Библия и наука о сотворении мира

Библия и наука о сотворении мира

протоиерей Стефан Ляшевский

Часть I. Что такое «Дни» творения? Шесть дней творения в свете современных геологических знаний

Книга Бытия. Особенности ее написания

Обычно, когда начинают сравнивать Библейское повествование с современными научными представлениями о сотворении мира, обращают внимание только на противоречия, совершенно игнорируя время и место написания книги Бытия. Если бы Боговидец Моисей жил в наши дни, то он записал бы то, что ему было открыто Богом, совсем иными понятиями.

Книга Бытия написана языком своего времени, языком пастушеского народа, когда понятия людей и их речь были достаточно ограничены. Семитический язык начала второго тысячелетия до Р.Х. был так беден словами, что часто одно слово выражало несколько понятий, например, слово «иом» означало и день, и период времени. Кроме того, религиозный язык Востока даже до евангельских дней был языком символов и образов, что наглядно отражено в евангельских притчах: вряд ли можно быть столь наивным, чтобы под евангельскими «талантами» подразумевать золотые монеты; под пшеницей, которую вышел сеять сеятель – хлебные злаки и т. д. А язык Апокалипсиса разве не есть исключительно язык символов? И язык египетских иероглифов – тоже язык символов. Нет ничего удивительного в том, что и Моисей пишет языком своего времени, тем более, что народ израильский тогда только вышел из Египта, где жизнь была переполнена символами.

Да и у самого Боговидца Моисея не было мысли считать упоминаемые им «дни» за астрономические 24 часа, так как вопрос о дне и ночи в современном понимании возник лишь на четвертый день творения. И сказал Бог: «да будут светила на тверди небесной для освещения земли и для отделения дня от ночи. Светило большое для управления днем и светило малое для управления ночью» (Быт. гл.1, 14 16). Здесь ясно говорится о появлении дня и ночи, следовательно, употребление слова «день» при описании первых трех дней, а также слова «вечер» и «утро» являются только лишь символической формой изложения, о чем ясно свидетельствует Иоанн Златоуст в толковании на книгу Бытия: «Для чего сказано, что было утро и был вечер, чтобы ты знал, что не мгновенно все появилось, а что было начало, середина и конец этого периода». И Василий Великий в своем труде «Шестоднев» пишет: «Если ты скажешь день или век, то выразишь одно и то же понятие».

Никто из Святых Отцов Церкви, писавших когда-либо толкование на книгу Бытия о днях творения, не понимал слова «день» в буквальном смысле. Объяснение этого символа встречалось в богословских трудах и в учебниках Закона Божьего, но все же целый ряд вопросов, как, например, появление солнца на четвертый «день» творения, и все, что связано с этим, обходилось нашей богословской мыслию, и восполнить этот пробел является существенной необходимостью.

Вообще вопрос космогонии представляется весьма сложным, ибо если бы Моисей начал писать языком современной космогонии, например, в духе Канто-Лапласовской системы, то в течение трех тысяч лет никто не был бы в состоянии его понять. Но пророк считал необходимым показать, что современные астрономические законы появились в середине жизни земной, спустя много времени после сотворения Земли с богатейшим растительным царством, вот почему это отделение и «времен года и дней, и годов» он описывает на четвертый «день» творения. И подчеркивает: «для освещения земли», т.е., по отношению к Земле. Пророк свидетельствует о появлении солнца, луны и звезд. Так, фактически, небо очистилось от мощных водяных паров, и лучи солнца проникли на землю впервые лишь в каменноугольный период, и эти лучи обуглили травовидную гигантскую растительность, не привыкшую к солнечным лучам. Следовательно, слова: «И создал Бог два светила великие» должны быть понимаемы относительно, а не абсолютно, т.е. применительно к тем представлениям людей о Земле и солнце, которые существовали в течение трех тысяч лет.

К величайшему сожалению, у большинства современных образованных людей знание в этой области осталось таким, каким было в детстве, т.е. в такой примитивной форме, которая, конечно, никак не может удовлетворить запросам взрослого человека. Этот разлад, этот перелом происходит как раз тогда, когда формируется человеческая душа, и надломленная вера совсем теряется. Только в некоторых избранных душах она держится вопреки кажущемуся противоречию, усиленно пропагандируемому атеизмом. Так калечатся юные души из-за недоразумения, которое остается на долгие годы, а иногда и на всю жизнь «камнем преткновения».

Многочисленные мои беседы с юношеством и взрослыми людьми показали, что с устранением этого недоразумения безверие спадало, как некие оковы, и душа легко возносилась на крыльях веры, увлекая человека в богатейшую сокровищницу духовной литературы, которая преображала атеиста в богословски образованного члена Церкви.

 

Назад

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий