Благолюбие

 В. Из жития святого Алипия

 У великого Алипия сердце воспылало любовью к Богу. Он узнал, что необходимо сделать в настоящей жизни, чтобы постоянно пребывать в единстве с Тем, о Ком мечтаешь, чтобы всем умом созерцать Его и в чистоте слиться с Ним воедино. Для этого, как ему сказали, нужно отречься от всего, удалиться от друзей, родных, знакомых и даже родительницы своей и избрать благо отшельничества. И эти свои мечты он поверил одной родной матери.

— Матушка, — сказал он, — мне страсть как хочется уйти на восток1. Отпусти меня — там многие, избравшие путь исихаста, достигали боголюбивой и блаженной жизни. Собери меня в дорогу и не откажи мне в твоих молитвах.

Услышав это, она не стала, как все женщины, жаловаться на свое вдовство, ни на свое одиночество, ни на то, что такой добрый сын оставляет ее одну, хотя это невыносимо для матери. Она даже словом не обмолвилась, чтобы отговорить ребенка от дорогого ему намерения. (Ибо желания сына для нее были дороже собственных, и ей самой хотелось поступить так, как для него полезнее всего). Подняв взор и воздев руки к небу, она весь свой ум сосредоточила на молитве.

— Иди, дитя мое, — сказала она, — иди туда, куда влечет тебя дух. Я вручают тебя Богу, Которым мы живы. Да ниспошлет Он от Своего Лица ангела тебе и направит по Своей воле, пошлет тебе помощь от святого и от Сиона заступит тя (Пс 19, 3), облечет тебя в броню правды и шлем спасения дарует тебе (Ср.: Еф 6, 17). Ярче полуденного света воссияет праведность твоих дел, потому что ты возлюбил Владыку больше  родителей и отечества.

Так говорила истинная мать своего сына. Добродетель в ней была сильнее природы, и она считала недостойным поступать или говорить иначе.

После молитвы мальчик обнял ее, а она нежно прижала к себе свое милое дитя, из их глаз полились горячие слезы. На прощанье они расцеловались, мать вернулась к себе домой, а сын пошел тем путем, о котором мечтал. Однако через несколько дней, когда стало известно о его уходе, все, как и следовало ожидать, перепугались за него. Предстоятель местной церкви, как только услышал новость, не мешкая отправился за ним в погоню и настиг его в Евхаите2 в день памяти мученика Феодора. Епископ принялся со слезами уговаривать юного подвижника вернуться к матери, даже сказал, что во сне ему был глас Божий, который велел юноше не впадать в отчаяние из-за того, что он не дошел до цели. «Ибо всякое место свято, — сказал Явившийся, — где хоть один человек будет жить свято». Так милостью Божьей этот сладчайший плод снова возвратился в отчий дом на родную землю.

После возвращения юноша сразу же отправился на одну из гор, лежавших к югу от города, и, затворившись в небольшой хижине, предался подвижническим трудам. Так он провел некоторое время и успел укрепиться в подвигах добродетели. Все же жизнь в низине, на земле, совершенно не удовлетворяла его. Юношу все время влекло ввысь, ибо он всегда всей душой стремился к небу и Богу.

Как-то у одной из гробниц Алипий увидел невысокую колонну. Он взял немного досок, закрепил их на ее верхушке и тем самым оградил себя от всякой непогоды. Эти работы делались не без помощи матери, которая и тут не оставила его. Но ангелоподобная жизнь святого взбесила злых духов. Выстроившись в фалангу, они принялись метать в Алипия здоровенные камни. Им удалось проломить крышу сооружения и разбить несколько досок. Один весьма увесистый камень попал подвижнику в плечо и больно ранил его. Дабы показать бесам, что их козни для него — детская забава, подвижник утром после молитвы взял у матери тесло, совсем разбил крышу и сбросил доски на землю.

— Это, — сказал он, — чтобы камням ничего не мешало падать. Мать, как только услышала треск досок и увидела, как они падают сверху на землю, схватилась за голову.

— Что случилось, сынок! — воскликнула она. — Зачем ты разломал свою единственную кровлю? А придет зима? А начнутся проливные дожди? А палящие лучи солнца — ведь они жгут, как огонь?

— Ну и что, мама, — ответил ей преподобный. — Разве не стоит померзнуть здесь, чтобы не попасть в жару там? Здесь потерпеть дневной зной, чтобы там не угодить в вечный огонь? И разве можно как-то иначе удостоиться воздаяния за наши труды?

Так святой убедил мать разрешить ему не только сломать укрытие, но и снять верхнюю одежду. Она не проявляла своей жалости к сыну, хотя сильно любила его, потому что видела, что он страдает за Христа. Ибо она презрела свое естество, и Бог для нее был дороже родной крови.

Вот вам пример истинной матери, которая (всем сердцем) любит своего сына; сына, который радуется боголюбивой матери; и семьи, которая прославляет Бога! Как не благословлять такой плод благочестия! И как не назвать счастливым древо, приносящее такие плоды! Итак, кроме своих прочих добродетелей, мать, как я уже говорил, осталась при сыне. Чтобы заботиться о нем, она рядом соорудила шалаш, отказавшись от обычных удобств. Тем не менее женщина так радовалась всему, как если бы жила в раю. Средства на пропитание она зарабатывала трудом своих рук, обеспечивала сына всем необходимым и еще умудрялась оказывать помощь нищим.

Как-то один благочестивый человек дал ей немного денег. О)на взяла их и с позволение сына пошла в город, чтобы купить все необходимое. Но по дороге она увидели нищих, ей стало их жалко, и она раздала им все. Увидев ее, сын заметил, что она идет с пустыми руками.

— А где же покупки, мама? — спросил он. — Они мне очень нужны.

— Они достались Богу и нищим, — ответила она. — Но это нам пойдет на пользу тоже. Поэтому я решила, что наше с тобой пропитание не важнее нужды нищих и не стала гневить Бога. Надеюсь, что по их молитвам мы удостоимся милости тоже.

Божий человек принял ее слова с радостью и как истинный сын благословил свою мать.

2. У дивной Софии было три дочери: Вера, Надежда и Любовь. Перед мученичеством благочестивая и боголюбивая мать утешала их, подготавливая к мукам и смерти. И во время мучений она была рядом с ними и, глядя на их страдания, ласково ободряла каждую, пока не увидела, что все дочери скончались. И она, возрадовавшись всей душой, воздала великую хвалу Богу, а через три дня и сама отошла (ко Господу) вслед за дочерями, обняв их тела и став сонаследницей их небесной славы.

Примечания:

1. Т. е. туда, где жили исихасты, монахи-подвижники, наложившие на себя обет молчания.

2.  Евхаита — небольшой город в Малой Азии северо-западнее Амасии, где в те времена находилась кафедра митрополии. В этом городке родился Феодор Стратилат. Ныне турецкий город Меджит-Узу.

 

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий