Догматика православной церкви. Дело Богочеловека. Сотериология

 Преподобный Иустин Попович

Господь Иисус Христос как Спаситель

Божественная Личность Господа Иисуса Христа всесовершенна и неделима. Это сильно ощущается во всем, что Христово. В каждой Его мысли, и слове, и деле присутствует вся Его Богочеловеческая Личность — и причем всецело и нераздельно.

Во всех Своих внешних и внутренних, зримых и сокровенных выражениях Личность Богочеловека едина и неделима. Отсюда и вся жизнь Христова на земле составляет одно неразрывное органическое целое. Единством и нераздельностью Его Богочеловеческой Личности определено единство и нераздельность Его Богочеловеческого дела, свершения. Нет ничего ни в Личности, ни в жизни, ни в деятельности Господа Иисуса Христа, что можно было бы отбросить как излишнее или ненужное. Он весь — во всем Своем.

Ни о чем Богочеловеческом нельзя сказать: в этом нет необходимости, этим можно пренебречь. Когда апостол Петр предложил Спасителю устранить страдание из Его Богочеловеческого подвига спасения человеческого рода, Спаситель нарек его сатаной: отойди от Меня, сатана! (Мф. 16, 23). Всё Христово: и воплощение, и Крещение, и Преображение, и страдания, и крестная смерть, и Воскресение, и Вознесение, и дела, и учение — вошло как необходимая составная часть в грандиозное, космическое, Богочеловеческое дело спасения людей, и это нельзя отвергнуть, не повредив Богочеловеческой Христовой Личности. Одна и та же безмерная Богочеловеческая значимость и сила проникает всё Христово, так что из этого неразрывного, Богочеловеческого целого нельзя выделить одну часть и сказать: вот именно этим Господь Иисус Христос спас мiр, искупил человеческий род. В Богочеловеке и Его жизни и учении всё бесконечно важно и нужно, Божественно важно и Божественно нужно. Поэтому Господь Своим святым ученикам и оставил как заповедь спасения призыв о соблюдении всего заповеданного: Шедше убо научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа: учаще их блюсти вся, елика заповедах вам  (Мф. 28, 19–20).

Всей Своей Богочеловеческой Личностью и всей Своей Богочеловеческой жизнью Господь Иисус Христос совершил спасение человеческого рода, поэтому Ему и наречено имя Иисус, что означает Спаситель. Это имя было дано не какой-то Его части и не Его учению, а Его нераздельной Богочеловеческой Личности. Он весь — Иисус, весь — Спаситель во всём, что составляет Его Богочеловеческую Личность и Его Богочеловеческое дело. Богоданным именем Иисус (см. Мф. 1, 21) - Спаситель определено, обусловлено и Его дело — спасение.

Вследствие безмерного богатства Своей Богочеловеческой Личности и разнообразных даров и благ, Которые Он принес мiру, Спаситель называется разными именами: Пастырь, Учитель, Свет, Путь, Истина, Жизнь, Первосвященник, Пророк, Лоза, Господь, Сын Божий, Христос, Камень, Агнец. Многие имена, но одна Личность и одно дело, ведь и как Пастырь Он — весь Пастырь, и как Учитель Он — весь Учитель, как Свет Он — весь Свет, и как Истина Он — весь Истина. Посему Его дело искупления и спасения мiра и человека — это не только Его дело как Пророка, Первосвященника и Царя, но и Его дело как единой и неделимой Богочеловеческой Личности — такой, какой описывают ее и являют все имена, усвояемые ей в Святом Откровении.

Во всем искупительном и спасительном Господь Иисус Христос присутствует весь — во всецелой полноте Своей Богочеловеческой Личности. При этом Его спасительная сила и действие отчетливее всего проявляются в некоторых Его делах, как, например, Крещение и Преображение, и достигают своей вершины в крестной смерти, Воскресении, Вознесении и сошествии Святого Духа. Но всё это суть составные части Его Богочеловеческой жизни и подвига как единого и неделимого органического целого. Крест верховенствует лишь на фундаменте всего того, что ему предшествует. Крест — это пик пирамиды спасения, но как вершина он стоит на всём, что под ним, а то, что Спаситель встроил в пирамиду спасения, было либо словом, либо мыслью, либо молитвой, либо воздыханием, либо чудом, либо событием. Вершина без основания и без того, что воздвигнуто между ней и основанием, не была бы верхней точкой. Основание пирамиды спасения — это воплощение Сына Божия; на нем Господь Иисус Христос Своей земной жизнью выстроил Богочеловеческий дом спасения и на его вершине поставил крест и Воскресение. Господь Иисус возвестил спасение всем тем, чем Он как Богочеловек был, и всем тем, что Он как Богочеловек соделал.

В самом имени Иисус представлено всё Богочеловеческое дело Христово. Владыка Христос спасает, ибо Он — Спаситель. Только как воплощенный Бог Господь Иисус — и Спаситель, и спасение. Его Богочеловеческая Личность — это и есть всё и вся в спасении, отчего Господь Иисус Христос и делает спасение каждого человека зависимым от Себя как Богочеловека, говоря: Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет (Ин. 10, 9). Всё входящее в Личность и в дело Богочеловека составляет Евангелие спасения. Поэтому ничто Богочеловеческое не может быть ни опущено, ни отвержено. В Спасителе всё спасительно, всё сотериологично. Что это такое, что можно бы было устранить из Господа Иисуса Христа быть как якобы неспасительное? Все слова Спасителя суть дух и жизнь (Ин. 6, 63). Но они суть дух и жизнь лишь Его Божественной Личностью. Всегда и во всем Он — одна и Та же Личность. В Свою Божественную Личность Он внес и тело. Что тогда в Нем неспасительно? Он — Спаситель и как Пастырь, и как Первосвященник, и как Истина, и как Свет, и как Жизнь, ибо Его Личность всегда едина и неделима. Бесконечности Его Личности соответствует бесконечность Его Богочеловеческого подвига.

Во всех моментах Своей земной жизни Господь Иисус Христос — непрестанно Спаситель, только Свою спасительную силу Он проявляет иногда сильнее, иногда слабее, подчас более явно, а временами более прикровенно. Со всех сторон Его Богочеловеческой жизни текут и прибывают спасительные силы, дабы, наконец, сосредоточиться и слиться в крестную смерть и Воскресение как всеобъемлющий источник спасения. Богочеловеческий подвиг спасения человеческого рода достигает своей конечной и совершенной полноты в крестной смерти и Воскресении Спасителя — оттого-то человеколюбивый Господь и спешит к этому через все Свои дни и ночи: вот, мы восходим в Иерусалим, и совершится все, написанное через пророков о Сыне Человеческом, ибо предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и оскорбят Его, и оплюют Его, и будут бить Его, и убьют Его: и в третий день воскреснет (Лк. 18, 31–33). Впрочем и прежде Своих спасительных страданий и Воскресения Господь Христос есть Спаситель, непрестанно спасающий людей Своей Богочеловеческой силой. А если бы это было не так, то разве мог Он прежде Своей крестной смерти сказать Закхею:Ныне пришло спасение дому сему, и расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои (Мф. 9, 2; Мк. 2, 5; Лк. 5, 20), и многим: Вера твоя спасла тебя?

Спасение человеческого рода, совершенное досточудным Богочеловеком Иисусом, знаменует собой бесконечную Богочеловеческую тайну. В ней спасительно сопряжена тайна Бога и тайна человека, жизнь Бога и жизнь человека. Поэтому в ней всё — Богочеловеческое, от начала до конца. Никакая людская мысль, сколько бы ни была она укрепляема благодатью, не способна всецело проникнуть в эту святую Богочеловеческую тайну. Вознесенный над ней своим величественным умом апостол Павел заканчивает свои размышления о подвиге спасения, подъятом Спасителем, восхищением и изумлением: О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! (Рим. 11, 33).  В Богочеловеческий подвиг спасения человеческого рода Господь Иисус внес премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей (1 Кор. 2, 7). Тайну Своей воли Трисолнечный Господь явил нам в Богочеловеческом домостроительстве спасения, совершенном Богочеловеком Иисусом (Еф. 1, 9).

Единая и неделимая Божественная тайна пронизывает Богочеловеческую Личность Господа Иисуса Христа и Его дело. На всех путях Богочеловеческого подвига спасения благая и кроткая Христова тайна встречает и ведет человеческую душу, наполняя ее Божественной благостью и бесконечной радостью. Дело Богочеловека Христа — спасти людей, погибших в грехе (см.: Мф. 18, 11), избавить людей от греха и смерти (см.: Ин. 4, 34; 6, 40; 17, 4). Другими словами, Его дело — обновить, возродить человека (см.: Ин. 3, 1–10), просветить его (см.: Ин. 1, 9; 8, 12; 9, 5; Еф. 5, 8; 1 Фес. 5, 5), усовершить его (см.: Еф. 4, 13), сделать его подобным Христу (букв.: «охристоподобить».– Примеч. пер.), обожить (см.: Ин. 10, 34; 2 Пет. 1, 4–5), соделать бессмертным и oвековечить (см.: Ин. 5, 21–24; 6, 47; 11, 25). В это Свое таинственное дело Спаситель ввел всю Свою Богочеловеческую Личность со всеми ее бесконечными совершенствами. Исполнил Он это дело Божественно и совершенно всем подвигом Своей Богочеловеческой жизни на земле, от яслей до Вознесения. В Личности и деле Богочеловека Христа весь Бог преподан всему человеку. Это — средство к исцелению человека от греха и смерти, средство к освящению, к уподоблению Христу, к обожению, к усвоению бессмертия и к уготовлению человека для вечной жизни на этом и на том свете. В этом — примирение человека с Богом, в этом — искупление, в этом — спасение, и совершенство, и блаженство. Этим Богочеловек соделался и навсегда пребыл Главой спасения, Вождем спасения (ср.: Евр. 2, 10); оттого и обратился Он к Богу Отцу со словами: дело соверших, еже дал еси Мне да сотворю (Ин. 17, 4). Как и Его Богочеловеческая Личность, Богочеловеческое дело Христово не менее таинственно и невыразимо. Но как Личность, так и дело Богочеловека Христа составляют единую и неделимую великую благочестия тайну (ср.: 1 Тим. 3, 16), великую тайну спасения.

О том, что спасение человеческого рода уготовано, совершено и обусловлено Богочеловеческой Личностью и Богочеловеческим подвигом Господа Иисуса Христа выразительно свидетельствует нам Святое Откровение через Священное Писание и Священное Предание. В Божественную истину Личности Спасителя и Его подвига спасения рода человеческого ничто так не вводит человеческий дух, как Священное Предание, опирающееся на Священное Писание, и Священное Писание, освещаемое Священным Преданием.

Первая благая весть, с которой начинается новозаветное Откровение,— это благовестие Святой Деве посланного Богом Архангела: о том, что Она родит Сына, Которому нарекут имя Иисус, то есть Спаситель (см.: Лк. 1, 31). Этим первым благовестием объята вся Личность и вся деятельность Богочеловека Христа. В самом данном от Бога имени Иисус предсказан и возвещен весь совершенный Спасителем Богочеловеческий подвиг спасения людей. Весьма значительно то, что Бог не наименовал Господа Иисуса Христа ни учителем, ни пастырем, ни царем, ни первосвященником, не пророком, но — Спасителем, ибо это имя шире всех прочих имен и все их в себе содержит. И когда родился воплощенный Бог, Ангел Господень возвещает пастырям, что родился... Спаситель... Христос Господь (Лк. 2, 11). А это как раз и означает, что воплощенное Слово есть Спаситель мiра как Богочеловек всей Своей Богочеловеческой Личностью и деятельностью.

Как Спаситель Господь Иисус Христос есть в то же время и спасение. Праведный Симеон, исполненный Духа Святого, принимая на руки младенца Иисуса, называет Его спасением  (см.: Лк. 2, 30; 3, 6). Богочеловек Христос во всей полноте Своей евангельской, Богочеловеческой данности — это и есть спасение. Посему в Священном Писании и говорится, что в Богочеловеческой Личности Господа Иисуса спасение Божие послано язычникам (Деян. 28, 28). Очевидцы Господа Иисуса и Его дел с восхищением говорят о Нем: мы сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мiра, Христос (Ин. 4, 42). И Бог, и люди именуют Господа Иисуса Христа Спасителем, ибо как Богочеловек Он объемлет Собою все Божественные и человеческие совершенства, необходимые для спасения человека от зла и смерти.

Во всей истории человеческого рода Бог никого не нарек Спасителем, потому что все без исключения люди — под грехом и смертью. И лишь безгрешный Господь Иисус Христос удостоен этого имени как единственная историческая Личность, в Которой не обрелось ни крупицы греха, ни атома зла. Во всесовершенной полноте Своей Божественной Личности воплощенный Бог Слово — абсолютная полнота всеобъемлющей жизни и света (см.: Ин. 1, 4) и лишь как Таковой Он есть победа над грехом, смертью и тьмой (см.: Ин. 8, 12; 12, 35, 46; 11, 25). Как только Господь Иисус вышел на проповедь, великий Предтеча Духом Святым возвещает, что Он есть Агнец Божий, Который берет на Себя грех мiра (Ин. 1, 29), берет всей Своей Богочеловеческой жизнью.

Лишь как Богочеловеческая Личность Господь Иисус Христос соделался для всего человеческого рода премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением (1 Кор. 1, 30). Он явился как Богочеловек, чтобы взять грехи наши (1 Ин. 3, 5), то есть освободить нас от греха и сделать способными к жизни в Божией святости и правде. Соблазненный духом зла и уничтожения, человеческий род в своей истории творил больше дела его, нежели свои,—для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола (1 Ин. 3, 8). Богообразная красота человеческой души была сплошь осквернена и загрязнена грехами, поэтому Бог послал Сына Своего очистить наши грехи (в синод. тексте: в умилостивление за грехи наши.– Примеч. пер. ) (1 Ин. 4, 10).

Иисуса Богочеловека во всей Его исторической действительности возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать людям (в синод. тексте: Израилю.– Примеч. пер.) покаяние и прощение грехов (ср.: Деян. 5, 31). Хотя Он и Божественно совершенен, Спаситель по-земному осязаем и по-человечески доступен. Богомудрый апостол это четко выражает следующими словами: От семени Давидова (в синод. тексте:из сего-то потомства.– Примеч. пер.) Бог по обетованию воздвиг Израилю Спасителя Иисуса (Деян. 13, 23). Спаситель соделался реальным человеком, дабы как человек спасти человека. Если бы не явился Он как истинный человек, то можно было бы сказать, что Он — некий небесный призрак и наваждение, механически и насильно навязывающее людям спасение. Своей безгрешной человеческой реальностью Владыка Христос привлекает к Себе человеческие существа, лицезрящие в нем естественного и необходимого Спасителя человеческого естества.

Лишь как подлинно совершенный Бог и подлинно совершенный человек Господь есть Спаситель людей и надежда человеческого рода   (ср.: 1 Тим. 1, 1). В Своем бесконечном человеколюбии Он хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим. 2, 4). Своим Богочеловеческим подвигом спасения Господь Иисус Христос стал единым и единственным Спасителем человеческого рода, поэтому — нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись (Деян. 4, 11–12). Своей животворящей силой Богочеловеческая Личность Владыки Христа есть в то же время и Спаситель, и спасение (см.: 2 Тим. 2, 10; 3, 15). «Познание спасения есть познание Сына Божия, Который действительно есть и нарицается и спасением, и Спасителем, и совершением спасения. Он — Спаситель, ибо Он — Сын и Слово Божие; Он — совершение спасения, ибо Он — Дух... Он — спасение, ибо Он — плоть: Слово стало плотию и обитало с нами» (Св. Иреней Лионский. Против ересей).

Потому как в Богочеловеке обитает вся полнота Божества телесно (Кол. 2, 9), то Он — Спаситель человеческого рода всей Своей Личностью и всем тем, что в ней, от нее, с ней. «Не Себя пришел спасти бессмертный Бог,— говорит святой Афанасий Великий,— но умерщвленных; не за Себя пострадал, но за нас; и посему-то воспринял на Себя наше уничижение и нашу нищету (убогость), чтобы даровать нам Свое богатство. Ибо Его страдание есть наше избавление от страдания; Его смерть — наше бессмертие, Его слезы — наша радость, Его погребение — наше воскресение. Его Крещение — наше освящение... Язвы Его — наше исцеление... Наказание Его — наш мир... Бесславие Его — наша слава... Сошествие Его — наше восшествие» (Свт. Афанасий Великий. О явлении во плоти Бога Слова и против ариан).

«В том и состоит чудо, что Господь стал человеком, и причем человеком без греха; поэтому и совершилось всецелое обновление, дабы обнаружилось Его могущество. И из того, что Он Сам по Своей воле установил в естестве, Он восприял на Себя то, что хотел, то есть: рождение от жены, возрастание, исчисление лет, труд, голод, жажду, сон, печаль, смерть, Воскресение. Поэтому где истлевало человеческое тело, там Иисус полагает Свое собственное тело, и где душа человеческая была удерживаема смертью, там Христос показывает, что и Его душа — человеческая, дабы Ему как человеку не быть держимым смертью и как Богу разрушить державу смерти: чтобы, где было посеяно тление, произросло нетление; дабы, где царствовала смерть, Он, Бессмертный, представ в образе человеческой души, явил бессмертие и таким образом учинил нас причастниками Своих бесстрастия и бессмертия в надежде на воскресение из мертвых» (Свт. Афанасий Великий. Против Аполлинария).

Всецелым Своим Богочеловеческим существом Господь Иисус спас человека. Он, по слову богомудрого отца Православия, «дал тело за тело, и душу за душу, и совершенное бытие за всего человека» (Там же). Богочеловек Христос спас нас всем Своим бытием; «спасение мiру — Сын от Отца» (Он же. Толкование на псалмы). «Имя Иисус значит — и Спаситель, и спасение; от Спасителя — спасение, как от света — освещение» (он же. Слово пространнейшее о вере).

Тайна спасения — вся в Богочеловеческой Личности Господа Иисуса. Личность Спасителя и Его подвиг спасения человеческого рода составляют одно неделимое живое целое. С целью обожения человека через спасение Бог Слово и стал человеком, явился и жил как Богочеловек. Воплотившись, Владыка Христос привнес [с Собой] в человеческое естество бесконечные силы Божества, которые и совершают спасение человеческого рода через Его Богочеловеческую Личность и Богочеловеческую жизнь. «Господь Христос — Богочеловек,— говорит святой Григорий Богослов.— В Нем соединились Бог и человек, которые были удалены один от другого. Всё соединилось в одно за всех и за одного праотца: душа за душу непослушную, тело за тело, покорившееся душе и с нею осужденное; Христос, Который без греха,— за Адама, который был под грехом. Ради этого старое заменено новым: страданием призван страдалец в первоначальное состояние, каждый наш долг возвратил Сущий над нами,— и открылась новая тайна: человеколюбивое Божие домостроительство спасения падшего через непослушание. Для этого — и рождение от Девы, для этого — ясли и Вифлеем; рождение вместо сотворения, Дева вместо жены, Вифлеем вместо Едема, ясли вместо рая, малое и видимое вместо великого и сокровенного. Для этого — Ангелы, прославляющие Небесного, ставшего земным; пастыри, зрящие славу Агнца и Пастыря; звезда — путеводитель, мудрецы — поклонники и дароносцы, чтобы уничтожилось идолопоклонство. Ради этого Иисус крещается и принимает свидетельство Свыше; ради этого Он постится, бывает искушаем и побеждает победителя. Ради этого изгоняются демоны, исцеляются болезни и малым поручается великое дело проповеди, и они его совершают. Ради этого шатаются языцы, и людие поучаются тщетным (Пс. 2, 1). Ради этого древо за древо и руки за руку: руки, мужественно распростертые, за руку, невоздержно протянутую, руки пригвожденные — за руку самовольную. Ради этого: воздвижение на крест — за падение, желчь — за вкушение запрещенного плода, терновый венец — за худое распоряжение, смерть — за смерть, тьма — за свет, погребение — за возвращение в землю. Воскресение — за воскресение. Всё это было для нас неким Божиим воспитанием и врачеванием нашей немощи, которое ветхого Адама возвращало туда, откуда он ниспал, и приводило его к древу жизни, от которого нас удалил плод древа познания, несвоевременно и неразумно вкушенный» (Свт. Григорий Богослов. Слово 2).

Проказа греха обезобразила и лишила святости всё человеческое. Спаситель должен быть всем, что и человек,— всем, кроме греха, и освятить Собою всё человеческое. Поэтому святой Григорий и говорит о Спасителе: «Он иногда предается и сну, чтобы и сон благословить; иногда утомляется, чтоб и труд освятить; иногда плачет, чтобы и слезы учинить достойными похвалы» (Он же. Слово 37).

Великая тайна совершается во имя спасения человеческого рода. «Обновляются естества, и Бог становится человеком... Сын Божий благоизволит стать и именоваться и Сыном Человеческим, не изменяя того, чем был (ибо то — неизменно), и приняв то, чем не был (ибо Он человеколюбив), дабы Невместимый (Необъемлемый) стал вместимым (объемлемым), вступая в общение с нами через плоть, как через завесу; ибо рожденное и тленное естество не в состоянии переносить Его чистое Божество. Для этого соединяется несоединимое: не только Бог с рождением во времени, и ум с плотию, и над-временное с временным, и безграничное с ограниченным, но и рождение с девством, и величайшее всякой славы — с бесславием, и неподверженное страданию — со страданием, и бессмертное — с тленным. Поскольку изобретатель зла мечтал быть непобедимым, уловив нас надеждою на обожение, то сам бывает уловлен покровом плоти, чтобы, набросившись как будто на Адама, встретить Бога. Так новый Адам спас ветхого, и снято осуждение с плоти после умерщвления смерти плотию» (Он же. Слово 39).

Через всё Богочеловеческое струится спасительная сила, но сильнее всего она проявляется в страдании Спасителя за мiр. Когда Господу Иисусу Христу «надлежало пострадать за мiр спасительным страданием,— говорит святой Богослов,— тогда нужно было присоединить к страданию всё относящееся к страданию, как-то: явление в мiр, Крещение, свидетельство с неба, проповедь, стечение народа, чудеса,— и из всего составить (как бы) одно целое, неразрывное и не разделимое временными промежутками. Ибо от Крещения и проповеди произошло движение народа (см.: Мф. 21, 10), а от множества людей — явление знамений и чудеса, приводящие к Евангелию; от чудес же — зависть, от зависти — ненависть, от ненависти — сговор и предательство, а от cего — крест и всё, чем мы спасены» (он же. Слово 40).

Перевод Сергея Фонова

 Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий