Битва за Православие

2. Учители бездействия и лицемерия.  Всезнающие и смиренные

Когда в 311 г. при императоре Максимиане6, неза­долго до воцарения святого Константина Великого7, разразилось гонение на христиан, преподобный Ан­тоний Великий, которому было тогда шестьдесят лет (он родился в 251 г.), оставил на время пустынническое житие и безбоязненно пришёл в Александрию, пламен­но желая пострадать за Христа и ободрить ведомых на муки. Он оставил без внимания распоряжение судьи, чтобы все монахи покинули город и не показывались в судилище. Антоний не только явился на суд, но и за­нял там высокое, отовсюду видное место, представ пе­ред очами самого игемона и свидетельствуя о желании христиан пролить кровь за свою веру. «Он хранил пол­ное спокойствие, показывая тем христианскую нашу ревность. Ибо, как я уже сказал, он готов был стать му­чеником». Бог защитил его, чтобы, оставшись в живых, он принёс Церкви большую пользу. Преподобный же не затворился в своей келье, но «стал, по своему обы­чаю, прислуживать исповедникам и, как бы связанный вместе с ними, трудился в служении им». Когда оказы­вается под угрозой вера, тогда первоочередной задачей Православия становится защита и поддержка тех, кто подвизается за веру, с решимостью даже до принятия смерти и пролития крови. Все остальные духовные обязанности отходят на второй план. Поступающие же иначе или призывающие к иному просто маскируют благовидными предлогами свою нерадивость и трусость и становятся учителями бездействия и лицемерия.

Не будем здесь подробно рассказывать, как препо­добный Антоний, не имевший светского образования, беседуя с высокообразованными языческими фило­логами и философами, своей непоколебимой аргу­ментацией заводил их в тупик и заставлял изумляться. Возможно, мы сделаем это в другой раз, учитывая ак­туальность данной темы в наши дни, когда идолопо­клонство, язычество снова поднимают голову, находя себе влиятельных покровителей. Преподобный не был эрудитом в мирском понимании и не знал многого из того, чем кичились его собеседники, но имел полно­ту знаний в области веры, знал Священное Писание и учение Святых, был человеком богопросвещённым, наученным Богом8. Вера требует не эрудиции и учёно­сти, а смиренного подчинения не мнению большин­ства, но истине, общеисторической и вечной истине Церкви. Если человек не избавится от самомнения и тщеславия по поводу своих знаний и смиренно не приобщится к открывающему духовные горизонты уму Христа, Церкви, её Отцов и Учителей, то он не пе­рестанет удивляться той стойкости в вере и той спо­собности отвечать на любые вопросы, которой отли­чаются даже верующие простецы. Он будет осуждать их как «эгоистов» и «всезнаек», не имеющих смирения. Подлинное же смирение состоит в том, чтобы со­глашаться не с точкой зрения большинства, но с тем, чему учат Бог и Его Святые, ибо очень часто боль­шинство начинает доверять неправде и своим числен­ным превосходством как бы узаконивает её. Если бы подчинение мнению большинства, отвергающего ис­тину, было в человеческом обществе непререкаемой нормой, то никто не принял бы Евангелия, пропове­дуемого горсткой Апостолов, и Церковь не смогла бы сохраниться в окружении такого количества неверую­щих и еретиков.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий