Битва за Православие

Протопресвитер Феодор Зисис,
профессор Фессалоникийского университета им. Аристотеля

Антоний Великий и современный экуменизм

Битва за Православие1. Живая связь времён.

Схожесть ситуации в области межконфессиональных и межхристианских отношений

Память преподобного Антония Великого1, в Фес­салоникийском храме которого, по милости Божией и с благословения Святого, мы служим уже три­надцать лет, даёт нам повод ещё раз обратиться к его замечательному «Житию» — литературному образцу для всех последующих жизнеописаний Святых подвижни­ков, составленному его учеником, столпом Правосла­вия, святителем Афанасием Великим3, архиепископом Александрийским.

Большая часть «Жития» посвящена аскетическим под­вигам святого Антония, его борьбе с демонами и соот­ветствующим наставлениям, а также поистине величай­шим трудам Преподобного в качестве «градостроителя пустыни, наполнившего её монастырями, явившегося основателем и руководителем множества общин пу­стынножителей. «Он убедил многих избрать иноческую жизнь, и, таким образом, в горах явились наконец мо­настыри; пустыня населилась иноками, оставившими свою собственность и вписавшимися в число житель­ствующих на Небесах».

Он был вынужден дважды прерывать своё многолет­нее отшельничество и возвращаться в мир, чтобы защи­тить Православие, на которое, как и ныне, ополчались не только внешние, но и ещё более опасные внутрен­ние враги. Изначально христианство не выступало как некий «равноправный партнёр на переговорах» с дру­гими религиями, притязающий на часть истины, кото­рой, якобы, владеют все, по богохульному воззрению нынешних организаторов межконфессиональных антихристовых встреч. Христианство заявляло о себе как о единственной истине, единственном пути ко спасе­нию, как об истинном свете, противостоящем не прос­то более слабому свету, но тьме неведения Бога, мра­ку заблуждения: «Народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет»3. Христос не назвал Себя одним из путей, одной из истин, одним из светов среди других путей, истин и светов. Как явствует из Его слов, Он — единственный путь, единственная истина, единственный свет:«Яесмь путь и истина и жизнь...»4 «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни...»5 За эту категоричность Евангелия, вос­принимаемую некоторыми ныне как проявление ради­кализма и фундаментализма, дорого заплатили Святые апостолы и мученики, которые предпочитали страда­ния и пролитие крови компромиссу с другими «истина­ми», встраиванию в «многокультурную модель» межрелигиозных связей и встреч в духе лицемерной «любви».

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий