Иеромонах Савва (Янич). Вероотступничество, глава 28

Расправа над Святогорскими зилотами

Вероотступничество. Иеромонах Савва (Янич)   В то время как Константинополь все успешнее развивает добрые экуменические отношения с Римом, англиканской общиной и антихалкидонитами, все более непримиримый характер начинает носить отношение к тем, кто пытается противостоять экуменизму.

Одним из отцов, который смог еще в 1991 году открыто заявить, что Константинополь пал в ересь экуменизма, был архимандрит Ефрем, духовник монастыря Филофея. Являющийся в то же время одним из самых значительных духовных старцев на Святой Горе, он в последнее время основал также несколько монастырей в Америке. При этом архимандрит Ефрем открыто поддерживал связи с РПЦЗ, в связи с чем строились догадки относительно его перехода под ее юрисдикцию. Начались нападки на старца со стороны Константинополя, а затем и из других мест: его стали отговаривать от этого шага, который якобы мог привести к расколу в среде святогорских монахов. Константинополь стал открыто угрожать лишением сана. Прозрев все возможные последствия этого поступка, старец Ефрем отказался от своего намерения, хотя и заявил Константинополю о том, что он признает РПЦЗ как благодатную и истинную Православную Церковь.

В своем письме, обращенном к Синоду РПЦЗ и датированном 1 июля 1991 г., старец Ефрем среди прочего замечает: «Мои святейшие Отцы, общее негодование, которому я подвергся, поистине беспрецедентно. Вселенская патриархия, Элладская Церковь, Греческая Архиепископия в Америке, Святая Гора и Греческое правительство, – все отвернулись от меня. Понимая, что все это может стать причиной раскола, и не только на Святой Горе, но и между братьями христианами, я принимаю решение вернуться. Знаю, что ради мира в Церкви я должен это сделать. Уверен, что и вы поступили бы также в подобных обстоятельствах... Когда во Вселенской патриархии меня спросили, что я думаю о вашей Церкви, я не задумываясь ответил, что считаю вашу Церковь православной и, без сомнения, канонической, что касается апостольской преемственности. Только одна вещь приводит меня в некоторое замешательство, а именно вопрос церковного общения с другими Православными Церквами, что, к сожалению, создает экклезиологические проблемы». В конце своего письма архимандрит Ефрем просит простить его и приветствует тех, к кому обращается. Многих это «покаяние» о. Ефрема весьма обрадовало, в то же время другие, более решительно настроенные, считали, что старец под влиянием угроз избрал компромиссное решение – молчание ради сохранения внешнего мира и единства.

Впрочем, Константинополь проигнорировал это заявление. Это событие продемонстрировало, что святогорцы неравнодушны к тому, что происходит в Константинополе1. Очередное «прощупывание пульса» у святогорцев было связано с изгнанием в 1992 г. монахов Ильинского скита, находившегося в юрисдикции РПЦЗ.

Русский на Афоне скит пророка Илии

Монахи скита Св. Ильи еще в 1957 г. перестали поминать имя Вселенского патриарха, что было знаком протеста против экуменизма, который тот открыто проповедовал. И хотя после смерти патриарха Афинагора многие святогорцы вновь начали поминать имя константинопольского первоиерарха, Ильинский скит оставался верен своему решению, видя, что по сути дела курс Константинополя не изменился. С 1985 г. все более сильное давление стало оказываться на архимандрита Серафима (монаха американского происхождения, в 1970 г. обновившего скит вместе со своим братством). 20 мая 1992 г. в скит Св. Пророка Ильи неожиданно ворвалось огромное число полицейских, предводительствуемых патриаршим экзархом епископом Афанасием Илиупольским. От отца Серафима и других насельников скита потребовали немедленно возобновить поминовение патриарха Варфоломея или же, в случае отказа, покинуть Святую Гору. Монахи отказались подчиниться этим требованиям, поинтересовавшись, существует ли какое-то официальное решение местных властей об их выселении. Конечно, никакого письменного документа на сей счет не существовало. Тогда монахи попросили дать им три дня на сборы, просьба эта также не была удовлетворена – на то, чтобы собрать лишь самое необходимое было отпущено лишь пятнадцать минут. Вскоре всех посадили в полицейский джип и отправили сначала в Карею, а оттуда в Дафни. Поджидавший там полицейский глиссер высадил монахов в Уранополе, и изгнанники оказались в буквальном смысле слова на улице. Тем временем в скит вселились греческие монахи из монастыря Пантократор, а полицейские власти продолжали и дальше контролировать ситуацию [2]. Этот прецедент с выселением целого братства из скита Св. Пророка Ильи в мае 1992 года до сих пор не получил оценки в греческом суде.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий