Духовная борьба Великого Поста

Молитва

В эти дни мы вступаем на духовную стадию благословенного Великого Поста. Святой Великий Пост – это период молитвы, период покаяния, слез, преображения человека, период, возводящий его на новую ступень духовной жизни. Наша Церковь, как заботливая мать, опекающая своих детей-христиан, установила период Великой Четыредесятницы как время особенно интенсивной духовной борьбы, стараясь помочь нам освободиться от пороков, очиститься и приблизиться к Богу, дабы удостоиться встретить Великий и Светлый праздник Воскресения Христова.

Издавна христиане, а особенно монахи, уделяли большое внимание этому духовному этапу и считали его священным, ибо этот период предполагает как духовную, так и телесную борьбу. Это борьба воздержания в пище, борьба всенощного бдения, борьба очищения и борьба духовных обязанностей, которых намного больше, чем в остальное время. Происходит духовное перестроение человека, который внимательнее прислушивается к голосу совести, чтобы исправить то, чему, возможно, он ранее не уделял должного внимания, и взрасти духовно.

Церковь помогает нам в этом не только умилительными тропарями и службами, но и наставлениями, дабы помазать нас и укрепить в битве за очищение души нашей.

Таковы прекрасные вечерние Божественные Литургии Преждеосвященных Даров. Литургии Преждеосвященных Даров приносят великую пользу. Их Херувимская песнь исполнена духовности, богословской глубины и ангельского присутствия. И потому на этих Великопостных службах нам тем более надлежит молиться с особым умилением. Причащаясь Тела и Крови Христовой, сколь должны мы быть чисты и непорочны, сколь праведны душевно и телесно, дабы Божия Благодать смогла оказать благотворное влияние на наши душу и тело! И потому в жизни нам надлежит быть бдительными. И в келье нашей, и в храме мы должны омывать лицо слезами, чтобы омыли они и душу нашу, сделав ее достойной причастия. Конечно, нередко диавол лишает всех нас, а уж меня-то прежде всех, умиления. И тогда не приходят к нам слезы, а вместо них часто являются дурные помыслы. Дурные помыслы, лишь только появляются они с сопровождающими их грешными образами, должно немедленно изгонять. Если же нас одолевают дурные помыслы или же таим мы в душе зло на брата нашего, тогда мы не можем приблизиться к Богу Любви, столь Чистому и Святому.

На протяжении всего этого времени на каждой Великопостной службе читается молитва преподобного Ефрема Сирина: «Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему. Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь».

Этими словами святой дает нам понять, что, помимо прочих добродетелей, особенно большое внимание следует уделять тому, что упоминается в самом конце: самоукорению в противовес осуждению брата, ибо без любви к ближнему нашему мы не сможем продвинуться ни на один шаг на пути к духовному очищению. Если не следить за мыслями, за словами и за своим сердцем, воздержание в еде не принесет пользы. Воздержание в еде благотворно, лишь если ему сопутствует любовь к ближнему нашему, и лишь когда мы не осуждаем других. Когда мы не порицаем братьев наших, но осуждаем лишь себя, к нам приходит любовь к ближнему и любовь к душе нашей, забота об очищении и выполнении великого завета любви к Богу и к ближнему. Любовь к Богу и к брату есть две великие добродетели, на которых зиждется все духовное здание, если же их нет, то и все остальные добродетели остаются без основания. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Иоан. 4:16).

Другое дело, к которому необходимо принуждать себя со всевозможным усердием, – это молитва. Надо молиться именем Христовым без небрежения, не теряя времени. И во время нашего всенощного бдения в келии прилагать всевозможные усилия, дабы не допустить того, чтобы нас одолели сон или леность, или небрежение, но отдавать самого себя со всей духовной готовностью. Лишь проснувшись, прежде всего обращаться к молитве, а затем приступать к канону, к молитве по четкам, к изучению Святого Писания и к богословию. Надо с особой готовностью идти в храм, чтобы прожить этот период, стяжав для души своей богатые и благие плоды.

Пост вместе с физическим трудом способствует прощению грехов и очищению. «Виждь смирение мое и труд мой и остави вся грехи моя». (Призри на труды мои, Господи, и на смирение мое, ибо не могу я сделать ничего без Тебя, и прости мне все, что я Тебе сделал.) Подвизайтесь в воздержании от пищи, в земных поклонах, в молитвах, в трудах сердца и ума, ибо этот труд во имя Божие свят и получит многократное воздаяние от Господа, ведь за него человек удостаивается венца чести и славы. Бесы особенно боятся поста, ибо пост изгоняет их. «Сей же род (то есть род бесов) изгоняется только молитвою и постом», – сказал Господь (Матф. 17: 21). И потому святые отцы непременно любое свое дело во имя Божие начинали с поста. Они верили в великую силу поста, утверждая, что Святой Дух не осеняет человека с полным желудком. Однако любой христианин, жаждущий очищения, должен начать с его основ, которыми являются пост, молитва и трезвение. Совмещая пост, молитву и трезвение, человек восходит к высшим ступеням.

В былые времена у святых отцов был один благочестивый обычай. Перед Великим Постом они уходили из монастырей и удалялись в глубь пустыни, где и жили в суровой аскезе до самой Лазаревой Субботы, когда они возвращались в обитель, дабы всем вместе отпраздновать Вербное Воскресенье. Некоторые брали с собой лишь самую необходимую пищу, другие же питались лишь дикими травами, дабы еще сильнее подвизаться в аскезе и в пустынножительстве. Затем же, на Великой Страстной Седмице, они проводили круглые сутки в храме, вкушая ежедневно лишь немного сухого хлеба и немного орехов. Господь сподобил и благословил нас встретиться с подлинными аскетами, которые не только на протяжении Великого Поста, но и круглый год подвизались в посте и аскезе.

Таков был и блаженной памяти мой духовный наставник – старец Иосиф Пещерник, получивший свое имя за то, что он жил в пещерах, где я впервые увидел его. Старец в дни Великой Четыредесятницы налагал на себя суровейший пост. Такой же пост налагал он и на нас. С понедельника по пятницу, то есть пять дней в неделю, не полагалась вкушать ничего, кроме каши из 80 грамм муки на чистой воде. И это было все. Крошечная мисочка еды на все сутки. И это на фоне тяжелой физической работы с переноской тяжести на плечах днем и сотнями земных поклонов и часами молитв круглую ночь напролет. Целью же всего этого было очистить внутренний мир человека, сделать его более праведным и честным в глазах Божиих, дабы обрел он дерзновение к Богу и смог бы молиться за весь мир. Ибо миру необходимы молитвы святых и особенно аскетов. Недаром Антоний Великий своими молитвами поддерживал всю вселенную.

Не подлежит сомнению, что, соблюдая пост, мы должны подвизаться по силам нашим, в различной степени, ибо мы все не одинаковы. «Благо, совершаемое не благим образом, уже не благо». То есть благо, не происходя благим образом, то есть в благое время, благим способом, благими средствами и по возможностям каждого, принесет не благо, но зло. Пост есть необходимость, есть благо, но он есть средство, а не цель. А цель этого средства нарекается смирение. И потому мы должны все устраивать по усмотрению духовного наставника, просвещенного Святым Духом. Духовник скажет тебе, как надлежит тебе поститься, когда причащаться, как победить тебе врага рода человеческого, что тебе делать здесь, а что там, и так по усмотрению духовного наставника подлежит устраивать самого себя. Не стоит совершать ничего выше нужного, ибо мера нужна во всем, поскольку без меры не будет и пользы. Следовательно, пост свят, но он лишь средство. И потому мы устанавливаем его для себя сообразно с указаниями духовника и нашими телесными и душевными силами. Достаточно иметь благое намерение. Ибо, по словам Василия Великого, существует такое большое различие между телесной выносливостью разных людей, как между железом и сеном.

Святая Синклитикия в последние годы своей жизни страдала от туберкулеза горла. Ее благословенное горло, непрестанно возглашавшее Слово Божие, покрылось гноем изнутри. Ее уста спасли бесчисленное количество душ. И вот сии уста испросил позволения испытать диавол, и Господь позволил поразить ее недугом туберкулеза. От гноя она стала распространять столь сильное зловоние, что даже монахини с трудом могли ухаживать за ней. Они были вынуждены использовать сильные благовония, дабы облегчить ее страдания хоть на несколько мгновений. И вот сии уста, которые, будучи здоровыми, возглашали и несли благо, во время болезни наставляли еще сильнее. Что же возглашали молчащие и гноящиеся уста? Они беззвучно проповедовали великое терпение и смирение в испытаниях Божиих. Святая вела великую борьбу, дабы отразить беса нетерпения, ропота, усталости и мук болезни. И к чему ей тогда был пост? И потому болезнь считается недобровольной аскезой. Иной страдает от рака, иной от диабета, иной от прочих разных болезней, подвергающих его многочисленным испытаниям. Как могут очиститься эти люди? Как увидеть им Свет Божий? Они увидят его, подвизаясь в терпении и благодаря Господа. Ибо терпение и благодарность восполняют пост, который по болезни они не могут соблюдать, хотя и совершают в десять раз более тяжкий подвиг, чем воздержание в еде.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий