Две крайности: Экуменизм и Зилотство. Вспышка крайего зилотства

Архимандрит Епифаний Феодоропулос

Афины, 9 июля 1979.

Две крайности: экуменизм и зилотство. Письма. Архимандрит Епифаний Феодоропулос Господин редактор, Вам известны мои взгляды как на ненавистный и сатанинский экуменизм, так и на уничтожающее православную экклесиологию зилотство. С одной стороны — Сцилла, с другой — Харибда... С течением времени это зло возрастает и крепнет. С одной стороны, экуменисты всё больше и больше набираются дерзости (здоровое как явное, так и скрытое сопротивление им, к счастью, существует), с другой — дошли уже до крайнего предела зилоты, так что некоторые из них остались вообще без «епископов»...  А те, кто имеет «епископов», разделены на четыре-пять «церквей», не состоящих друг с другом в каноническом общении!1.

Поводом к написанию этого письма послужила для меня недавняя статья, изданная на Святой Горе в одном зилотском листке. В этой статье среди всего прочего написано: «надо заметить, что и афинская архиепископия занимает не последнее место в экуменической политике. В истекшем сентябре месяце архиепископ Серафим присутствовал (правильнее было бы сказать: принимал участие в совместной молитве) на совершаемом в католическом соборе заупокойном богослужении по случаю кончины папы Павла VI. И никто не выступил против! Ни один из учёных столичных архимандритов не только не дерзнул официально высказать своё неодобрение этому, но даже не прекратил (в качестве протеста против этого беззаконного деяния) поминать его (архиепископа) в своём храме. К сожалению, никак не прореагировали и миряне. Ни глубоко церковные люди, ни члены миссионерских организаций... не высказали ни малейшего протеста...»

Прежде всего, заявляю, что лично я не одобряю присутствие православных клириков в храмах иноверцев во время совершения этими последними служб, кроме всех прочих причин, уже потому, что это может соблазнить наших слабых в вере братьев. Тем более, что нет недостатка в только того и ожидающих «доброжелателях», готовых использовать подобного рода факты в своих интересах... Я говорю, «по крайней мере», чтобы не подать повода к соблазну, так как, возможно, кто-либо будет справедливо утверждать, что присутствовать в храме иноверцев во время погребения, панихиды или венчания, совсем не обязательно означает совместную молитву, но является простым гражданским актом. (Естественно, совсем по-другому нужно смотреть на это, когда речь идёт о совместной молитве и активном участии православного клирика в богослужении иноверцев. В этом случае налицо тяжкий канонический проступок, влекущий за собой извержение из сана.) Утверждение автора статьи, что присутствие афинского архиепископа на богослужении в иноверческом храме является «беспрецедентным фактом в церковной хронике Афин», достаточно забавно. Если бы у меня было время, то я привёл бы множество подобных фактов, но за его ограниченностью приведу один: во вторник, 3 октября 1898 года, афинские газеты писали: «Сегодня, в 10 часов утра в англиканском храме совершалась панихида по почившей королеве Дании, похороны которой проходят сегодня в Копенгагене. На панихиде присутствовали министры, дипломатический корпус, царские адъютанты, адъютант наследника, митрополит с членами Священного Синода... и другие видные представители общественности».

Думаю, будет не лишним вспомнить и тот факт, что приблизительно со времени образования современного греческого государства, каждый год, 25 марта и 1 января2, в кафедральном соборе Афин совершается торжественный молебен, на котором присутствует не только глава государства, не всегда православный (Отон был католиком, а Георгий I — протестантом), но и главы всех представленных в Афинах инославных религиозных конфессий, а также иностранных посольств, как правило, инославные. Также «главы всех распространённых в Афинах инославных религиозных конфессий» традиционно присутствовали в кафедральном соборе Афин во время погребения как царей, так и архиепископов, а также при интронизации последних. По протоколу, они присутствовали наряду с находящимися в Греции представителями Поместных Православных Церквей. И, однако, никому никогда не приходило в голову требовать... прекращения поминовения того или иного афинского архиепископа из-за того, что он снисходительно относился к присутствию в храме во время погребения царей или же во время официальных молебнов в День независимости и на Новый год «глав инославных конфессий» и инославных иностранных послов. Их присутствие все рассматривали не как какое-то религиозное действие, но простой гражданский акт, соблюдение норм этикета. Иначе трудно объяснить, зачем славить Иисуса Христа послу — мусульманину или буддисту? Они простонапросто, воздавая дань традиции, принимают участие в праздничных церемониях страны, в которую назначены, и входят в храм как безучастные зрители всего происходящего. Раньше все эти вещи проходили совершенно незамечено, как не существенные, не заслуживающие никакого внимания, потому что тогда не было раскольников, имеющих крайнюю жизненную необходимость обращаться к ним в поиске доказательств, оправдывающих и обосновывающих их уход из Церкви, успокаивая
таким образом свою и без того растревоженную совесть...

Вывод: хороша и свята ревность, но «по разуму». Ревность же «не по разуму» ведёт к плачевным и неоправданным разрывам с Церковью, ставя таким образом под вопрос спасение отколовшихся...

С любовью о Господе...
«ОРТОДОКСОС ТИПОС»,
20. 07. 1979.

Назад     Начало     Вперёд

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий