Благолюбие. Том III (продолжение)

Б. Из Палладия

Мы знавали великого подвижника Виссариона, насколько он был кроток и как велико было его умиление. Как-то мы сидели и беседовали, слушая его душеполезные и спасительные наставления, и пришел авва Милий, который, облобызавшись со старцем, сказал:

— Такой-то наш благодетель, постоянно навещавший нас в этой пустыни, умер. Но как при жизни он наилучшим образом распоряжался своим имуществом, так и после смерти наилучшим образом уже все управил. Он передал свое поместье женскому монастырю, который опекает Илия Подвижник, и собрал в нем уже триста подвижниц.

Услышав эти слова, старец заплакал и принялся бить себя по лбу.

— Горе мне, грешнику! — воскликнул он. — Он столько радости принес дьяволу, причинил страшный вред подвижницам и растерял все свою награды! А ты говоришь, что он наилучшим образом все управил?

Мы попытались спорить и говорить, что великая награда в том, чтобы помогать подвижницам, Христу обручившимся и Ему единому работающим.

— Поверьте мне, чада, — возразил старец, — со мной то же самое было. Я видел авву Герасима, о котором упомянуто в житии Евфимия Великого. Пришел в Иерусалим, помолился и на обратном пути (а было мне двадцать пять лет) услышал о его смерти. Слушая, как лев скончался с ревом на его могиле, я был поражен в самое сердце любовью к Богу. Тотчас я раздал свое имущество, оставив за собой только одно имение, чтобы разместить там скит великого монастыря в Александрии.

Я отправился и предал себя в волю аввы Исидора Пилусиота. Я сказал ему: «Авва, я желаю, по Божьему велению, отречься от мира. Я раздал все свое имущество, оставил себе только одно именье ради подвижниц. Но его хочет купить богатый человек, императорский наместник, и он мне предлагает за него семьдесят фунтов золота. Продавать имение или нет?» Старец ответил: «Если он оценил имение в семьдесят фунтов, уступи ему за пятьдесят, а вырученное золото раздай подвижницам, и получишь большую награду. Если ты отдашь им имение, то ввергнешь их в великое смятение и суетные занятия и так доведешь до скверны блуда».

Я не послушался старца, но вернулся к себе и подписал дарственную на имение. Подпись я ставил в присутствии Александрийского папы, всего клира, градоначальника и свидетелей. Вручив монахиням бумагу, я без промедления вернулся в скит.

Через шестнадцать месяцев вижу во сне, что я оказался в Вифлееме и стою перед священной пещерой. Пещера наполнена дивным несказанным светом, а мужи в священных одеяниях воспевают Жену, облаченную в багряницу. Ее красоту невозможно передать. В изумлении и в страхе от этого ужасающего видения я хотел бежать, но один из святых мужей, самый величественный, подошел ко мне, сурово на меня взглянул и сказал строгим голосом: «Скажи, Евстафий (это было мое мирское имя), чем ты оправдаешься за подвижниц? С того дня, как ты передал им имение, они гневают Господа! Велено мне умертвить тебя, если тотчас не исправишь свою ошибку». Я в страхе ответил: «Господи, я отдал им имение вместе с рабами и скотиной не для того, чтобы гневить Бога».

Тогда царственная Жена отверзла Свои святые уста и сказала тихим голосом: «Мы принимаем твое намерение, чадо, но в твоем намерении дьявол нашел свой удел. Враг человеческий поразил их душу и тело. Бог Промыслитель мог бы низвести и даровать им реки золота, но это им не полезно. Кто отрекся от мира ради Царства небесного, должны в труде и тяготе, великом смирении и нищете неотступно прилежать Богу, а не в роскоши, тщеславии и богатстве».

Протянув руку, она указала на прежнего моего собеседника: «Это Иоанн Креститель, наставник монахов. Кто хочет стоять вместе с ним, должен подражать его добродетелям». И, повернувшись ко мне, добавила: «Иди и исправляй свой грех, а Я тебе помогу≫. Святому Предтече она сказала, взглянув на него: ≪Иоанне, запечатай сердце его, чтобы он не счел морокой сказанное ему≫. Иоанн Креститель протянул руку и запечатал мое сердце. И я тотчас проснулся, взял посох, собрал немного хлеба на долгую дорогу и отправился к авве Исидору. Когда я рассказал авве о видении, он спросил: «Разве ты не знал, что если имение возделывать, то нужно нанимать работников? В монастырь подвижниц тогда заходят мужчины, и дьявол поражает тогда и тех, и других. Монахи вообще не должны заниматься земными заботами, тем более женщины».

Вместе со старцем я отправился к подвижницам. Мы вошли в храм, помолились, а потом позвали стариц и сказали им: «Что нам делать? Скоро придет императорский чиновник, он отберет имение и передаст его патриарху». Они ответили: «Что вы знаете, будет добрым и нужным, то повелите, и мы исполним». Я говорю: «Не могу возразить императорскому чиновнику. Если хотите, то до его прихода продадим имение здешнему властителю, и все деньги достанутся вам. А он уже будет разговаривать с чиновником≫. Старицы ответили: «Хорошо вы сказали, так пусть и будет».

Я тотчас отправился продавать имение, и продал его императорскому наместнику за шестьдесят фунтов, а всех рабов отпустил на свободу. Взяв золото, я вернулся в обитель и положил его перед алтарем. Затем мы, как и договаривались, отправились в дорогу вместе с аввой Исидором. Я сказал старцу:

«Я едва не погиб, отче. Правильно говорили отцы: «Женщинам не твори милостыни». Старец ответил: ≪Не говори так, чадо, ты ошибаешься. Истину говорю тебе, что кто может и желает творить милостыню, всячески должен помогать подвижницам. Он получит большую награду, чем если помогает слепым, прокаженным, хромым и калекам. Ведь эти женщины — самая немощная часть общинного тела. Подвижницы отреклись от мира ради Бога и стали нищими, но они не могут, в отличие от нас, ходить и продавать изделия своего ремесла, они не могут справиться со всеми делами в монастыре, а выходить за стены монастыря они не смеют.

Если одна из них выйдет за ворота обители, тотчас все охотники зол направят на нее свой взгляд, словно на показавшуюся лань, и полетят в нее стрелы отовсюду. Избежать всех стрел — дело трудное и быть может невыполнимое, а получить ранение — потеря немалая. Даже если превозмочь тяжкую рану и вырваться из рук охотников, бежать будет тяжко. И даже если стрела выйдет из раны, то тот участок, который был поражен из-за твоего невнимания, начнет гнить, особенно если не начать лечить его сразу — пойдет зловоние и гной, как возвещал об этом пророк1.

Поэтому тот, кто может послужить им ради Бога и избавить их от необходимости выходить за стены монастыря, получит стократную награду от Бога в сравнении с теми, кто милосердствует к прочим нищим и немощным. Точно также тот, кто прислуживает монахам, голодающим Бога ради, получает свыше великое и несравненное воздаяние. Кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка (Мф 10, 41). И еще: Кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика,., не потеряет награды, своей     (Мф 10, 42). Только нужно быть внимательным и не подавать монастырю, будь то женскому или мужскому, как попало. Ведь это может тех, кто решил жить по воле Божией, подтолкнуть к суетным увлечениям, помыслам и смутам. Полезно им это не будет, а вред самый значительный.

А кто хочет им послужить и даровать им покой, пусть подает то, что не отвлечет от усердия в духовной жизни: хлеб, муку, уксус, мелкие деньги, одежду шерстяную и льняную или что-нибудь еще, что от нас труда не потребует, а им необходимо в повседневных нуждах. Тогда служение их Богу возрастет, потому что ничто не будет отвращать их от думы и помышления о Боге».

1 Вероятно, тут автор имеет в виду Пс 37,6: Засмердели и загнили раны мои от лица безумия моего.

Тема 48 /  Начало  /  Тема 50

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий