Благолюбие

Благолюбие т.т.1-2

Тема 40. О том, что не следует с легкостью бросать свое место или уходить из монастыря, где ты обещал Богу остаться до конца жизни, и что отцы даже не покидали свою келью и получали от этого великую пользу.

А. Из Палладия

Нафанаил, так звали отшельника на горе Нитре, не остался бы в своей келье, если бы не его превеликое терпение, потому что бесы своими кознями с самого начала отравляли ему жизнь. Но он дал себе зарок, что не уйдет оттуда.


Однажды утром, когда Нафанаил сидел в своей келье, все же это ему надоело, и он ушел оттуда, построил себе келейку поближе к селению и стал жить в ней. А через три-четыре месяца, как-то ночью вдруг с улицы послышался грохот, будто кто-то бил в барабан из бычьей кожи, как обычно бывает перед казнью. Это оказался с виду солдат-не солдат, одет в лохмотья и колотил он в барабан, не переставая.

— Кто ты такой, что пришел ночью к чужому дому и поднял такой шум? — возмутился блаженный Нафанаил.
— Я тот, кто выгнал тебя из первой кельи, — был ответ, — а теперь пришел, чтобы выгнать тебя и отсюда.

Блаженный понял, что стал посмешищем беса, и тотчас вернулся в прежнюю келью. В ней он провел тридцать семь лет, не выходил даже за порог — наперекор бесу. А нечистый какие только ужасы ни нагонял на него, чтобы заставить его уйти из кельи, — всего не рассказать! Но блаженный выстоял до конца и в этой же келье почил.

2. Как-то Макария Великого из Александрии начали беспокоить тщеславые помыслы, понуждая его оставить келью и внушая ему пойти в Рим якобы для спасения и оказания благодеяний другим: исцеления болящих, поскольку Божия благодать в нем безотказно действовала на злых духов. Помыслы долго терзали его, но он не поддался им. Тогда они приступили к нему и стали силой гнать его вон. Святой лег па пороге своей кельи, вытянул ноги на улицу и сказал бесам тщеславия:

— Тащите меня, демоны, если можете. Сам я отсюда никуда не уйду. Если вы сможете меня отнести, куда говорите, несите. Λ я, клянусь, буду лежать так до вечера, и если не сдвините меня, не послушаюсь вас.

Так лежал он неподвижно, потом, наконец, встал, когда уже был глубокий вечер.

С наступлением ночи помыслы опять начали досаждать ему. Святой встал, взял корзину на два модия1, наполнил ее песком и, взвалив на плечо, пошел бродить по пустыне. Тут ему встретился смотритель2 антиохиец Феосевий и спросил:

— Что несешь, авва? Давай помогу, не мучай себя так.
— Мучаю мучающего меня, — ответил Макарий. — Сам трудиться не хочет, и меня тянет вон из кельи.

Он еще долго ходил по пустыне и, изнурив тело, вернулся к себе.

3. Однажды, впав в крайнее нерадение, я пришел к святому Марку и спросил:

— Авва Марк, что мне делать? Меня одолевают помыслы. Они внушают: «Ты ничего тут не делаешь, поэтому уходи отсюда».

Святейший Марк посоветовал:
— А ты в ответ скажи этим помыслам, что тут я ради Христа стены сторожу.

1. Модий — римская мера объема и веса, примерно 8-9 кг.
2. Κοσμητωρ, греч. — здесь: управляющий, смотритель, отвечающий за хозяйственные работы в монастыре и за уборку и украшение храма.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий