Благолюбие

Благолюбие т.т.1-2

Тема 45.  О том, что смиренномудрый сам себя уничижает, укоряет и умаляет любое доброе дело, кате бы ни сделал, а также о том, в чем особенности смиренномудрия и каковы его плоды

А. Из Патерика

Авва Антоний говорил: «Я увидел все сети дивола, расставленные по земле, и со вздохом спросил себя:

— Кто же минует их?

И услышал голос, который сказал мне:

— Смиренномудрие.

2. Он же сказал авве Пимену: «Такая работа у человека: перед лицом Бога возлагать вину за свои грехи на себя и ожидать искушения до последнего вздоха».

3. Как-то, когда авва Арсений был в своей келье, бесы восстали на него и принялись досаждать ему. Тем временем к нему пришли прислуживавшие ему братья. Когда они подошли к его келье и остановились возле нее, то услышали, как авва вопиет к Богу:

— Боже, не оставь меня. Ничего доброго я не сотворил пред Тобой, но по милости Твоей дай мне положить начало этому.

4. Брат пришел к авве Аммону и попросил:

— Авва, скажи мне слово.

Он прождал семь дней, но старец так ничего и не сказал ему. Когда же брат стал уходить, авва вышел проводить его и сказал:

— Мои прошлые грехи стали мрачной стеной между мной и Богом.

5. Авва Даниил рассказывал о дочери одного важного сановиика в Вавилоне. Она была одержима бесом, и ее отец обратился за помощью к знакомому монаху, которого весьма чтил.

— Никто не может излечить мою дочь, разве что отшельники, которых я знаю, — сказал он. — Но если мы их попросим,то по своему смирению они не согласятся взяться за это дело. Поэтому давай поступим так: когда они придут на рынок, сделайте вид, будто хотите купить у них рукоделие, но деньги забыли дома, и вы пригласите их домой, дабы взять плату за рукоделие. А когда они придут, попросите сотворить молитву, и я верю, что моя дочь исцелится.

Они пошли на рынок, отыскали ученика старцев — он продавал свое рукоделие, взяли его с собой вместе с его корзинами и привели в дом, чтобы расплатиться с ним. Как только монах вошел в дом, одержимая подбежала к нему и ударила по щеке. Он тут же подставил ей другую щеку, как заповедал Господь. Бес не мог вынести этого.

— Какая мощь! Заповедь Иисуса выгнала меня, — закричал он и вышел из одержимой.

Дочь выздоровела, и разум вернулся к ней. Когда об этом рассказали старцам, они прославили Бога и сказали, что ничто не поражает так диавольскую гордыню, как смирение по Христовой заповеди.

6. Авва Карион сказал: «Я приложил много трудов, даже больше моего сына Захарии, но не достиг его меры из-за его смирения и молчания.

7. Как-то, коща авва Захария жил в Скиту, ему было видение. Он пошел и рассказал о нем своему авве Кариону. Но старец был больше практиком и не очень разбирался в подобных делах. Он встал, поколотил его и сказал, что это у него от бесов. Но видение продолжало являться Захарии. Тогда он ночью пришел к авве Пимену и рассказал ему о видении и об огне, (который он чувствует) внутри. Старец понял, что это от Бога, и посоветовал:

— Пойди к такому-то старцу и сделай то, что он скажет.

Авва Захария пришел к этому старцу и не успел открыть рот, как тот опередил его и сам сказал то, что ему было нужно и что видение это от Бога.

— А теперь, — добавил он, — иди и слушайся своего отца.

8. Авва Моисей однажды спросил того же Захарию:

— Скажи, что мне сделать?

В ответ Захария поклонился ему в ноги и воскликнул:

— И ты срашиваешь об этом у меня, отче?
— Поверь, чадо мое Захария, — ответил старец, — я видел, как Святой Дух нисходит на тебя и потому мне должно спрашивать у тебя.

Захария сорвал куколь с головы, бросил под ноги и принялся топтать его, приговаривая:

— Если человек не сокрушит себя вот так же, то не сможет стать монахом.

9. Авва Пимен рассказывал, что авва Моисей спросил умирающего авву Захария:

— Что ты видишь?
— Лучше помолчим, отче, — ответил тот.
— Да, чадо, молчи, — скзал авва Моисей.

В момент его смерти сидевший рядом авва Исидор взглянул на небо и воскликнул:

— Радуйся, чадо мое Захария, — тебе открыты врата Небесного Царства.

10. Авва Евагрий сказал: «Самоосуждение есть начало спасения человека».

11. Как-то авва Феодор встретился с братьями другого монастыря. Увидев, как во время трапезы те в благоговейном молчании брали чаши, но не говорили «благослови» (συγχωρισον)1, он сказал:

— Монахи утратили благородство и (теперь) не говорят «благослови».

12. Некий брат сказал авве Феодору:

— Хочу исполнить заповеди. Тогда старец рассказал ему:

— Авва Фома тоже как-то сказал: «Хочу исполнить свой помысел о Боге». Он пошел в пекарню, взял муку и напек хлеба. Бедняки попросили у него, и он отдал им хлеб. Они попросили еще, и он отдал им корзины и свою одежду и в келью вернулся в одном омофории2 и все равно ругал себя:

— Я не исполнил Божью заповедь.

13.  Брат попросил того же авву:

— Скажи мне слово — я погибаю.

С большим трудом авва ответил:

— Я сам в опасности, что же могу сказать тебе?

14. Блаженный архиепископ Феофил как-то посетил гору Нитрийскую. Его встретил авва горы. Архиепископ спросил:

— Отче, что особенного ты обрел на этом пути?
— Винить и укорять себя во всем, — ответил старец.
— Кроме этого, иного пути нет, — согласился архиепископ.

15. Когда этот же архиепископ прибыл в Скит, собрались там все братья и попросили авву Памво:

— Скажи Папе3 слово для его пользы.

Старец ответил:

— Если нет пользы от моего молчания, тем меньше будет пользы от моего слова.

16. Амма Феодора говорила, что ни подвиг, ни страдания, ни всяческие скорби — ничто не спасает, кроме истинного смиренномудрия. Был некий отшельник, который изгонял бесов. И вот начал он спрашивать их:

— Что вас заставляет выйти из человека, пост?
— Мы тоже не едим и не пьем, — ответили они.
— Бдение?
— И мы не спим.
— Отшельничество?
— Мы сами живем в пустынях.
— Что же тогда изгоняет вас?

Они ответили:

— Ничто не может победить нас, кроме смиренномудрия.

17. Авва Иоанн Колов говорил, что смиренномудрие и страх Божий превыше всех добродетелей.

18. Он же спросил:

— Кто продал в рабство Иосифа? (Быт 37, 28).
— Его братья, — ответил монах.

— Нет, — возразил старец, — его смирение. Ведь он мог бы начать спорить, сказать, что он их брат, но он промолчал и по смирению продал себя. И смирение поставило его правителем Египта.

19. Он же сказал: «Мы сбросили с себя легкое бремя: самоукорение, зато взвалили на себя тяжелое: самооправдание».

20. Про него же кто-то из отцов сказал: «Авва Иоанн благодаря своему смирению управляет Скитом одним мизинцем» (δια τνσ ταπεινωσεωσ αυτου εκρεμασεν ολην την Σκητιν εν τω μικρω δακτιλω αυτου)

21. Авва Иоанн Фивейский говорил: ≪Монаху прежде всего нужно достичь смиренномудрия. Ибо это первая заповедь Спасителя: Блаженны нищие духам, ибо их есть Царство Небесное (Мф 5, 3).

22. Авва Пимен сказал об авве Исидоре, что тот каждую ночь расходовал на плетение вязанку ветвей. Братья уговаривали его:

— Отдохни немножко, ведь ты уже не молод.
— Если, — отвечал он, — сожгут Исидора и прах его развеют по ветру, в том не будет мне никакой пользы, ибо ради нас Сын Божий приходил на землю.

23. Он же рассказывал об авве Исидоре: «Когда помыслы говорили авве, что ты, мол, великий человек, он отвечал:

— Разве я, как Антоний? Или стал, как авва Памво или как другие отцы, угодившие Богу?

После таких слов помыслы отступали, и он получал успокоение. Когда же враги пытались внушить ему страх и говорили, что после всего этого он уж точно угодит в ад, он отвечал:

— А вы даже и там будете ниже меня.

24. Авва Лонгин сказал: «Как мертвый ничего не чувствует и никого не осуждает, так и смиренномудрый не может осуждать человека, даже если увидит, что тот поклоняется идолам».

25. Авва Матой сказал: «Чем ближе человек к Богу, тем более грешным видит себя. Даже пророк Исаия, увидев Бога, назвал себя погибшим и нечистым».

26. Он же говорил: «Когда я был молод, то думал, что делаю что-то хорошее. А теперь, когда состарился, вижу, что у меня нет ни одного доброго дела».

27. Его же спросил один брат:

— Как в Скиту могли делать больше, чем требует заповедь, и любить врагов больше, чем самих себя.

Старец ответил:

— А я до сих пор даже того, кто меня любит, не люблю так, как себя.

28. Авва Иаков рассказывал:

≪Как-то я зашел к авве Матою и, когда уходил, сказал, что собираюсь пойти в Келлии. Авва Матой попросил:

— Передай от меня поклон авве Иоанну.

Когда я пришел к авве Иоанну, то передал ему:

— Авва Матой велел тебе кланяться.
— Авва Матой, — сказал старец, — вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства (Ин. 1,47).

Через год я снова зашел к авве Матою и передал ему поклон от аввы Иоанна.

— Я, конечно, недостоин слов старца, — ответил авва Матой, — однако знай: когда услышишь, что старец ставит ближнего выше себя, значит, он достиг великой меры, потому что совершенство в том и состоит, чтобы своего ближнего превозносить больше самого себя.

29. Брат попросил авву Матоя:

— Скажи слово.

Тот ответил:

— Иди и моли Бога, чтобы Он даровал твоему сердцу плач и смирение и всегда помни о своих грехах. Не осуждай других, но ставь себя ниже всех и отсеки от себя дерзновение. Сдерживай свой язык и чрево и совсем не пей вина. Если кто-нибудь станет говорить о каком-то деле, не спорь с ним. Если он правильно говорит, скажи «да»; если же неверно, скажи: «Ты знаешь, что говоришь». И не возражай ему на его слова. В этом и есть смирение.

30. Авва Ксанфий сказал: «Собака лучше меня, ибо у нее есть любовь, и она не впадает в осуждение».

31. Брат спросил авву Алония:

— Что значит уничижать самого себя?

Старец ответил:

— Ставить себя ниже бессловесных тварей и знать, что они не подлежать суду.

32. Авва Пимен сказал, что, если человек укоряет себя, он одолеет все.

33. Он же сказал:

— Если человек достигнет то, о чем говорил апостол: Для чистых все чисто (Тит. 1, 15), он увидит себя ничтожнее любой твари.

Один брат возразил:

— Как же я могу считать себя хуже убийцы?

Старец пояснил:

— Когда человек придет в меру, о которой сказал апостол, и даже если увидит, что кто-то совершает смертоубийство, то скажет себе: «Он сделал этот грех только один раз, а я убиваю каждый день».

34. Тот же брат спросил об этом изречении авву Анува и передал ему слова старца Пимена.

— Он хорошо сказал, — ответил Авва Анув, — так оно и бывает. Ведь если человек достигнет меры этого изречения и увидит немощи своего брата, он поступит так, что своей праведностью покроет их.

Брат спросил:

— И в чем же его праведность?
— Укорять самого себя, — ответил старец. — Ведь кто укоряет самого себя, тот оправдывает своего ближнего. И такая праведность покрывает недостатки ближнего.

35. Об авве Пимене говорили, что он не любил высказываться об изречении какого-нибудь старца, но только всегда превозносил его. И еще говорили, что, если кто-нибудь приходил к нему, то он сначала отсылал их к авве Ануву, потому что тот был старше. Авва же Анув советовал им:

— Идите к моему брату Пимену, потому что у него дар слова.

А когда заставали авву Анува сидящим рядом с аввой Пименом, то авва Пимен в его присутствии всегда молчал.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий