюсь мудрым, и объюродел.
Помышлял быть умеренным, но обманулся.

Теперь вижу, что Твой это дар, без кото­рого ничего не можем сделать. «Если» не Ты, Господи, созиждешь «дома, напрасно трудятся строящие его» (Пс.126,1). Так научил Ты меня, чтобы познал я себя; ибо оставил Ты меня и искусил меня, не ради Себя, чтобы Тебе познать меня, но ради меня, чтобы мне познать себя.

Думал я, Господи, как сказал уже, что буду чем-то сам по себе; рассуждал, что достаточно во мне своих сил; и не разумел, что Ты управлял мною; пока не удалился Ты от меня несколько, и я, оставшись один, тотчас пал; тогда увидел и познал, что Ты, управлял мною; и то, что пал я, было от меня, а то, что восстал, было от Тебя.

Ты, Свет мой, открыл мне очи, возбудил и просветил меня, и увидел я, что «искушение житие человеку на земли» (Иов.7,1), что не может похвалиться пред Тобою всякая плоть, и не оправдится всяк живый; ибо ежели есть в нас что доброе, мало оно или велико, Твой это дар, а нашего нет ничего, кроме зла.

Итак, чем же похвалится всякая плоть? Уже­ли злом? Но это—не слава, а бедствие. Или похвалится добром? Каким же? Ужели чужим? Твое, Господи, всякое добро, Твоя и слава. Кто за Твое добро ищет славы себе, а не ищет Тебе, тот — тать и разбойник; он подобен диаволу, который хотел окрасть славу Твою. Ибо кто хочет хвалиться Твоим даром, и ищет в нем не Твоей славы, но своей: тот, хотя бы и хвалили его люди за дар Твой, порицается Тобою; потому что он за дар Твой искал не Твоей, но своей сла­вы. Но кого хвалят люди, когда порицаешь Ты, того не защитят люди, когда будешь Ты судить, и не избавят, когда подвергнешь осуждению.

Ты, Господи, Создатель мой от чрева матери моей, не попусти мне подпасть сей укоризне; да не буду укорен, что хотел окрасть славу Твою. Тебе слава; потому что всякое добро от Тебя, а нам стыдение лица и бедность; потому что от нас всякое зло, если Ты не благоволишь помиловать нас. Ибо милуешь Ты, Господи, милуешь все сотворен­ное Тобою, и не имеешь ненависти ни к че­му созданному Тобою, даруешь нам блага Твои, ущедряешь нас бедных совершенней­шими дарами Твоими; потому что любишь Ты бедных, и обогащаешь их богатством Твоим. Вот и ныне, Господи, мы—убогие сыны Твои и малое стадо Твое; отверзи нам дверь Твою, да едят убогие и насытятся, и восхва­лят Тебя ищущие Тебя. Знаю, Господи, и на­учаемый Тобою, исповедуюсь Тебе, что те одни, которые сознают себя убогими и исповедуют пред Тобою убожество свое, будут обогащены Тобою; а которые почитают себя богатыми, тогда как они убоги, те лишены будут богатства Твоего.

Посему и я, Госпо­ди Боже мой, исповедую пред Тобою убоже­ство мое; и Тебе да будет вся слава Твоя; потому что всякое добро есть Твое. Испове­даюсь Тебе, Господи, как Ты научил меня, что я не иное что, как всяческая суета и тень смертная, какая-то темная бездна, земля невидимая и неустроенная, которая без благословения Твоего ничего не произращает, и приносит не плод, а только смятение, грех и смерть.

Если когда имел я что доброе, то от Тебя получил сие; что ни есть у меня доброго, Твоим владею.

Если стоял я когда, Тобою стоял; но когда я падал, сам собою падал; и навсегда бы оставался погрязшим в тине, если бы не восставлял меня Ты; всегда был бы я слеп, если б не просвещал меня Ты.

Как скоро я пал, уже ни­когда не восставал бы, если б не простирал Ты ко мне руки Своей; и после того, как восставил Ты меня, непрестанно падал бы я, если б не поддерживал меня Ты; и неод­нократно погиб бы, если бы не управлял мною Ты.

Так всегда, Господи, всегда бла­годать Твоя и милосердие Твое предваряют меня, избавляя меня от всех зол, спасая от зол прошедших, восставляя среди зол настоящих, ограждая от зол будущих, расторгая предо мною греховный путы, пре­дотвращая случаи и причины ко греху; пото­му что, если бы не делал Ты сего для меня, то я сделал бы все грехи в мире. Знаю, Господи, что нет греха, сделанного когда-нибудь человеком, которого бы не мог сде­лать и другой, как скоро отступит от него Творец, создавший человека. Но если не сделал я чего, Ты устроил так; и если удер­жался от чего, Ты повелел это; и если уверовал я в Тебя, Ты излил на меня бла­годать сию. Ибо Ты, Господи, направлял меня к Себе, соблюдал меня для Себя и для меня, чтобы не учинил я прелюбодеяния и всякого другого греха.

15. Самим нам не спастись от врага: Сам спаси!

 Не было у меня искусителя? Ты соделал это, что не было его.
Не было места и вре­мени ко греху? Ты устроил это, что не было сего.
Был и искуситель, были и место и время; но от согласия на грех Ты удержала меня.
Пришел искуситель в образе тьмы, каков он и есть, и Ты дал мне силы пре­зреть его.
Пришел искуситель вооруженный и сильный; и чтобы он не мог победить меня, Ты его укротил, а меня подкрепил.

Пришел искуситель, преобразившись в Ан­гела светла; и чтобы не мог он обмануть меня, Ты его укорил; и чтобы мог я узнать его, Ты меня просветил. Ибо это тот «великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною» (Апок.12, 9), «это-море великое и пространное: там пресмыкающиеся, которым нет числа, животные малые с большими» (Пс.103, 25.), (т. е. различные роды бесов, которые день и ночь ничего иного не делают, как только обходят вокруг, ища кого по­глотить, если не исхитишь Ты); это—тот змий древний, который явился в раю сладости, который «увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю» (Апок.12, 4), который ядом своим повредил воды земные, чтобы пьющие их люди умирали, который постилает «злато — якоже брение» (Иов. 41, 21), «и уповает, яко внидет Иордан во уста его» (Иов. 40, 18), уповает, что он так сотворен, чтобы никого не бояться ему. Кто же защитит от угрызения его, и кто похитит из челюстей его, кроме Тебя, Господи, сокрушившего главы змию великому?

Простри, Господи, над нами крыла Твои, чтобы под ними укрыться нам от лица змия сего, преследующего нас, и щитом Твоим спаси нас от рогов его. Ибо это постоянное усилие его, это единственное желание его—поглощать души, созданные Тобою. И потому вопием к Тебе, освободи нас от вседневного против­ника нашего, который, спим ли мы, бодрствуем ли, едим ли, пьем ли, или другое что делаем, день и ночь употребляет все меры против нас, обманом и хитростью, и явно и тайно, направляя в нас ядоносные стре­лы, чтоб умертвить души наши.

И, однако же, Господи, как велико безумие наше! Ибо, хотя непрестанно видим змия сего с отверстою на нас пасть., готового поглотить нас, при всем том спим, предаемся неге в лености своей, как будто безопасны мы от того, кто ничего более не желает, как погубить нас. Враг всегда не спит и бодрствует, чтобы убить нас; а мы не хотим пробудиться от сна, чтобы охранить себя. Вот под ногами у нас разложил он бесчисленное множество тенет, и все пути наши покрыл сетями, что­бы уловить души наши. Кто же избежит их? Положил он нам сети в богатстве, положил сети и в убожестве, расставил сети в пище, в питии, в удовольствии, во сне, в бодрствовании, положил сети в слове и в деле и на всяком пути нашем. Но Ты, Господи, избави нас «от сети ловца, от гибельной язвы» (Пс.90,3), чтобы испо­ведались мы Тебе, говоря: «Благословен Господь, Который не дал нас в добычу зубам их! Душа наша избавилась, как птица, из сети ловящих: сеть расторгнута, и мы избавились» (Пс.123, 6. 7).

Назад /Начало / Далее

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий