Две крайности: Экуменизм и Зилотство. О совместном праздновании Пасхи

Продолжение. Начало Здесь

архимандрит Епифаний Феодоропулос

Дорогая газета «Энория»!

Четыре года тому назад, согласно решению, принятому священным синодом, была создана комиссия для изучения календарного вопроса и составления официального документа Элладской Церкви для  готовящегося Великого Собора Православной Церкви1.(Как известно, Элладской Церкви было поручено изучение вопросов о препятствиях для заключения брака и о календарной реформе).

Председателем комиссии был высокопреосвященный митрополит Митилинский Иаков, а её членами — высокопреосвященный митрополит Миссинский Хризостом, отец Мелетий Каламарас, Д. Кацис и X. Папагеоргиу, а также автор этих строк и некоторые другие. (Несмотря на то что лично я не сторонник созыва Великого собора, я всё-таки участвовал в работе комиссии, полагая, что представится возможность сказать нечто «бо лее сильное, чем молчание»).

При формулировании своих замечаний, я не преминул высказать своё мнение о совместном с инославными праздновании Пасхи. Сегодня, поскольку совсем недавно эта тема была вновь затронута одним выдающимся человеком (я имею в виду Вселенского патриарха с его Пасхальным обращением),

сказанное мною тогда вновь становится весьма актуальным. Позвольте же мне через дорогую и гостеприимную «Энория» обнародовать часть моих замечаний.

«...Наконец, возникает вопрос: какие именно предложения будет содержать сообщение Элладской Церкви? Думаю, что, в общих чертах, следующее: а) историческую часть, речь в которой пойдёт о календарях в целом, особенно о юлианском и григорианском, а также о современном состоянии Поместных Церквей в свете календарного вопроса;

6) практическую часть с конкретными рекомендациями, которые суть следующие:

1. Календарное разделение между членами Православной Церкви должно быть преодолено через принятие всеми Поместными Церквами единого календаря. Если большинство отдаст предпочтение юлианскому календарю, то тогда все новостильные Церкви должны будут вернуться к нему, если же — исправленному юлианскому, тогда все старостильные Церкви должны будут исправить свой календарь. Если от исправления по какой-либо уважительной причине откажутся хотя бы две-три Церкви, тогда большинство должно будет уступить и, ради богослужебного единообразия, во всех Церквах должен быть введён юлианский календарь. Если вдруг поступит предложение о предпочтении какого-нибудь третьего календаря, например подготавливаемого всемирного календаря, то Элладская Церковь откажется от участия в обсуждении, заявив: „Пусть сначала этот календарь будет составлен, тогда и будем его обсуждать. Теперь же мы рассмотрим вопрос и примем решение относительно двух существующих календарей: старого юлианского и юлианского исправленного“.

2. Элладская Церковь решительно отвергает установление определённого воскресного дня апреля или другого месяца для празднования Пасхи. Однако принимает как желательное исправление ошибочного расчёта весеннего равноденствия, а также ошибочного расчёта полнолуния, потому что таким образом будет прекращено уклонение от постановления I Вселенского собора, и празднование Пасхи будет совершаться в полном согласии с решением этого святого собора. Однако поскольку эта ошибка, имея за собой целые столетия, стала уже „преданием“ и данное исправление у многих вызовет соблазн, несмотря на то что его цель не нарушение, а точнейшее соблюдение решения I Вселенского собора о праздновании Пасхи, то мы не одобряем безотлагательного исправления. Но предлагаем, чтобы все Поместные Церкви взяли на себя многолетний труд просвещения верных по этому вопросу. Когда же (вероятно, по прошествии не одного десятилетия) в сознании полноты Церкви сформируется представление о необходимости исправления, появится возможность избежать ошибочных расчётов.

Наконец, мне бы хотелось с почтением предложить, чтобы Элладская Церковь ни в коем случае не пыталась посредством этого исправления достигнуть единообразия с инославными в дате празднования Пасхи, даже если (чего я не желаю) согласится с неизбежностью исправления расчёта равноденствия и полнолуния. В том случае, если Элл адской Церкви будет предложено праздновать Пасху или какой-ли бо другой праздник вместе с инославными, Она должна отказаться даже от обсуждения этого вопроса во что бы то ни стало, поскольку это приведёт к отступлению от основ православной догматики, и в частности православной экклесиологии. Или мы веруем в то, что Православная Церковь — это Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь, или же мы не веруем в это.

Православную Церковь, убеждённую в том, что Она и только Она есть тело Христово, столп и утверждение истины, сокровищница благодати, кузница спасения, живо интересует возвращение в неё заблудших, однако она не решает внутренних проблем последних до тех пор, пока они пребывают в заблуждении. Первый Вселенский собор пожелал установить общее празднование Пасхи, но общее для членов Церкви, а не для тех, кто находится за её пределами. Ни с гностиками, ни с маркионитами, ни с манихеями, ни с монтанистами, ни с донатистами собор не обсуждал этого вопроса и не искал оснований для заключения соглашений о совместных празднованиях. Впоследствии, когда от тела Церкви откололись ариане, несториане, монофизиты, иконоборцы и прочие, Церковь никогда и не думала искать с ними взаимопонимания для установления общего празднования.

Занимаясь решением своих внутренних вопросов, Церковь имеет в виду, только и исключительно, пользу своих членов, а не пожелания тех, кто находится за её оградой. Если праздники еретиков совпадают с православными — пусть совпадают. Если не совпадают — пусть не совпадают. Церковь не ведёт переговоров с еретиками на равных условиях. Конечно, она ведёт с ними диалог, но для того, что-бы показать им путь к возвращению. Созывы экуменических симпозиумов и другого рода собраний между православными и еретичествующими всех мастей и ведущиеся на них совещания об установлении общих празднований, притом что и те, и другие (православные и еретики) твёрдо настаивают на своих догматических позициях, представляют собой явление, не имеющее прецедентов и разумных объяснений в истории Церкви. Это зловоние отвратительного религиозного синкретизма и стремление к якобы гармоничному сосуществованию истины и заблуждения, света и тьмы может быть истолковано только лишь как „знамение времени“.

Это я сказал тогда. Это повторяю и сегодня.

С глубоким почтением и любовью

о Господе Иисусе Христе,

„ЭНОРИЯ“, № 549. 10. 05. 1974

Примечание:

1. С 1968 г. по инициативе Вселенского патриарха Афинагора, в Шамбези (пригород Женевы) начали периодически проходить т. н.»предсоборные всеправославные совещания", т. е. консультации, имеющие целью подготовку Святого и Великого собора Православной Церкви. С тех пор минуло уже тридцать пять лет, в течение которыхсовещания собирались не один раз, но собор так и не был созван.
Причину этого нам раскрывает архиепископ Брюссельский Василий (Кривошеин), выдающийся подвижник и богослов прошедшего века: «Церковь собирает соборы не тогда, когда она богословски готовак этому, — говорил владыка ещё на самом первом из Предсоборных совещаний, — но когда этого требует необходимость, когда это нужно самой жизни Церкви. Так ставится вопрос и сегодня: если жизнь Церкви требует созыва собора, он должен быть и будет созван. В противном случае никакая богословская подготовка ничего не даст» (цит. по:Клеман О. Roma — Amor. Беседы с патриархом Афинагором. Пер.с франц. В. Зелинского. Брюссель, 1993. С.664). Великий сербский святой XX столетия прпеподобный Иустин (Попович) не раз указывал на заведомую бесплодность попыток подготовить всеправославный собор таким искусственным путём (см.: Православие и экуменизм. Том II. Пер. с греч. Фили, Аттика, 2001. С. 199). — Прим. ред.

Назад           Вперёд

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий