Благолюбие

36. Авва Пимен вспоминал: «Блаженный авва Антоний говорил, что великая сила человека в том, чтобы свои собственные ошибки взять на себя перед лицом Господа и ожидать искушения до последнего издыхания».

37. Тяжело вздохнув, он еще добавил:

— Все добродетели вошли в этот дом, кроме одной. А без нее все труды человека напрасны.
— Какая же это добродетель? — спросили его.
— Самоукорение, — ответил он.

38. Он же сказал: «Человек, если соблюдает (Божии) правила, то он ничего не боится. А мы потому страдаем от множества искушений, что не внимаем ни самим себе, ни своему поведению, хотя слышали из Писания про Авигею4 (1 Цар 25, 2- 40), как она сказала Давиду: На мне грех. Услышав эти слова,
он полюбил ее. Авигея — прообраз души, а Давид — Божества. Если душа укоряет себя пред Господом, Он любит ее.

39. Авва Пимен сказал: «Я знаю, что попаду туда же, куда угодил сатана».

40. Он же сказал: «Человеку во всем нужно смиренномудрие и страх Божий, как воздух, которым он дышит».

41. Он же сказал: «Повергать себя перед Богом, не ценить самого себя и отсекать свою волю — вот орудия души».

42. Брат спросил его:

— Авва, о чем нужно думать, когда сидишь в келье?

Старец ответил:

— Я все еще человек, хотя по уши погряз в нечистоте, на шее у меня бремя, и я вопию к Богу: «Помилуй меня».

43. Он же сказал: «Если к тебе придет брат, и ты увидишь, что от его прихода нет пользы, спроси свой разум и узнай, какой был помысел у тебя до его прихода. Тогда ты поймешь причину бесполезности его появления и в чем твоя вина. Если ты сделаешь это со смиренномудрием, то не станешь обижаться на своего ближнего, то есть укоришь не его, а себя и на себя же возьмешь собственные прегрешения. Ибо если человек со вниманием пребывает в келье, то не согрешает, потому что он предстоит перед лицом Бога. И как мне думастся, именно от такого предстояния человек обретает страх Божий».

44. Он же рассказал, как однажды старцы сидели за трапезой, авва Алоний прислуживал им стоя. Они похвалили его, но он ничего не ответил. Кто-то из старцев потом спросил его наедине:

— Почему же ты не ответил, когда старцы похвалили тебя?
— Если бы я ответил, — сказал авва Алоний, — это означало бы, что я принял похвалу.

45. Он же сказал: «Земля, на которой Бог заповедал приносить жертвы, — это смиренномудрие».

46. Авва Сисой говорил: «Кто хранит ум от осуждения, исполняет все Писание».

47. Некий брат пришел к авве Сисою на гору аввы Антония и во время разговора со старцем спросил:

— Отче, неужели ты не достиг меры аввы Антония?
— Если бы у меня был хоть один помысел аввы Антония, я бы весь стал, как пламень, — ответил старец.

48. Другой брат спросил его:

— Авва, я вижу, что память о Боге пребывает во мне.
— Не велико дело, — сказал старец, — что твой помысел всегда с Богом. Оно велико в том случае, когда ты считаешь себя хуже всякой твари. Это вместе с телесным трудом приводит к смиренномудрию.

49. Авва Сисой спросил брата:

— Как жизнь?
— Трачу мои дни впустую, отче, — ответил тот.
— Если я потрачу хоть один день впустую, то благодарю Бога, — ответил старец.

Иными словами: «Я благодарю Бога за то, что хоть один день у меня не прибавилось грехов».

50. Три старца, прослышав про авву Сисоя, пришли к нему.

Один спросил его:

— Отче, как мне спастись от скрежета зубовного и червя неусыпаемого?

Старец не ответил ему. Тогда другой задал ему вопрос:

— Отче, как мне спастись от скрежета зубовного и червя неусыпаемого?

И ему старец не ответил. Тогда его спросил третий:

— Отче, что мне делать, как вспомню о тьме внешней, так дух захватывает?

Только тут старец ответил:

— Сам я об этом даже не вспоминаю и все же надеюсь, что по своему благоутробию Бог помилует меня.

Услышав эти слова, старцы опечалились и собрались уходить. Но авва Сисой не хотел, чтобы они ушли, опечаленными.

— Блаженны вы, братья, — сказал он. — Я даже завидую вам. Ведь если б наш ум вот так же постоянно помнил об этом, то мы не могли бы грешить. А что делать мне, жестокосердому? Я даже не позволяю себе вспоминать о том, что людям уготованы адские муки и потому все время грешу. Старцы поклонились ему в ноги и сказали:

— Что мы слышали о тебе, то и увидели.

51. Авва Сисой говорил, что путь к смиренномудрию — воздержание, постоянная молитва Богу и стремление быть ниже любого человека.

52. Он же сказал, что об идолах написано: у них есть уста, но они не говорят, есть глаза, но они не видят и есть уши, но они не слышат. Таким же должен быть и монах. Как идолы — мерзость, так и монах должен считать себя мерзостью.

53. Брат спросил авву Крония:

— Как достичь смиренномудрия?
— Страхом Божиим, — ответил старец.
— А как обрести страх Божий? — спросил он.
— По-моему, — сказал старец, — надо утеснять себя во всем, налагать на себя телесные труды и по силе возможности не забывать об исходе души и о Божьем суде.

54. Авва Макарий возвращался как-то с болота с вязанкой веток в свою келью. На дороге ему повстречался дьявол с саблей. Нечистый хотел было рубануть его саблей, но не посмел.

— Какая великая сила в тебе, Макарий! — сказал он, — ничего не могу с тобой поделать! А ведь ты все делаешь, как я. Ты постишься, и я пощусь. Ты бдишь, а я вообще не сплю. Только н одном ты сильнее меня.
— В чем же? — спросил авва.
— В смирении, — ответил лукавый. — Из-за него я против тебя бессилен.

55. Авва Иперехий сказал: «Смиренномудрие — это древо жизни, возносящееся к небу».

56. Старец сказал: «У кого есть смирение, тот укрощает бесов. А у кого смирения нет, тот становится игрушкой для них».

57. Он же сказал: «Будь не только смиреннословным, но и смиренномудрым. Ибо без смиренномудрия не возвысишься в Божиих делах».

58. Один великий анахорет спросил:

— Почему ты воюешь со мной, сатана?

Тот ответил:

— Но ведь ты же своим смиренномудрием еще больше воюешь со мной.

59. Старцы говорили: ≪Венец монаху — смиренномудрие≫.

60. Старца спросили:

— Когда душа обретает смирение?
— Когда переживает о своем содеянном зле, — ответил он.

61. Старец сказал: «Как земля никогда не падает вниз, так и смиряющий сам себя».

62. Два монаха были братьями по плоти и жили вместе. Но дьявол задумал разлучить их. И вот однажды младший зажег светильник, но бес подстроил так, что подставка перевернулась, и светильник упал. Старший в гневе ударил младшего. Но тот с земным поклоном воскликнул:

— Прости, брат, я сейчас снова зажгу его.

И тут снизошла такая Божья сила, которая разрушила все козни демона, и тот побежал жаловаться своему князю, жившему в капище.

Языческий жрец услышал, как демон жаловался своему князю, понял свое заблуждение, крестился и стал монахом. И с самого начала он хранил смирение и говорил:

— Смирение разрушает всю силу врага. Я сам слышал, как демон сказал: «Стоит мне только посеять ссору между монахами, как один из них делает поклон — и у меня вся сила пропадает».

63. Старец сказал: «Смирение не гневается и никого не вводит в гнев».

64. Старца спросили:

— Почему нас одолевают демоны?
— Потому что мы сложили наше оружие. Я говорю о самоуничижении, смирении, нестяжании и терпении, — ответил он.

65. Старца спросили:

— Что такое смирение?
— Это, — ответил он, — когда твой брат согрешит, ты простишь его прежде, чем он попросит у тебя прощения.

66. Об авве Сисое говорили, что когда он умирал, возле него собрались старцы и стали спрашивать его:

— Что ты видишь?
— Вижу, что пришли за мной, — ответил он, — а я прошу их оставить мне хоть немного времени на покаяние.

Один старец спросил:

— А если тебе дадут время, разве ты успеешь сделать что-нибудь для покаяния?
— Даже если ничего не успею, то хоть немного повздыхаю о своей душе, и мне хватит.

67. Как-то к старцу в Фиваиду привели одержимого, чтобы он исцелил его. Старец после многих молитв приказал бесу:

— Выходи из Божьего творения!
— Я выйду, — ответил тот, — только спрошу тебя об одном изречении. Ответь, кто такие козлища и кто агнцы? (См.: Мф 25,32).
— Козлища — это я, — ответил старец, — агнцев же знает Господь.

Услышав это, бес громко закричал:

— За твое смирение выхожу, — и тотчас оставил юношу.

68. Старцы говорили: «Когда брань смолкает у нас, тогда нам нужно смиряться еще больше. Ведь это значит, что Бог пожалел и покрыл нас, немощных. А если мы станем превозноситься, Он отнимет от нас Свой покров, и мы погибнем».

69. Брат спросил старца:

— В чем преуспеяние человека о Господе?
— Преуспеяние человека — это смирение, — ответил старец. — Чем глубже он нисходит в своем смирении, тем выше поднимается в преуспеянии.

70. Старец сказал: «Если говоришь кому-нибудь «прости меня», ты смиряешься сам и попаляешь бесов».

71. Старец говорил: «Если бы мельник не зашоривал глаза вращающему жернов ослу, тот стал бы поворачивать морду назад и поедать его зерно. Так и нам по замыслу Божьего спасения даются шоры, чтобы мы не видели добро, которое делаем, и не восхваляли бы самих себя и из-за этого не лишались бы

своей награды. А для того чтобы мы осуждали себя, нам иногда попускаются нечистые помыслы, и мы видим только их. И вся эта грязь скрывает от нас то маленькое добро, какое у нас есть. Пока человек уничижает сам себя, его труды не напрасны».

72. Старца спросили:

— Что такое смирение?
— Смирение — великое Божье дело, — ответил он, — а путь к смирению — в страданиях тела и в том, чтобы считать себя грешным и хуже всех.
— Что значит считать себя хуже всех? — спросил брат.
— Это значит смотреть не на чужие грехи, — ответил старец, — а только на свои и непрестанно молиться Богу.

73. В одной киновии жил монах, который брал на себя грехи других братьев. Он обвинял себя даже в блуде и утверждал, что он его совершил. Некоторые братья, не знавшие о его подвиге, начали роптать:

— Сколько же зла от него, — говорили они, — да при том еще и ничего не делает.

Авва знал, почему он так поступает, и сказал братьям:

— Одна его циновка, которую он плетет со смирением, для меня дороже ваших всех, сделанных с гордостью. Если хотите, то сами увидите извещение от Бога.

Он велел братьям развести костер, принести три своих циновки и одну брата и бросить в огонь. И только они бросили их в костер, как они тут же сгорели. Только циновка брата осталась нетленной. И те, кто совсем недавно обвиняли его, увидели это, пали ему в ноги и с тех пор чтили, как отца.

74. Один монах, получив рану, с земным поклоном извинился перед тем, кто поранил его.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий