Две крайности: Экуменизм и Зилотство. Обличение крайностей зилотства

Продолжение. Начало Здесь

архимандрит Епифаний Феодоропулос

Афины, 23 ноября 1969 года
Его Преподобию,
монаху Феодориту (Мавросу), богослову,
Святая Гора Афон

Возлюбленному отцу Феодориту, всегда о Господе радоваться.

Две крайности: экуменизм и зилотство. Письма. Архимандрит Епифаний Феодоропулос Я узнал о твоём письме на пятидесяти страницах от 22. 09. 1969, с которого было снято много копий, адресованном некоему отцу Нестору. В этом письме ты отвечаешь на предыдущее моё послание святогорскому монаху.

Меня сильно, во-первых, огорчила смысловая путаница, видная невооружённым глазом, а во-вторых, расстроило пристрастное ко мне отношение. Разумеется, я не буду тебе подражать в этом, однако считаю невозможным для себя оставить без ответа твоё письмо. Вот что я хочу написать, следуя очерёдности твоих ответов и стараясь избегать многословия и повторений:

1. Ты пишешь: «С чего взял (отец Епифаний —Е. Ф.), что в догматических вопросах есть временные границы ожидания и что не стоит сразу же начинать противодействие, а прерывать общение лишь после извержения из сана и удаления из Церкви еретиков?» (стр. 3). Далее ты пространно пишешь о том, что в вопросах догматов никогда не было места икономии, и приходишь к следующему выводу:
≪Наша Церковь никогда не допускала икономиив области догматов и благочестия≫ (стр. 4).

Дорогой мой, ты смешиваешь все понятия без разбора. Признание Церковью, по икономии, какого-либо инородного Ей учения и включение его в догматику как истинного — это одно, и совсем другое — проявление терпимости к людям, которые, заблуждаясь в вопросах веры, проповедуют еретические учения. Первое — немыслимо, никогда не имело места в прошлом и невозможно в будущем, поскольку Церковь есть «столп и утверждение истины», а не собрание заблуждений и ересей. Что же касается второго, то есть проявления терпимости к людям заблуждающимся, то такое случалось часто. Ты спрашиваешь: «Из каких источников я черпаю информацию об этом?» Из церковной истории, любезнейший! Исследуй её хорошенько, и ты увидишь, признаёт Церковь или нет «временные границы ожидания». Является ли неправдой отмеченный в моём «Эпистолярном трактате» факт, что Церковь, из икономии, столетиями терпела еретичествующих латинян? Есть даже примеры того, что эта терпимость не ограничивалась рамками, но выказывалась постоянно неограниченной.

Церковь, отец Феодорит, — это царство Благодати, а не суд первой инстанции и не чрезвычайный военный трибунал. Поэтому она смотрит далеко вперёд и, прежде чем вынести решение, учитывает многие факторы... Нужны примеры? Тебе, наверно, небезызвестна история блаженного Августина. Его учение о безусловном предопределении абсолютно неправославно, и, надо заметить, это не единственное встречающееся в его сочинении заблуждение. Но, несмотря на это, Церковь, приняв во внимание все факторы, ни разу не осудила его, а ведь с того времени прошло уже пятнадцать столетий! Если бы ты жил тогда и видел терпение Церкви по отношению к неправославному учению Августина, то, наверное публично осудил бы её и вышел за пределы. Сегодня ты найдёшь и представишь .массу оправданий для такой позиции Церкви, но я бы посмотрел, как бы ты себя вёл тогда.

Хочешь приведу ещё один дивный пример икономии, о котором упоминает Афанасий Великий в своём письме к Руфиниану? Внемли и трепещи: «невыразимо долготерпение» и снисходительность Церкви! После прекращения арианского засилия повсеместно стали проходить соборы православных епископов, на которых в качестве обвиняемых оказались епископы и другие клирики, которые прежде примкнули к ереси Ария, в чём потом раскаялись. Некоторые из них в своё оправдание говорили следующее: «Мы не были единомышленниками Ария. Нет! Но мы подумали, что, если нам выступить с протестом, нас пошлют в ссылку и на наши кафедры придут другие, действительные ариане, которые окончательно погубят Церковь. Поэтому мы решили принять ересь и притворяться, будто и мы придерживаемся арианских убеждений».

Поистине чудовищная икономия, дорогой отец Феодорит! Но послушай, что было дальше: соборы, проявляя икономию, не осудили эту поистине чудовищную икономию. Этих епископов, которые не являлись руководителями и зачинщиками ереси, но просто поставили свою печать под еретическим вероисповеданием, не только вновь приняли в лоно Церкви, но и поставили на епископские кафедры! Вот как, дорогой отец Феодорит, поступали соборы. Рассказывая об этом, Афанасий Великий не только заявляет о своём согласии с произошедшими событиями и приветствует их, но и побуждает своего духовного сына и сослужителя Руфиниана, как и сам он свидетельствует, придерживаться принятых решений и не порицать соборы за проявление чрезмерной нисходительности. Святой Афанасий даже побуждает Руфиниана довести эти соборные решения до сведения клира и народа, чтобы и они узнали истинное положение вещей и не выступали с критикой против него (Руфиниана) за то, что слишком мягок по отношению к еретикам. (Как ты видишь, твои коллеги — сверхревнители и сверхправославные — были во все времена.) Вот что пишет святитель Афанасий: «...после прекращения засилия был собор при участии епископов внешних областей, также был собор сослужителей наших в Греции и епископов в Испании и Галлии. Как у нас, так и повсеместно, постановили падших и предводителей нечестия прощать, если покаются, но не давать им места в клире; а тем, кто к главарям нечестия не принадлежал, но был увлечён нуждой и силой, решено давать как прощение, так и место в клире, тем более что они предоставили убедительное оправдание, и оказалось, что они действовали по икономии. Ибо они утверждали, что не обращались в нечестие, но, чтобы на их места не были поставлены неизвестные нечестивцы и не растлили учение Церкви, согласились скорее содействовать насилию и взвалить это бремя на себя, чем погубить народ. Сказанное ими звучало правдиво, потому что они ссылались на пример Аарона, брата Моисея, который в пустыне способствовал народу в нарушении заповеди, оправдывая себя тем, что сделал, чтобы удержать народ от возвращения в Египет: пребывая в пустыне, народ мог бы отказаться от нечестия, а если бы вернулся в Египет, то снова погряз бы во тьме идолопоклонства.

По этой причине было признано дозволенным их восстановление в клире, а обманутым и насильно пострадавшим дано прощение. Имею дерзновение полагать, что и твоё боголюбие одобрит принятое решение и согласившись с этим не станет осуждать за примирение. Соблаговоли же прочесть это и священству, и народу, тебе подчинённому, чтобы и они, зная это, не порицали тебя за такое расположение к подобным людям»1.

22.
3, 43.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий