Две крайности: Экуменизм и Зилотство

Две крайности: экуменизм и зилотство. Письма. Архимандрит Епифаний Феодоропулос

Простодушные зилотские вопросы

«Дни смотряете и месяцы, и времена и лета.
Боюся о вас, еда како всуе трудихся в вас»
(Гал. 4, 10-11)

В одном старостильном журнале недавно была помещена очередная критика моих последних антизилотских публикаций. Там нет новых аргументов — приводятся в сотый раз всё те же, уже затёртые.

Но поскольку мы ещё до сих пор не рассматривали зилотских аргументов о «сопраздновании небес и земли», которые, несмотря на наивность и богословскую несостоятельность, внешним правдоподобием и кажущейся значимостью производят сильное впечатление и, возможно, поэтому оказывают вредное влияние на простодушных людей, считаю необходимым сказать несколько слов по этому поводу.

Итак, торжествующий победу мой критик, а вместе с ним, пожалуй, и сонм зилотов задают мне следующий, часто повторяемый ими вопрос: «Когда небеса отмечают праздники? По старому стилю или по новому? «Днесь вышняя с нижними спразднует, и нижняя с вышними глаголет», — поёте вы 6 января по новому стилю. Через 13 дней, 6 января по старому стилю, Иерусалимская и другие Церкви, которые придерживаются старого стиля, снова празднуют Богоявление и повторяют: «Днесь вышняя с нижними спразднует...». Когда же эти слова действительны? Когда их произносите вы или когда их произносят старостильники? Когда горняя вместе с дольним сопразднуют Богоявление? Когда вы произносите «днесь» или спустя 13 дней?»

О sancta simplicitas! (святая простота! — лат.) Братья мои, неужели вы думаете, что «днесь» имеет место не только на земле, но и на небесах? На земле есть «вчера», есть «сегодня», есть «завтра». На небесах этого нет! На небесах, братья, нет времени. Там нет ни ночи, ни дня. Вечность — это один нескончаемый день. «Нощи бо не будет ту» (Апок. 21, 25).  Солнце горнего Иерусалима никогда не восходит и не заходит, оно всегда в зените. Неужели вы полагаете,  что в вечном Царстве Бога существуют календари и месяцесловы, праздники и будни, сутки, недели, месяцы и годы? На земле есть праздники, потому что здесь есть и будни. На небесах же нет праздников, так как там нет и будней. Вся вечность — это праздник, постоянный, непрекращающийся, вечный праздник. «Праздник первородных»— этот единственный и ни с чем не сравнимый «чистый глас празднующих и непрестанно вопиющих: «Господи, слава Тебе!»» — никогда не прекращается. Там слышатся «неумолкающие славословия», и ангелы и люди «немолчными устами» воспевают победные песнословия.

Как вы представляете себе горний мир? Думаете, что там есть время, которое разделяется днями и ночами? Считаете, что и там есть праздники Обрезания Господня 1 января, Богоявления 6, Сретения 2 февраля, Благовещения 25 марта, Успения Божией Матери 15 августа, Рождества Христова 25 декабря и т. д.? Праздник Антония Великого 17 января, Евфимия Великого 20 января и Трёх Святителей 30 января, великомученика Георгия 23 апреля, святых, апостолов 29 и 30 июня, святого Димитрия Солунекого 26 октября, святых архангелов 8 ноября, святого первомученика Стефана 27 декабря? Последования утрени, вечерни, повечерия, полуночницы? «Великие четыредесятницы» со строгим постом, литургиями Преждеосвященных Даров, постовыми священническими облачениями и т. д.? Может быть, и там умилительно поют «Господи сил с нами буди, иного бо, разве Тебе, помощника в скорбех не имамы», или «Господи, согрешати не престаю, человеколюбия Твоего не достоин сый»? Может быть, вы даже думаете, что 6 января, в праздник Богоявления, там на рассвете радостно звонят колокола горней «Митрополии»1, а после службы святые апостолы вместе со святыми отцами, предваряемые шестокрылыми серафимами (настоящими или символическими)2 пересекают центральный проспект Святого Града и с пением «Во Иордане...»3 идут до устроенного на берегу моря помоста, с которого погружают крест в море для освящения вод?

Если вы так грубо, материально и приземлено понимаете духовное Царствие Божие, то любые мои слова будут излишни. Если же вы считаете (и я уверен, что вы действительно так считаете), что на небесах нет ни времени, ни дней, ни ночей, ни праздников, ни торжеств в честь того или иного события и в память того или иного святого, но один единственный праздник и торжество, никогда не прерывающееся и не прекращающееся, тогда зачем вы задаёте бесполезные (не сказать, глупые) вопросы: «С кем празднуют небеса, со старостильниками, или же с новостильниками?»

Нам известны лишь немногие святые, и поэтому мы можем посвятить каждому из них, или пусть да-же двоим, или троим, или десятерым, особый день. На небесах же неисчислимые миллионы древнейших и современных мучеников и подвижников. И если бы там и захотели особо почтить каждого из них в рамках календарного года, это было бы невозможно сделать, даже если посвятить празднованию памяти каждого из них лишь одну секунду!

Но тогда почему, скажете вы мне, говорится: «Днесь вышняя с нижними спразднует, и нижняя с вышними глаголет»? Почему говорится в молитве: «Днесь... ангели празднуют с человеки»?

Вот почему:

1. Наша Церковь «живёт» не только в ограниченном вещественном времени, но и в так называемом литургическом времени, не имеющем разделений на прошлое, настоящее и будущее, но существующем в одном только вечном сегодня и непрерываемом настоящем. Поэтому мы и поём «Днесь Христос в Вифлееме рождается от Девы», или «Днесь Владыка плотию обрезуется, и Иисус нарицается», или «Приидите узрите Христа... Егоже держит днесь в храме Симеон», или «Днесь Владыка преклонят выю под руку Предтечи», или «Днесь висит на древе», или «Днесь гроб держит вся Держащего дланию», или «ибо из гроба днесь яко от чертога возсияв Христос...», или «Странная днесь видеша вси языцы во граде Давидове», тогда как эти события совершились не сегодня, но целых двадцать веков назад!

Основываясь на этом литургическом времени, не только 21 ноября, когда празднуется Введение во храм Божией Матери, но за несколько дней до праздника мы поём: «Пречистый храм Спасов … днесь вводится в дом Господень...» Опираясь на это литургическое время, вдохновляемые им, мы непрестанно, на протяжении веков поём: «Днесь спасения нашего главизна, и еже от века таинства явление...» Каким образом и когда имеет силу это «днесь», ведь мы произносили это и вчера, и позавчера, и в прошлом году, и в позапрошлом, и десять, и сто, и двести, и пятьсот, и тысячу лет назад? Когда и для кого имели действительный смысл эти слова «Днесь спасения нашего главизна»? Всегда и для всех!

Церковь не рабыня текущего вещественного времени, несмотря на то, что «живёт» внутри него, как и внутри вещественного пространства. Преддверие и предвкушение вечности, Она «живёт» в «безвременном времени», в постоянном «сегодня», в непрекращающемся незыблемом и непоколебимом «настоящем». Отмечая различные события из земной жизни Господа, Церковь делает это не просто для «воспоминания» о них в психологическом смысле этого слова, она таинственно переживает все празднуемые события. «Вчера спогребохся Тебе, Христе, совосстаю днесь, воскресшу Тебе» —поёт каждый член Церкви именно потому, что он не просто воспоминает эти события, но мистически соучаствует и в Страстях, и в Воскресении Спасителя.

Итак, не смотрите так близоруко, так мелко, так (простите мне это выражение) по-мещански на это «днесь». Поместите его в литургическое время Церкви, где всё: и первое, и последнее —это сегодня!

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий