Беседы души с Богом

Святой Августин, епископ Иппонийский

Августин Аврелий

29. Один Ты можешь насытить желание души мо­ей и никто кроме Тебя!

 Душа, которую сотворил Ты не из Себя, но Словом Твоим, не из стихийного какого-либо вещества, но из ничего, душа словесная, разумная, духовная, всегда живая, всегда дей­ствующая, которую запечатлел Ты светом лица Твоего, и освятил силою купели Твоей,—создана столько удобоприемлемою к славе величия Твоего, что только Тобою одним, а не другим чем может она удовлетвориться.

Когда обладает Тобою, тогда исполнено же­лание ее, и ничего уже не остается больше желать ей. А если желает она чего-либо внешнего, то очевидный признак, что не об­ладает Тобою внутренне: ибо кто обладает Тобою, тому нечего больше желать. Ибо Ты— верховное и всецелое Благо; а кто обладает всецелым благом, тому нечего больше же­лать. Если же не желает всецелого блага, то остается ей желать чего-либо такого, что не есть всецелое благо, следовательно, желать не высочайшего блага, желать не Бога, но твари. А когда желает твари, тогда непрестанно алчет; потому что, хотя и получает от тварей, чего желает, однако же остается не наполненною, так что ничто не может удовле­творить ее, кроме Тебя, по образу Которого она создана. Но Ты наполняешь тех, которые ничего не желают кроме Тебя; тех соделываешь достойными Тебя, святыми, блаженными, непорочными и присными Божиими, которые «и все почита(ют) за сор, чтобы приобрести» Тебя единого (Фил. 3, 8). Вот блаженство, которое уготовал Ты человеку; вот честь, которою почтил Ты человека между всеми и пред всеми тварями, чтобы «чудно было имя Твое по всей земли».

Вот, Господи Боже мой, обрел я место, где обитаешь Ты Всевышний. Преблагий и Всемогущий: обитаешь Ты в душе, которую сотворил Ты по образу и по подобию Твоему, и которая Тебя единого ищет и желает; но не обитаешь в той душе, кото­рая Тебя не ищет и не желает.

 30. Искал я Тебя в мире, а нашел только в себе, ибо Ты Сам открыл, Себя мне.

Как овца погибшая заблуждался я, ища Тебя вне, тогда как Ты внутри.

Много тру­дился, ища Тебя вне себя, а Ты обитаешь во мне, только бы мне возжелать Тебя. Обошел я веси и градские стогны в мире сем, ища Тебя, и не нашел, потому что я худо искал того вне, что было внутри.

Посылал вестников своих—все внешние чувства обрести Тебя, и не нашел, потому что искал худо. Ибо вижу, Боже, Свет мой, просветивший меня, что худо искал я с помощью чувств внешних; Ты пребываешь внутри; они же не знали, откуда вошел Ты.

Очи говорят: «если не имел Он цвета, то не чрез нас вошел».

Уши говорят: «если не дал гласа, то не чрез нас прошел».

Обоняние говорит: «если не издал запаха, то не чрез меня прошел».

Вкус говорит: «если не было в Нем вкуса, то не чрез меня вошел».

Осязание присовокупляет: «если Он бестелесен, то и не спрашивай меня о Нем».

Всего же этого нет в Тебе, Боже мой. Ибо не телесного вида, не временной красоты, не светлой бе­лизны или цвета, не приятных сладкогласий или каких сладостных звуков, не запаха цветов, мастей и благовоний, не меда или манны услаждающих вкус, не чего-либо приятного для осязания или объятия; и вовсе не чего-либо иного подлежащего сим чувствам ищу я, когда ищу Бога моего. Как и помыслить, чтоб Бог мой был чем-либо объемлемым чувствами, которых не лишены и животные бессловесные!

И однако же, когда ищу Бога моего, ищу некоего света, который превыше всякого света, и которого не уловляет око; ищу некоего гласа, который выше всякого гласа, и которого не уловляет слух; ищу некоего благоухания, которое выше вся­кого благоухания, и не уловляется обонянием; ищу некоей сладости, которая выше всякой сладости, и не познается вкусом; ищу неко­его объятия, которое выше всякого объятия, и неощутимо внешним человеческим осязани­ем. Свет сей сияет, где не объемлет его место; глас сей звучит, где не похищает его время; благовоние сие благоухает, где не разносит его веяние ветра; сладость сия вку­шается, где нет алчности; объятие сие ося­зается, где ничто не расторгается. Таков есть Бог мой, и не уподобится Ему другой; сего ищу, когда ищу Бога моего, сие люблю, когда люблю Бога моего.

Поздно возлюбил я Тебя, Красота столь древняя и столь новая, поздно возлюбил я Тебя; Ты был внутри меня, а я искал Тебя вне, там искал я Тебя, и в этот прекрасный, Тобою создан­ный мир, вторгался я безобразный. Ты был со мною, но я с Тобою не был. Вдали от Тебя держало меня то, что может существо­вать только Тобою. Все обходил, ища Тебя, и ради всего оставлял себя самого.

Спросил я землю: «не Бог ли она мой?» И она отве­чала: «нет»; и все, что на земле, подтвердило мне тоже. Спросил я море и бездны и пре­смыкающихся в них, и отвечали: «мы не Бог твой, ищи Его выше нас». Спросил я веющие ветры, и весь воздух со всеми оби­тателями своими сказал мне: «обманывается Анаксимен, я не Бог твой». Спросил я солнце, луну и звезды; говорят «мы не Бог твой». Сказал я всему окружающему двери плоти моей: «сказали вы мне, что вы—не Бог мой, скажите же мне что-нибудь о Боге». И все велегласно воскликнуло: «Он сотворил нас». Спросил я после сего громаду мира: «скажи мне: Бог ли ты мой, или нет?» и громко отвечал мир: «нет, я не Бог, но Богом существую, и Кого ты ищешь во мне, Тот создал меня; выше меня ищи Того, Кто управляет мною, Кто создал и тебя». Так вопрошал я тварей, углублялся в рассматривание их; так отвечали они мне и засвиде­тельствовали о Боге; потому что все они вопиют: «Бог нас сотворил»; и как гово­рит Апостол, «невидимая» Божия «от создания мира творенми помышляема видима суть» (Римл.1, 20).

И возвратился я к себе самому, вошел в себя и говорю себе: «кто ты?» И отвечал сам себе: «я —человек разумный и смертный». И стал я рассуждать, что бы это значило? и сказал: откуда сие живое су­щество? Откуда, если не от Тебя, Господи Боже мой? Ты сотворил меня, а не сам я создал себя. Но кто же Ты? Тобою живу я: Тобою живет все. Кто же Ты? Ты, Господи, Бог истинный и единый, всемогущий и вечвый, непостижимый и неизмеримый, Ты всегда живешь, и в Тебе ничто не умирает; Ты бессмертен, обитаешь в вечности, чуден для очей Ангельских, неисповедим, неиспытуем, и неименуем, Бог единый и истин­ный, страшный и крепкий, не знающий ни начала ни конца, начало и конец всего, Ты был до начатка веков и прежде всякого на­чала веков. Ты — Бог мой и Господь всего сотворенного Тобою; у Тебя причины всего постоянного, у Тебя пребывают неизменяемые начала всего изменяющегося и вечный закон всех существ разумных и неразумных и временных.

Скажи мне, смиренному рабу Тво­ему, Боже мой; умоляю Тебя милосердием Тво­им, скажи милосердый, бедному рабу Твоему: откуда сие живое существо, как не от Тебя, Боже? Ужели каждый сам был художником бытия своего? Ужели из иного начала, а не от Тебя происходит бытие и жизнь? Не Ты ли — высочайшее бытие, от которого всякое бытие? Ибо что ни существует, от Тебя су­ществует, а без Тебя нет ничего. Не Ты ли—источник жизни, из которого истекает всякая жизнь? Ибо все, что живет, живет Тобою, а без Тебя ничто не живет. Посему Ты, Господи, сотворил все. Спрашиваю: кто создал меня? Создал меня Ты, Господи, «без Негоже ничтоже бысть». Ты—мой Отец; я— дело рук Твоих. Благодарю Тебя, Господи Боже мой, Которым живу я, и Которым живет все; благодарю, что Ты создал меня. Благодарение Тебе, Создатель мой, что «Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня» (Иов. 10, 8)! Благодарение Тебе, свет мой, что Ты просветил меня, и я нашел Тебя и себя! Где нашел себя, там познал себя; где нашел Тебя, там познал Тебя; а где по­знал я Тебя, там просветил Ты меня. Благодарение Тебе, свет мой, что просветил меня! Что такое сказал я? познал Тебя? Не Ты ли—Бог непостижимый и неизмеримый, «Царь царствующих и Господь господствующих, единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может» (1Тимоф.6, 15-16)? Не Ты ли—Бог сокровенный и неиспытуемого величествия, единый высо­чайшей ведец и чудный зритель Себя Самого? Ибо кто познал то, чего никогда не видел? Твоя истина изрекла: «человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33, 20). И проповедник Твой, по истине Твоей, сказал: «Бога не видел никто никогда» (Ин. 1, 18). И кто же посему познал то, чего никогда не видел? Истина также Твоя рекла: «никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына» (Матф.11, 27). Единая Троич­ность Твоя, превышающая всякое разумение, Себе Единой всецело ведома. Посему что же такое сказал я—человек суете уподобившийся, будто бы я познал Тебя? Ибо кто по­знал Тебя, кроме Тебя Самого? Ты един в святом и пребожественном писании име­нуешься Богом всемогущим, прехвальным, преславным, превознесенным, всевышним и пресущественным; потому что пресущественно и непостижимо для ума существуешь Ты выше всякой умной или смысленной и чув­ственной сущности, и выше всякаго имени, именуемого не только в веке сем, но и в грядущем; потому что Ты пресущественным и сокровенным Божеством Своим, выше всякаго ума и смысла и выше всякой сущно­сти, неприступно и неиспытанно обитаешь в Самом Себе, где свет неприступный и свет­лость неиспытуемая, непостижимая, несказан­ная,— светлость, до которой не достигает никакая другая светлость; потому что она неудобосозерцаема, невидима, выше всякаго ума и смысла, и пренеприступна, и пренепременна и пренесообщима, и никто из Ангелов и из человеков никогда не видит и не может ее видеть. Это—небо Твое, Господи, небо, со­крывающее в себе пресокровенную превысшую ума и смысла, пресущественную свет­лость; о нем то говорится: «Небо — небо Господу» (Пс.113, 24), «небо – небо», пред ко­торым все небо есть земля, потому что пречудно оно превознесено превыше всякаго такого неба, для которого сие видимое небо есть земля.

И сие-то «Небо — небо Господу», не иному кому, а только Господу. На сие-то небо «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес» (Ин. 3, 13): потому что «никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына» и Дух (Матф.11, 27). Ибо Тебе Единой все­цело ведома Ты, Троица Святая, Троица пречудная, пренеисповедимая, пренеисследованная, пренеприступвая, пренепостижимая, пренедомыслимая, пресущественная, Ты пресущественно превышаешь всякое чувство, всякий ум, всякий смысл, всякое разумение, всякую сущ­ность пренебесных духов.

Откуда же познал я Тебя, Господи Боже мой, превознесенный над всею землею, и над всем небом,— Тебя, Которого не познают в совершенстве ни Серафимы, ни Херувимы, но крылами созерцаний своих закрывая лица пред «сидящего на престоле высоком и превознесенном», взывают и глаголют: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его»?(Ис.6,2-3) И Пророк ужаснулся и сказал: «горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами» (Ис.6, 15). И сердце мое ужаснулось, потому что не умолчал я, как «человек с нечистыми устами», но сказал: познал я Тебя. Впрочем, Господи, горе и умолкающим о Тебе; потому что и доброречивые без Тебя делаются немыми. И я не умолчу, что Ты сотворил и просветил меня. Я нашел и познал себя, обрел и познал Тебя, потому что Ты просветил меня. Но как познал я Тебя? Познал Тебя в Тебе же Самом; познал Тебя, не каков Сам Ты в Себе, но каков Ты ко мне, познал не без Тебя, но в Тебе, потому что Ты свет, просветивший меня. Каков Ты в Себе, таковым ведом Себе одному; но каков Ты ко мне, это, по благодати Твоей, известно и мне. Но каков Ты ко мне? Скажи сие, милосер­дый, бедному рабу Твоему; скажи мне по щедротам Твоим, каков Ты ко мне? «скажи душе моей: `Я — спасение твое!» (Пс.84, 3). Не сокрывай от меня лица Твоего, да не умру. Дозволь мне, земле и пеплу, вещать к милосердию Твоему; дозволь, потому что велико милосердие Твое ко мне, — «вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел» (Быт. 18, 27). Скажи мне смиренному, скажи, милосердый, бедному рабу Твоему, ска­жи мне по щедротам Твоим: каков Ты ко мне? И возгремел Ты свыше гласом великим во внутренний слух сердца моего, разрешил Ты глухоту мою, и услышал я глас Твой; просветил Ты слепоту мою, и увидел я свет Твой, и познал, что Ты—Бог мой. Посему-то и сказал я, что познал Тебя. Познал я о Тебе, что Ты—Бог мой; по­знал «Тебя единого истинного Бога, и его же послам еси Иисусе Христа». Было время, когда не познавал я Тебя. Горе тому времени, когда не познавал я Тебя; горе той слепоте, когда не видел я Тебя; горе той глухоте, когда не слышал я Тебя! Слепой, глухой и безобразный устремлялся я на прекрасный со­здания Твои. Со мною Ты был, но я не был с Тобою; вдали от Тебя удерживало меня то, что не существовало бы, если бы не полу­чило бытья от Тебя. Ты просветил меня, о свет, и увидел я Тебя, и возлюбил Тебя. Ибо никто не может любить Тебя, разве только кто видит Тебя; и никто не может видеть Тебя, разве только кто любит Тебя.

Поздно возлюбил я Тебя, красота столь древ­няя и столь новая, поздно возлюбил я Тебя. Горе тому времени, когда не любил я Тебя!

 31. Познал я Тебя в Троице славимого и поклоняюсь Тебе.

 Благодарение Тебе, Свет мой, просветивший меня так, что познал я Тебя? Как я познал Тебя? Познал в Тебе единого Бо­га живого и истинного Творца моего; познал в Тебе Творца неба и земли, всего видимого и невидимого, Бога истинного, всемогущего, бессмертного, невидимого, неописуемого, беспредельного, вечного, неприступного, непостижимого, неисследимого, непременяемого, неизмеримого, бесконечного начала всех видимых и невидимых тварей, Которым все созда­но и Которым все стихии поддерживаются в бытии, Которого величие, как не имело никог­да начала, так и не прекратится во век. Познал я Тебя единого, истинного,  вечного Бога, Отца и Сына и Святого Духа, три Ли­ца, но единую сущность, совершенно простое и нераздельное естество; Отца безначального, Сына от Отца рожденного и Духа Свя­того от Отца же исходящего, безначально всегда и бесконечно Бога Триипостасного, единого единственного истинного Бога веемогущего, единое начало вселенной, Творца все­го видимого и не видимого, духовного и телесного, Который всемощною силою при на­чале времен создал из ничего ту и другую тварь—и духовную и телесную, т.е. мир Ангельский и мир видимый, а потом и человеческую природу, как нечто общее, состав­ленное из тела и духа. Познал я и испо­ведую Тебя Бога Отца нерожденного,  Тебя — Сына Единородного, Тебя—Духа Святого, Уте­шителя ни нерожденного,  ни рожденного,  но от Отца исходящего, познал и исповедую святую и нераздельную Троицу в трех равных единосущных и совечных Лицах, Троицу в единице и единицу в Троице, «потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим. 10, 10).

Познал я Тебя истинного Бога и Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия Едино­родного, Творца, Спасителя, искупившего меня и весь человеческий род, и исповедую Тебя от Отца рожденным прежде век, Богом от Бога, светом от света, Богом истинным от Бога истинного,  не сотворенным, но рожденным, единосущным и совечным Отцу и Святому Духу, Которым все из начала сотворено; твердо верую и истин­но исповедую, что ты Бог Единородный Иисус Христос для спасения людей, по советам Пресвятой Троицы, воплотился и от Приснодввы Марии наитием Святого Духа за­чат стал истинным человеком, состоящим из разумной души и человеческой плоти; что Ты, по. Божеству Единородный Бог, бесстрастный и бессмертный, по неизреченной люб­ви Твоей, какою возлюбил нас, Тот же самый Божий Сын по человечеству соделался страждущим и смертным; что Ты, единый Божий Сын, для спасения человеческого рода на древе крестном изволил претерпеть страдание и смерть, чтобы спасти нас от смер­ти вечной; что Ты начальник света, сошел во ад к пребывающим во тьме  отцам нашим, и в третий день, Ты же, славный по­бедитель, от преисподних восшел на вы­соту и воскресил святое тело Свое, которое за грехи наши лежало мертвым во гробе, оживотворив оное, по Писанию, в третий день, чтобы спосадить одесную Отца. Ибо, восприяв с Собою плен из ада, пленен­ный древним врагом человеческого рода, Ты, истинный Божий Сын, с естеством плоти нашей, т. е. с душою и плотью человеческою, восприятою от преславной Девы, восшел превыше всех небес, превосшедши все чи­ны Ангельские, седишь одесную Бога Отца, где источник жизни и свет неприступный и мир Божий, превосходящий всяк ум. Там сущему Тебе, истинному Богу и человеку — Иисусу Христу, покланяемся, веруя и испове­дуя, что Бога имеешь Ты Отцем, и ожидаем, что оттуда придешь Судиею при конце века, судить живых и мертвых, и всем добрым и злым воздать по делам их, соделанным ими в сей жизни, наградив или наказав каждого по достоинству его, или покоем, или мученьем. Ибо в день тот, по гласу силы Твоей, все люди, все имевшие в себе душу человеческую, восстанут в той плоти, какую имели в настоящей жизни, что­бы весь человек, по заслугам, восприял или славу, или геенну Ты — «наше … жительство» и воскре­сение, «откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его»  (Филп.3, 20. 21).

Познал я Тебя Бога истинного,  животворящего Духа Святого, от Отца исходящего, единосущного и совечного Отцу и Сыну, Уте­шителя и Ходатая нашего, в виде голубя нисшедшего на Бога и Господа нашего Иисуса Христа, и на Апостолах явившегося в виде огненных языков, даром благодати, Своей от начала научавшего всех святых я избранных Божиих, и отверзавшего уста Пророкам, чтобы поведали они чудеса Царствия Божия; и полоняемого и спрославляемого вместе со Отцем и Сыном от всех святых Божиих, с которыми и я — сын рабы Твоей, от всего сердца прославляю имя Твое; потому что просветил Ты меня. Ты— истинный свет, истиноглаголивая светлость, огнь Божий и учитель духов, помазанием Своим наставляющий нас на всякую истину, Ты—Дух истины, без Которого невозможно угодить Богу, потому что Ты Бог от Бога и свет от света, неизреченно исходя от Отца светов, единосущен, равен и совечен Отцу и Сыну, и с Ними во едином существе Троицы пресущественно спрославляешься и царствуешь.

Познал я Тебя—Единого Бога живого и истинного, Отца и Сына и Духа Святого, Троичного в Лицах и Единого в сущности; и Тебе покланя­юсь, Тебя исповедую и прославляю всем серд­цем моим, истинного Бога, Единого святого, бессмертного, невидимого, непременяемого, неприступного, неисследимого, единую светлость, единое солнце, единый хлеб, единую жизнь, единое благо, единое начало, единый конец, единого Творца неба и земли, Которым все живет, все поддерживается в бытии, все приводится в устройство, управляется и оживотворяется, что ни есть на небе и на земле и под землею,—кроме Которого нет Бога ни на небе, ни на земле. Так познал я Те­бя, Господи Боже, познавший меня! Так я познал Тебя. Познал я Тебя верою, кото­рую вдохнул в меня Ты, свет мой, светлость очей моих, Господи Боже мой, надеж­да всех концов земли, радость веселящая юность мою, и благо, подкрепляющее старость мою. О Тебе, Господи, все кости мои тор­жествуя взывают: «Господи, Господи, кто подобен Тебе?» (Пс.34, 10) «Кто подобен Тебе в бозех, Господи» (Пс.85, 8), — Тебе не руками человеческими соделанному, но соз­давшему руки человеческие? «Их идолы — серебро и золото, дело рук человеческих» (Пс.113, 12). Но не таков Ты, Создатель человеков. «Ибо все боги народов — идолы, а Господь небеса сотворил» (Пс.95,5). «А Господь Бог есть истина; Он есть Бог живый и Царь вечный, … боги, которые не сотворили неба и земли, исчезнут с земли и из-под небес» (Иер.10,10.11). Бога же, со­творившего небо и землю, да благословят не­беса и земля!

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий