Две крайности: Экуменизм и Зилотство. Заблуждение Патриарха

 Продолжение. Начало Здесь

архимандрит Епифаний Феодоропулос

Господин редактор!

В недавнем вечернем выпуске Вашей газеты бы­ли опубликованы последние заявления патриарха Афинагора. Даже студент первого курса богослов­ского факультета мог бы получить единицу за столь безграмотные высказывания. Что же сказать, когда речь идёт о патриархе? Что он вовсе никакой не бо­гослов или же что он окончательно впал в ересь?

Одно хуже другого.

Пожалуйста, почитайте и подивитесь заявлениям православного патриарха: «Нам говорят, что между нами есть много различий. Но каких? «Filioque»1?

Но оно существовало с VII века, и Церкви не разде­лялись. Папские примат и непогрешимость? Но ка­кое нам до них дело? Каждая Церковь хранит свои собственные обычаи. Если католическая церковь хо­чет сохранить свои обычаи, — пожалуйста... Ведь каждый из нас считает себя непогрешимым в своей работе, в своих суждениях — во всём. Твоя жена спрашивает тебя, сколько соли добавить в еду? Ко­нечно же, нет. У неё своя непогрешимость. Пусть она будет и у папы, раз он желает. Нам она ни к чему».

Так, значит, первенство и непогрешимость — это «обычаи», а не догматическое учение? В каком официальном или же неофициальном папском трактате
патриарх это нашёл? Первенство и непогрешимость являются для католичества догматами веры, условиями спасения, богооткровенными истинами, учением Святого Духа, установлениями, учреждёнными Божественным правом. Пусть патриарх попросит папу сделать аналогичное заявление: называть первенство и непогрешимость простыми местными обычаями, и тогда, в тот же самый день, он может провозгласить единство! (Я не говорю о других заблуждениях католицизма, потому что они рухнут, если падёт догмат о непогрешимости и сатанинском первенстве).

А до того времени патриарх не должен произносить подобные слова, поскольку в этом случае он являет себя либо несостоятельным богословом (быть
может, он просто не сказал о том, что «свой диплом богослова, полученный некогда, потерял»), либо проповедником еретических воззрений. И, наконец,
что случится, если супруга бравшего интервью журналиста, пользуясь своей «непогрешимостью», пересолит еду? Согласится ли её супруг есть это блюдо
или же выбросит его (может быть, даже с гневом) в помойное ведро?

Итак, блюда духовной трапезы папы, как «крайне пересоленные», будут брошены туда же теми, кто имеет здравые органы духовного вкуса.
С большим почтение

  «ОРТОДОКСОС ТИПОС», 20.03. 1970.

 

Примечание:

1.  Filioque (лат. «... и от Сына») — католическая вставка в восьмой член Символа веры («И в Духа Святаго ... иже от Отца и Сына исхо­дящего.»). Ложное учение об исхождении Святого Духа «от Отца и Сына, как от единого начала», нивелирующее ипостасные различия Лиц Святой Троицы и ведущее к Их смешению, восходит ещё к пи­саниям ряда ранних латинских богословов ІУ-У вв. Особенно чётко оно было сформулировано в трудах святого Августина, епископа Инпонского, всегда почитавшегося на Западе великим учителем Церкви. Постепенно, к ІХ-Х вв., августинианская триадология стала считать­ся во всех западных Церквах самым точным и авторитетным изложением учения о Троице. Впервые в Символ веры вставка Filioque была сделана в испанской Церкви в VII веке, на одном из антиарианских Толедских соборов, с целью подчеркнуть равенство Сына с Отцом (как указывает Мишель Ставру в своей статье «Filioque et theologie trinitaire» (Communio № XXIV, 5-6, 1999, P. 151-171.) Термин Filioque в текстах символов Толедских Соборов 447 и 589 гг. является поздней интерполяцией. Первое достоверное употребление этой вставки в символе испанского собора относится к 633 году). В начале IX века франкский император Карл Великий попытался добиться введения Символа веры с Filioque в употребление всей западной Церковью, но встретил сопротивление со стороны папы Льва III. Но в 1015 году другой папа — Бенедикт VIII, по настоянию другого императора — Генриха II, ввёл Filioque в текст Символа веры. И с тех пор исповедание исхождения Святого Духа «от Отца и Сына» стало обязательным для каждого члена Римской церкви.
Восточные христиане стали выражать свою тревогу по поводу Filioque уже в VII веке, но собственные церковные проблемы не дали им возможности заострить внимание на этом вопросе. А потому первым православным богословом, изобличившим ложность и опасность  этого учения ещё в IX веке, т. е. за 200 лет до Великой схизмы, стал святой Фотий Великий, патриарх Константинопольский. (См. по этой теме: В. Н. Лосский, Исхождение Святого Духа в православном учении о Троице (в кн. В.Н. Лосский. Богословие и боговидение. Изд. Св. -Владимирского Братства. М., 2000. С. 347-376); Его же — К вопросу об исхождении Святого Духа (Там же. С. 377-389). — Прим. ред.

 

Две крайности: экуменизм и зилотство.
Письма. Архимандрит Епифаний Феодоропулос
Издательство: Издательский Дом Святая Гора

 

Назад                     Вперёд

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий