Еще одинъ свѣтлый юбилей. Къ пятидесятилѣтію прославленія святителя Іоасафа Бѣлгородскаго

Архіеп. Аверкій Таушевъ († 1976 г.)

Святителю Христу Богу возлюбленне, правило вѣры и образъ милосердія людемъ былъ еси, бдѣніемъ же, постомъ и молитвою яко свѣтильникъ пресвѣтлый просіялъ еси, и прославленъ отъ Бога явился еси: тѣломъ убо въ нетлѣніи почивая, духомъ же престолу Божію предстоя, чудеса преславная источаеши. Моли Христа Бога, да утвердитъ Отечество наше въ Православіи и благочестіи и спасетъ души наша (Тропарь св. Іоасафу, гл. 3).

Святитель Іоасафъ Бѣлгородскій

Святитель Іоасафъ Бѣлгородскій

Едва отпраздновали мы столѣтіе со дня прославленія великаго Россійскаго Святителя Тихона Задонскаго, какъ вотъ приспѣлъ уже другой свѣтлый юбилей — радость и торжество нашей святой вѣры и Церкви: въ воскресеніе 4/17 сентября с. г. исполняется пятидесятилѣтіе со дня прославленія современнаго ему другого великаго Россійскаго святителя  I о а с а ф а,  Епископа Бѣлгородскаго.

И Святитель Іоасафъ, какъ и Святитель Тихонъ, жилъ и подвизался все въ томъ же, столь злокозненномъ для нашей Родины XVIII столѣтіи, но былъ уроженцемъ не сѣвера, а юго-запада Россіи. Свое духовное воспитаніе онъ получилъ подъ благотворнымъ воздѣйствіемъ великихъ историческихъ святынь русскаго народа — въ самомъ сердцѣ «матери городовъ русскихъ», въ Кіево-Братскомъ монастырѣ, гдѣ онъ прошелъ курсъ богословскихъ наукъ въ открытой при немъ академіи.

Непродолжительна была его земная жизнь — онъ скончался всего лишь 49-ти лѣтъ отъ роду, — но о немъ поистинѣ можно сказать словами Премудраго: «Скончався вмалѣ, исполни лѣта долга: угодна бо бѣ Господеви душа его, сего ради потщася отъ среды лукавствія» (Прем. 4, 13-14).

Чѣмъ былъ великъ и славенъ Святитель Іоасафъ, чѣмъ онъ угодилъ Богу и чему мы можемъ и должны поучиться у него?

У насъ, современныхъ христіанъ, вѣра, по большей части, расходится съ жизнью: мы не живемъ въ полномъ согласіи съ ученіемъ, съ требованіями нашей вѣры. Вѣра наша такъ ясно, такъ опредѣленно учитъ насъ, отрѣшаясь отъ всего тлѣннаго, земного, всѣми мыслями и чувствами своими устремляться къ ожидающей насъ нетлѣнной вѣчной жизни.   Т е о р е т и ч е с к и   мы, можетъ быть, и принимаемъ это (хотя появилось у насъ въ послѣднее время особое теченіе «нео-христіанства», которое даже теоретически не хочетъ этого принять, а измыслило совсѣмъ новое, неизвѣстное прежде мнимо-христіанское міровоззрѣніе, стремящееся крѣпче приковать человѣка къ землѣ, будто бы уже преображенной и освященной пришествіемъ Христовымъ въ міръ), признаемъ и кончину вѣка, и Второе Пришествіе Христово, и Страшный Судъ, и будущую жизнь, но   п р а к т и ч е с к и   поступаемъ и живемъ такъ, какъ будто бы ничего этого не предвидится, и намъ нужно только здѣсь на землѣ устроиться получше, обезпечивъ себя всѣми благами и удобствами: мы не желаемъ по настоящему думать о неизбѣжно ожидающей каждаго изъ насъ смерти и не готовимся, какъ бы слѣдовало, къ предстоящей намъ будущей вѣчной жизни.

Даже въ современной церковной жизни наблюдается то же самое: многіе изъ современныхъ пастырей одержимы страстнымъ увлеченіемъ чисто - в н ѣ ш н е й   п р а к т и ч е с к о й   дѣятельностью, съ цѣлью наладить получше и благоустроить земную жизнь вѣрующихъ. Конечно, хороша и благословенна и такая внѣшняя   о р г а н и з а ц і о н н а я   дѣятельность, направленная ко благу Святой Церкви, но только въ томъ случаѣ, когда она не идетъ въ ущербъ, а тѣмъ болѣе   в з а м ѣ н ъ   внутренней,   с о б с т в е н н о - п а с т ы р с к о й   дѣятельности, и когда она имѣетъ цѣлью славу Божію, а не свое собственное прославленіе. Но совсѣмъ плохо, когда такой чисто-внѣшней организаціонной дѣятельности придаютъ   г л а в н о е   значеніе, а о   в н у т р е н н е й   жизни вѣрующихъ забываютъ, ничего имъ въ этомъ отношеніи не давая или давая очень ужъ мало, какъ бы только   д л я    п р и л и ч і я.

Не таковъ духъ истиннаго пастырства Христова, къ разряду коего и принадлежалъ «прославленный отъ Бога» нашъ великій Святитель Іоасафъ. Чѣмъ именно онъ угодилъ Богу, помимо вышеприведеннаго тропаря ему, прекрасно говоритъ надпись, сдѣланная на одномъ изъ дошедшихъ до насъ его портретовъ:

«Сей Святитель отъ юности имѣлъ ревность къ славѣ Божіей, равную Пророку Иліи, явилъ милосердіе къ ближнимъ, подобно Святителю Николаю, согрѣвалъ всѣхъ своею любовію, какъ Апостолъ Іоаннъ Богословъ».

Самой характерной, отличительной чертой Святителя Іоасафа и было дѣйствительно это замѣчательное сочетаніе неумолимой строгости тамъ, гдѣ дѣло касалось ревности о славѣ Божіей, и благостнаго снисхожденія, подлинно-христіанской любви и милосердія ко всѣмъ страждущимъ и нуждающимся въ помощи людямъ.

«Милость и истина срѣтостеся, правда и миръ облобызастася» (Псал. 84, 11) — вотъ псаломское изреченіе, которое какъ нельзя лучше выражаетъ сущность Іоасафовой добродѣтели.

Святитель Іоасафъ отнюдь не былъ сторонникомъ той слащаво-сантиментальной проповѣди мнимо-христіанской любви, все прощающей   д а ж е   в р а г а м ъ   Б о ж і и м ъ,   которой такъ увлекается современный Богоотступническій міръ и многіе современные лже-пастыри, не желающіе понимать подлиннаго ученія Христова о любви, и нерѣдко даже фальсифицирующіе это ученіе въ своихъ видахъ; совершенно чуждъ былъ онъ и всякаго человѣкоугодничества, пресмыкательства и ласкательства передъ сильными и славными міра сего — всѣми его поступками и дѣяніями руководила   п р е ж д е   в с е г о   ясно указываемая Св. Евангеліемъ,   к а к ъ   «п е р в а я   и   б ó л ь ш а я   з а п о в ѣ д ь»,   л ю б о в ь   к ъ   Б о г у   и вытекающая изъ нея   р е в н о с т ь   о   с л а в ѣ   Б о ж і е й.

Вотъ почему онъ такъ неумолимо строгъ былъ къ священникамъ, небрежно относившимся къ своимъ обязанностямъ и позволявшимъ себѣ неблагоговѣйное отношеніе къ святынѣ — сурово взыскивалъ съ нихъ, наказывалъ и отрѣшалъ отъ должности безъ всякой пощады. Но вмѣстѣ съ тѣмъ къ дѣйствительнымъ нуждамъ духовенства онъ относился съ чрезвычайной заботливостью и защищалъ его отъ произвола сильныхъ лицъ. Такъ, напримѣръ, когда управляющій имѣніемъ кн. Юсупова самовольно выгналъ сельскаго причетника, св. Іоасафъ приказалъ причетнику вернуться на мѣсто и угрожалъ управленію имѣнія иначе запечатать церковь, а самому владѣльцу-князю отправилъ въ Петербургъ настоятельное требованіе вознаградить несправедливо обиженнаго.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий