Две крайности: Экуменизм и Зилотство. Эпистолярный трактат. Послесловие- II

Продолжение. Начало Здесь

архимандрит Епифаний Феодоропулос

Афины, 22 июля 1971 года
Его Преподобию, монаху Никодиму из братства
иеромонаха отца Ефрема, что в Провате,
близ Кариеса, на Святой Горе.

Любезнейший мой отец Никодим, всегда радуйся о Христе Иисусе, Господе нашем!

Две крайности: экуменизм и зилотство. Письма. Архимандрит Епифаний Феодоропулос Месяц назад я получил твоё письмо. Из-за страшной занятости запаздывал с ответом на него, за что прошу у тебя прощения. Отвечаю кратко, оставляя за собой полное право ещё раз вернуться к нашей теме в том случае, если ты пожелаешь что-то уточнить...

В первую очередь, дорогой отец Никодим, должен тебе поведать одну горькую истину, которая, вероятно, тебе самому покажется парадоксальной и вызовет большое удивление. До настоящего момента я уклонялся, из соображений икономии, выражать свою позицию или же выражал её весьма прикровенно. Но теперь, когда дела зашли так далеко, что отдельные личности, имеющие, к несчастью, пугливое сознание, присоединяясь к старостильникам, становятся жертвами наглой пропаганды, направленной против Церкви, настало время сказать правду без околичностей и ничего не утаивая. Итак, отец Никодим, те, кто, боясь экуменизма, переходят к старостильникам, не выигрывают ничего. Уходя от одной ереси, они попадают в другую. Конечно, они не осознают, что попадают в ересь, но это никоим образом не меняет истинного положения вещей.

Не думай, что я несправедлив или преувеличиваю. Я приведу доказательства в защиту своих взглядов. Что такое ересь, дорогой отец Никодим? Искажение веры\ Что же есть искажение веры? Нарушение догматов? Конечно, да, но это искажение не единственно. Искажением веры также является возведение до статуса догматов веры того, что догматом не является. То есть если кто-либо захочет сделать догматом веры, условием спасения нечто второстепенное, пусть даже и хорошее, тогда он автоматически становится еретиком! Хочешь, чтобы я привёл тебе примеры? Пожалуйста — известные евстафиане! Что же они сделали? Исказили догматы веры? Какие же? Может быть, о Святой Троице? Может быть, о двух естествах Господа? Может быть, об Ангелах? Можетбыть, о дьяволе и т. д.? Нет! Ни один догмат они не исказили. Но что же тогда они сделали? Они возвели в догматы веры, в условия спасения второстепенные вещи: безбрачие и невкушение мяса.

Церковь говорила: «Это всё и хорошо, и свято, и богоугодно, и достойно похвалы, но это не условия спасения и не догматы веры». «Нет! — в ярости кричали евстафиане. — Не воздерживающийся от брака и вкушения мяса не может спастись!» Что же случилось потом? Церковь на Гангрском соборе отлучила их как еретиков и провозгласила многие анафемы1 в их адрес. Хорошо и свято, дорогой отец Никодим, календарное единство (которого всё же никогда не существовало в Церкви повсеместно), но оно не является догматом веры, оно не является условием спасения. «Нет! — кричат старостильники. — Нарушение календарного единства (но когда Церковь знала полное календарное единство?!) лишило Церковь благодати, сделало её Таинства недействительными (слушай и ужасайся!), и, следовательно, новостильники — вне благодати — а значит, вне спасения!»

Это жуткое утверждение, брат Никодим, содержит страшную ересь и хулу на Духа Святого. Эти несчастные возвели до догматов веры, до условий спасения... календарные и эортологические вопросы! Конечно, нет ничего хорошего в существовании двух календарей в сущей по всей вселенной Православной Соборной Церкви. Плохо, очень плохо, что произошла смена календаря. Но совершенно недопустимо смотреть на календари... как на догматы веры и ставить в зависимость от них действительность Таинств и достижение спасения. Пусть бы старостильники придерживались старого стиля, сохранив, при этом общение с Церковью. Тогда бы не было никакой опасности. Но они дошли до того, что отклонились от Церкви с тем, чтобы не лишиться... благодати и спасения!

Я знаю, что среди старостильников есть люди, которые не соглашаются с подобными богохульствами, но что толку, раз есть и другие, и, в первую очередь, это лидеры старостильников, придерживающиеся еретических взглядов2? Послушай диалог, который мне недавно пришлось вести с одним замечательным юношей, присоединившимся к старостильникам:

Я: Почему ты ушёл из Элл адской Церкви?

Он: Чтобы не находиться в общении с еретикамиэкуменистами.

Я: Неужели все греческие епископы экуменисты?

Он: Нет, нет! Но они состоят в общении с патриархом-экуменистом. А я не хочу поддерживать общение с теми, кто находится в общении еретиками — экуменистами.

Я: Ты считаешь, что календарь — это догмат веры и что новостильники лишены благодати и нуждаются в повторном миропомазании, как обращающиеся из еретиков?

Он: Боже сохрани! Я нисколько не верю в эти безумства старостильников. Я присоединился к ним только ради того, чтобы избежать, хотя бы косвенно, общения с еретиками-экуменистами.

Я: Однако ты не избежал общения с другой ересью: утверждение старостильников, что календарная реформа лишила Церковь благодати, — это не просто безумие (говоря твоими собственными словами). Это ужаснейшее богохульство и ересь.

Он: Но лично я не верю в эти вещи.

Я: Но ты всё-таки имеешь общение с теми, кто верит в них.

Он: Что же делать? Я вынужден из икономии терпеть их.

Я: Тогда почему же ты не терпел, пусть, из икономии, греческих епископов, состоявших в общении с патриархом?

Я: Видишь, к какому противоречию ты пришёл? Ты признаёшь, что большинство греческих епископов являются православными. Однако избегаешь общения с ними, потому что они имеют общение с патриархом. Общения с экуменистами, пусть даже опосредованного, ты не признаёшь. Но признаёшь в это же время самое что ни на есть непосредственное общение с теми, кто проповедует иную ересь и утверждает, что спасение зависит от календарей! Так что же ты выиграл? Кроме того, не думай, что ты избежал косвенного общения с экуменистами.

Он: Как это?

Я: Послушай, ты стал жертвой искусных пропагандистов: старостильники до хрипоты в голосе кричат, что даже одна совместная молитва с патриархом и его единомышленниками делает нас подобными им, даже если мы думаем иначе, чем проповедуют они. Но если бы они были хоть немного последовательны в этом своём утверждении! Но где там, последовательны! Побывай, дорогой мой, в монастырях старостильников, прежде всего в Лаковриси, в Аттике. Там ты увидишь автомобили, из которых выходят новостильники, приехавшие сюда помолиться на литургии\ (Я слышал даже, что в воскресные дни новостильников на службу съезжается намного больше, чем старостильников!) Даже в журнале, издаваемом монастырём, напоминается паломникам, желающим помолиться в обители, чтобы они были благопристойно одеты и неприлично одетые люди в обитель не приходили. Это относится как к мужчинам, так и к женщинам и детям. Ни слова не сказано о том, что-бы не приезжали новостильники. Нет! Единственная просьба — не приезжать в неподобающей одежде. Если просьба выполняется, вас больше ни о чём не спросят. Если просьба выполняется, то новостильников радушно принимают для совместной молитвы и участия в богослужении. Мне известно немало случаев, когда старостильные священники, без всяких ограничений, допускали новостильников к Таинству Исповеди и даже к Божественному Причащению. То есть Таинства (Исповеди и Причащения) преподавались лицам, которых в другое время лидеры старостильников характеризовали как далеко отстоящих от истины и спасения, поскольку те принадлежат Элладской Церкви, имеющей общение с патриархом. Получается чудовищная неразбериха!3

Итак, поскольку твои единомышленники участвуют в совместных молениях и общаются с нами, молящимися и имеющими общение с патриархом, ты, следовательно, имеешь опосредованное общение с последним! Так что же ты выиграл? Ты не только не избежал опосредованного общения с экуменистами, но оказался в непосредственном общении с еретиками другого рода.

Вот какой у нас с этим молодым человеком произошёл разговор. Я пишу об этом, дорогой отец Никодим, чтобы ты сделал для себя определённые выводы. А теперь кратко отвечаю на твои вопросы:

1. Признание греческих старостильников митрополитом Филаретом было его серьёзным промахом. Скорее всего, он пал жертвой плохой осведомлённости. Мне стало известно, что, узнав, кто такие греческие старостильники, он раскаялся в своём поступке. Но время покажет... Я полагаю, что наметится разрешение ситуации... Что же касается моего мнения, то я считаю, что Элладская Церковь является чем угодно, только не еретической Церковью, и решение Священного Синода митрополита Филарета не только не имеет никакой силы, но, являясь антиканоническим вмешательством во внутренние дела другой единоверной Церкви, накладывает на вышеупомянутый ≪Синод≫ каноническую ответственность.

2. Если митрополит Филарет действительно поверил, что Элладская Церковь впала в ересь, тогда он мог вмешаться в эту ситуацию. Однако он должен был не признать старостильников, которые хотя и не экуменисты, но зато проповедуют ересь другого толка, о которой я говорил выше (спасение зависит от... календарей и месяцесловов), — но с самого начала рукоположить иереев (или даже и епископов) для полноты Элладской Церкви. Эти иереи могли придерживаться старого стиля, не проповедуя при этом вышеупомянутого еретического воззрения, и принимать в общение верующих, следующих новому стилю, точно так, как и сам митрополит Филарет.

3. Настоящая ситуация (совместные молитвы, нововведения и т. д.) не оправдывает любые действия «без ограничений». Только лишь уклонение какойлибо Церкви в ересь предоставляет право вмешиваться в её дела епископам других юрисдикций4.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий