Благолюбие. Том 2

Д. Из Отечника

Брат спросил авву Пимена:

— Что означают в Писания слова гневающийся на брата своего напрасно? (Мф 5, 22).

Авва ответил:

— Если брат погрешил против тебя, даже очень сильно, и ты разгневался на него, это напрасный гнев. Если он тебе вырвет правый глаз и отсечет правую руку, ты не должен на него гневаться. Но если он тебя отделит от Бога, вот тогда гневайся.

2. Сказал старец: «Несправедливо обиженный и простивший ближнего по природе своей от Иисуса. Кто не обижен и не обижает других, тот по природе своей от Адама. А кто обижает ближнего, требует с него проценты, наживается на чужом горе, тот по природе своей от дьявола».

3. Рассказывали об авве Геласии, что у него была книга на пергаменте ценой в восемнадцать номисм. В ней были переписаны весь Ветхий и Новый Завет, и она лежала в церкви, чтобы каждый желающий из братьев мог читать ее. Пришел брат-чужестранец и когда зашел к старцу, увидел книгу, то сразу позарился на нее, украл ее и ушел. А старец, хотя все видел, не стал гнаться за ним. Тот человек пришел в город и стал продавать книгу. Он нашел покупателя и попросил за нее шестнадцать номисм. А покупатель сказал:

— Я сначала поспрашиваю, что это за книга, а потом скажу о цене, которую ты просишь.

Чужестранец отдал ему книгу. А торговец принес ее авве Геласию, чтобы тот оценил товар, и сказал, сколько за нее просят.

Старец принялся рассматривать книгу так, будто никогда раньше не видел ее, потом сказал:

— Покупай, книга хорошая и стоит названной цены.

Торговец вернулся к себе, но ответил продавцу не так, как велел старец.

— Я показал книгу авве Геласию. Он сказал мне, что шестнадцать номисм слишком дорого, и книга не стоит того. Похититель, услышав это, спросил:
— А больше ничего тебе не сказал старец?

Тот ответил:

— Нет.

Растроганный незлобием старца, продавец сказал:

— Не буду ее продавать, — он забрал книгу, пришел к старцу с покаянием, хотел вернуть ее назад, но тот отказался принимать ее. Тогда брат сказал:

— Если не примешь, мне не будет покоя.
— В таком случае я возьму ее.

И брат оставался у старца до самой его кончины, поскольку получил большую пользу от делания старца.

4. Когда авву Евпрепия грабили, он помогал грабителям выносить свои вещи. Они вынесли все из кельи, оставив старцу только дорожный посох. Увидев это, авва смутился, и, взяв его, побежал за ними, чтобы отдать и его. Но они не захотели брать простую палку и поспешили скорее убраться прочь. Тогда старец вручил посох первым попавшимся путникам и сказал, кому передать его.

5. Как-то на авву Феодора напали трое разбойников: двое держали его, а третий выносил из кельи его имущество. Когда они вынесли книги, то хотели забрать и рясу, которую старец надевал на богослужение, но он попросил:

— Оставьте рясу.

Они не послушались. Тогда старец одним движением рук повалил на землю обоих державших его разбойников. Увидев такое, они перепугались.

— Не бойтесь, — сказал старец. — Поделите мое имущество на четыре части, себе возьмите три, а мне оставьте одну.

Они так и сделали, и старец получил свою долю – служебную рясу.

6. Про авву Иоанна Перса рассказывали, что когда на его келью напали злодеи, он вынес таз и всем омыл ноги. Они устыдились и с покаянием ушли.

7. Авва Макарий вернулся к себе в келью и увидел человека, который приехал на осле и выносил его имущество. Он присоединился к грабителю и стал навьючивать на осла вещи, будто они были не его. Затем, не проронив ни слова, он проводил его и сказал:

— Мы ничего не принесли с собой в мир и поэтому ничего не унесем из него. Господь дал, что пожелал, так и стало. Да будет Господь благословен во всем.

8. Еще о нем говорили, что в его отсутствие к нему в келью пришел разбойник. Когда авва вернулся, то застал разбойника, нагружавшего его имущество на верблюдицу. Авва стал помогать выносить свои вещи и вместе с разбойником навьючивать на животное. Когда все было погружено, разбойник стал бить верблюдицу, чтобы она вставала, но она не поднималась. Авва Макарий, видя, что животное не поднимается, вернулся в келью, нашел маленькую скамеечку, вынес ее, положил на верблюдицу и сказал:

— Брат, вот чего не хватало, — и, ударив верблюдицу по ноге, крикнул: — Вставай.

Верблюдица тотчас встала и, сделав несколько шагов по слову его, вновь улеглась и уже не вставала, пока с нее не сняли всю поклажу. Пристыженный разбойник ушел ни с чем.

9. Пришли как-то в келью старца разбойники и сказали ему:

— Мы сейчас возьмем все из твоей кельи.
— Берите, чада, все, что вам нужно, — сказал он.

Они все взяли и ушли, и забыли захватить только какой-то сверток. Старец взял его и побежал догонять их, крича во весь голос

— Чада, возьмите, вы забыли это у меня в келье Разбойники, изумленные незлобием старца, вернули все, что взяли, и, покаявшись, сказали:

— Поистине, он человек Божий.

10. Рассказывали, что как-то философы1 решили испытать монахов. Проходил мимо монах, хорошо одетый, и они говорят ему:

— Эй ты, подойди-ка сюда.

Тот в гневе обругал их.

Проходил и другой монах, ливиец, и они сказали:

— Эй ты, монах, старый греховодник, подойди-ка сюда.

Тот сразу подошел, и они ударили его по щеке. Он подставил другую щеку. Они тотчас пали перед ним на колени и с изумлением воскликнули:

— Вот истинный монах!

Они посадили его рядом с собой и стали расспрашивать:

— Каким же делом вы превзошли нас в пустыне? Вы поститесь?

И мы постимся. Вы бодрствуете? И мы бодрствуем. Все что вы делаете, и мы делаем. Но в че же вы выше нас, пустынники?

Старец ответил:

— Мы надеемся на благодать Божию и храним свой ум.

Философы сказали:

— Этого мы хранить не можем.

Так, получив духовную пользу, они попрощались с монахом.

И. Два монаха жили рядом. Старец пришел к ним, чтобы испытать их. Он взял посох и стал истреблять овощи, которые вырастил один из них. Завидев это, брат спрятался и не выходил до тех пор, пока от овощей ничего не осталось. Затем он вышел и увидел, что уцелело одно только растение. Он сказал старику: «Если хочешь, я сейчас приготовлю его, и мы вместе поедим». Старец совершил перед братом поклон, сказав:

— Ради твоего незлобия почил Дух Святой на тебе, брат.

12. Блаженный Зосима рассказывал об одном старце: «Когда я был в монастыре в Тире1, пришел к нам один добродетельный старец. Мы стали с ним читать книгу «Изречения старцев» (мы всегда ее по нашему обычаю читали) и дошли до рассказа о том старце, к которому пришли разбойники и все взяли, кроме одного небольшого свертка. Там было написано, что старец гнался за ними, крича во весь голос: «Чада, возьмите, это вы забыли в моей келье». Они, восхищенные его незлобием, вернули все украденное.

Когда мы прочли это, старец сказал мне:

— Ты знаешь, авва, это высказывание весьма помогло мне.

Я стал его расспрашивать:

— Как это, отче?

Он ответил:

— Когда я жил на берегу Иордана, я прочел это высказывание и, восхитившись незлобивостью и кротостью старца, обратился к Богу и сказал: «Господи, удостоивший меня принять тот же монашеский образ, что и он, удостой меня по следам его ступать и следовать, как и он, тем же путем, направляемый Твоей благодатью».

Когда мной овладело это стремление, уже через два дня моего сиденья в келье слышу, как несколько человек подошли к келье, постояли и постучались в дверь. Я понял, что это разбойники. Сказал я про себя: «Слава Богу, настало время явить плод моего желания». Я открыл дверь и радушно их принял, зажег светильник и начал показывать им вещи, приговаривая:

— Не беспокойтесь, верую Господу, что не скрою от вас ничего.
— У тебя есть золото? — спросили они.
— Да, три золотника, — ответил я и открыл ящичек.

Они взяли золото и ушли с миром.

— А я, — сказал блаженный Зосима, — поблагодарил старца за рассказ и спросил его:
— А что было потом? Они вернулись, как те разбойники к старцу из повести?

Он тотчас ответил:

— Упаси Господи! Я не хотел их возвращения.

Вот, видите, — добавил в заключение авва Зосима, — к какому преуспеянию, славе перед Богом привели его желание и душевная готовность. Он не только не пожалел о вещах, но и радовался, как будто удостоился великого блага».

13. Другой старец, которому нужна была одежда, пришел на рынок и купил оджду за нумию3 с мелочью. Он взял плащ, положил на землю, сел на него и, отдав продавцу номисму, стал отсчитывать медяки, раскладывая их на валявшейся рядом

дощечке. Кто-то подошел сзади и стал вытягивать покупку из-под него. Старец чувствовал, что кто-то вытаскивает одеяние, но молчал и только все больше нагибался над монетами, пока вор не вытянул одеяние полностью и не скрылся. А старец, заплатив полную цену, ушел с пустыми руками.

1 Здесь: философы — образованные идолослужители, которые хорошо знали эллинскую мудрость.
2.  Тир — древний город Сирии, известный в истории его осадой и взятием Александром Македонским. Сегодня это ливийский город Сур.
3 Нумия (νουμιοσ) — древняя монета, имевшая цену в зависимости от места и времени. В римской и византийской империи она была монетой невысокого достоинства.


Тема 37          Начало       Тема 39

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий