Две крайности: Экуменизм и Зилотство

Две крайности: экуменизм и зилотство. Письма. Архимандрит Епифаний Феодоропулос

Архимандрит Епифаний Феодоропулос

Необходимые дополнения
(господину Д. Батистатосу)

 Афины, 26 сентября 1980 года

 Господин редактор, в вашем журнале недавно были опубликованы мои статьи «О крайнем зилотстве». Эти публикации привели в негодование богослова — господина Дионисия Батистатоса, ответившего на них в другом журнале.

В своей статье он заранее заявлял (интересно знать почему?): «Я не стану отвечать на его (то есть мою — авт.) статью, которая, вероятно, последует». Мой ответ был опубликован в 12-м номере «Ортодоксос типос» текущего месяца. Я полагал, что господин Батистатос сдержит своё слово и не будет больше затрагивать рассматриваемые мною вопросы, но, признаюсь, втайне желал, чтобы он отказался от своего обещания и вернулся к нашей полемике.

Моё тайное желание сбылось. Я благодарен господину Батистатосу за то, что он своим ответом дал мне возможность внести дополнения в мою ранее опубликованную статью. На его новую публикацию (см. сегодняшний выпуск «Ортодоксос типос») мне хотелось бы ответить следующее:

1. В моей статье было много серьёзных, ключевых вопросов к господину Батистатосу по поводу опубликованных в печати его смелых мнений по церковным установлениям, упраздняющих всё и вся.  Господин Батистатос совершенно игнорирует их и оставляет без ответа. Почему?

2. Господин Батистатос «был поражён» тем, что получил мой первый ответ с некоторым опозданием (он полагал, что уже взял... реванш!). Поэтому теперь я, едва закончив чтение статьи, спешу дать ответ, чтобы предотвратить его новое удивление.

3. Господин Батистатос «поражён» также тем, что я «не поместил свой ответ в том же журнале, в котором он сам первоначально изложил свои взгляды».

Ну что на это можно ответить?.. Дорогой Дионисий, ты неподражаем! Или же просто непоследователен! Ты-то сам, брат мой, как поступил? Мои статьи были опубликованы в «Ортодоксос типос», а где ты опубликовал свой ответ на них? В том же журнале, то есть в «Ортодоксос типос»? Нет! Ты обратился в издательство другого журнала. Конечно же, ты имел на это полное право и в этом тебя никто не может упрекнуть. Но почему же я подвергаюсь критике из-за того, что продолжил свои публикации в вышеназванном журнале?

Неужели я должен во что бы то ни стало точь-в-точь следовать по твоим стопам и согласовывать все свои действия с твоими? Не слишком ли велики твои претензии?

4. «Другой вид экуменизма», который проповедует господин Батистатос вместе со своими единомышленниками и о котором я пространно написал в своей предыдущей статье, и всем известный экуменизм, безусловно, «нетождественные религиозные феномены». Но разве первый не разрушает до основания православную экклесиологию и канонические установления? Дом можно разрушить не только бомбой, но и простой киркой. Человек может утонуть не только в море, но и в маленьком пруду. Не один только экуменизм есть дьявольское порождение, но и расколы, и незаконные синоды, и мятежи —всё это порождения дьявола! По крайней мере, именно так учат святые отцы.

5. Когда я «говорил о священных канонах как критериях применения власти»! Разве только если принимать за «принуждение властью» церковный порядок! Но «благообразность» и «чинность» заповеданы нам Самим Богом. «Он установил порядок как на небе, так и на земле», — как учат святые отцы. «Несть бо нестроения Бог, но мира» (1 Кор. 14, 33). Или, может быть, мы, будучи номинально врагами протестантизма, на самом деле всеми силами стараемся достигнуть протестантской анархии, беспорядка и путаницы?

6. Мои слова: «Если повторятся события Ферраро-Флорентийского собора, то повторятся и те события, которые произошли после него≫ —что угодно, только не «загадка Аполлона». Пусть господин Батистатос изучит церковную историю, тогда он будет знать, что «последовало тогда», и что «произойдёт» завтра.

7. Господин Батистатос спрашивает меня, заранее уже торжествуя свою победу: ««Законно лишённого сана» Поместной Константинопольской Церковью светильника Трисолнечного Божества Иоанна Златоуста считаю ли я святым или же, вследствие его постыдного осуждения, «отлучённым» от Церкви и поэтому несущим ответственность перед судом?». Дорогой Дионисий, прости меня, но почему ты начинаешь писать, не ознакомившись хорошенько с вопросом? К чему эти импровизации? Где ты видел, где слышал, где читал, что святой Иоанн Златоуст был осуждён Поместной Константинопольской Церковью? Он был осуждён пришедшими египтянами! Ты вынуждаешь меня заняться учительством (не для тебя, так как ты богословски образован, а для читателей, среди которых далеко не все имеют богословское образование)... и прочитать

лекцию по церковной истории с элементами канонического права. Итак:

1. Решение об осуждении святого Иоанна Златоуста было не просто несправедливым, оно было совершенно недействительным, потому что суд над ним превысил свои полномочия. (В моей статье чётко проводится грань между несправедливыми, но законными решениями, с одной стороны, и недействительными решениями — с другой). О недействительности решения, направленного против Златоуста, с самого начала объявили сорок епископов, заявив собравшемуся под дубом беззаконному собору и его председателю Феофилу Александрийскому следующее: «Не разоряй дела церковные и не разделяй Церковь, ради которой Бог пришёл во плоти. Если же ты нетерпеливо разоряешь Никейские каноны 318 епископов и творишь суд в чужой области, то сам приди в наш город (Константинополь), имеющий справедливые законы, не вызывая, подобно Каину, Авеля на поле, чтобы мы первыми выслушали тебя. Ибо у нас есть против тебя семьдесят глав, говорящих о явных беззакониях, и мы многочисленнее твоего собора и собрались по Благодати Божией не для разорения Церкви, но ради мира.

Вас — тридцать шесть из одной области (на соборе «под дубом» присутствовало 36 епископов, из которых 29 были из Египта, и все они были послушными орудиями в руках у Феофила — авт.), нас же — 40, из различных областей, 7 из нас — митрополиты, а, согласно Канонам, меньшее судится от большего и превосходящего» {Палладий, Беседа о жизни Иоанна Златоустаго. Гл. 8).

Если Синод Элладской Церкви судебным порядком рассмотрит и вынесет свой приговор какому-либо критскому епископу за ошибки, которые он совершил, будучи на Крите, то грош цена этому решению, пусть даже осуждаемый виновен на сто процентов! Константинопольская патриархия естественно имеет право особым постановлением объявить это решение необоснованным, не имеющим силы, недействительным и вынести осуждение таким действиям афинского Синода, но, даже если это судебное решение Патриархия обойдёт полным молчанием, оно от этого нисколько не выиграет. Оно исходит не от патриархии и, не имея оснований, не имеет и силы.

2. Как мы видим, сорок епископов Константинопольской Церкви, действительно имевшие право осудить архиепископа своей Церкви Иоанна, оказались в «карантине»: они были изолированы собором «под дубом» из-за того, что признали недействительными решения собора.

3. Эти епископы никогда так и не признали приговора святому отцу именно потому, что он не был действительным. Позже к ним присоединились и другие епископы. Следовательно, совсем немногие из архиереев как Константинопольской Церкви, так и других Восточных Церквей согласились с осуждением Златоуста и признали его ближайших преемников по кафедре. Вот почему и второй его преемник, патриарх Аттик, «видя, что не только ни один из восточных епископов, но даже городские жители не имеют с ним общения (очевидно, кроме немногих явных врагов Златоуста — авт.), поступая незаконно и даже противозаконно, не будучи искусным в Божественных Писаниях, подготавливает некие копии актов (письменные обвинения с угрозами), которыми принуждает непокорных вступить с ним в общение» (там же, гл. 11).

Таким образом начинается жестокое преследование епископов (об ужасах этих гонений см. у Палладия), в результате которого некоторые из архиереев были сломлены и приведены в общение с Аттиком и врагами Златоуста — Феофилом Александрийским и Порфирием Антиохийским. Однако достаточно большое число епископов оставалось непоколебимым в своём неприятии беззаконного и недействительного решения против Иоанна и продолжали уклоняться от общения с Аттиком. Какой вес имело бы в Церкви решение, не принятое подавляющим большинством епископов, даже если бы оно и не было само по себе недействительным?  Никакого! Оно de facto упраздняет себя и становится как бы несуществующим, даже если и насаждается силой светской власти.

Таким образом, решение собора «под дубом» церковно было аннулировано и кануло в лету только лишь потому, что подавляющее большинство епископов не приняли его. Если бы приведение в исполнение этого решения не гарантировало врагам Златоуста благоволения императоров, то оно (повторю, если бы даже и не было изначально недействительно) было бы отменено и осуждено!

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий