Кораблики святому Брендану Мореплавателю (продолжение)

Корабли святому Брендау мореплавателю

протоиерей Александр Шабанов

Кораблики святому Брендану

КОРАБЛИК 4

Когда узнаёшь о христианских чудесах,
кажется, что в природу вошли не боги,
не духи, а её хозяин… Не как чужак, а как её Господин.
К.С. Льюис

В соборе Клонферта (VIII в.), на южной стороне алтарного входа, помещена изящная гравюра: русалка, расчесывающая волосы. Она датируется XV веком и напоминает прихожанам монастырской церкви о том, как св. Брендан во время своих плаваний проповедовал жителям морских глубин. Быть может, на северной части алтаря некогда было изображение и того, как эти «жители» всплывали на поверхность, и Якониус – один из них. Господин, причём очень загадочный. Четырежды будут возвращаться к нему искатели Рая и каждый раз это окажется День Пасхи. Ни одна из версий «Плавания-Путешествия»: ни принадлежащая «тёмным векам» «Navigatio», ни средневековый «Voyage», ни тексты Возрождения – не опустит впечатляющий эпизод.

На все истории, связанные со св. Бренданом Мореплавателем, оказали большое влияние труды Блаж. Августина. В «Граде Божьем» Иппонский святитель перечисляет чудеса Божьи в огромном списке и говорит: «Если бы я хотел все их назвать и запомнить, разве был бы тогда конец у такой работы? Эти знаки, очевидно, противоречат природе. Но для нас они несут послания, потому что должны показать, что Бог осуществляет то, что Он обещал». Люди при этом не могут объяснить все чудеса, с ними приключившиеся, так как, по словам Августина, «слабые мыслительные силы смертного разума разбиваются чудесными делами Бога».

В конце путешествия внимание св. Брендана к чудесам мира уже не приковано. Действительно ценным для него остаётся не количество чудес, а вера. За годы странствий преподобный убедился: быть очевидцем чудес совершенно не требуется тем, кто верит, – и тогда он возвращается на Родину. Согласно преданию, перед смертью в монастыре Энах-Дуйне, где игуменией была его сестра Брига, св. Брендан долго молился и, отправляясь в путь к себе в Клонферт, на вопрос: «Чего он боится?» – ответил: «Вот что страшно: странствовать в одиночку, идти во тьме не зная дороги и, стоя перед Отцом Небесным, выслушивать приговор Верховного Судии» (По дороге в Клонферт святой умирает).

Г.К. Честертон писал: «Кажется, я нигде не читал толкового отчёта о мифических чудищах, популярных в Средние века. Попадавшиеся мне исследования грешили грубыми ошибками, которые всегда мешают нам понять чужие времена и веры» («Чудища и Средние века»). Под «исследованиями» он мог подразумевать и средневековые «бестиарии» (в русской традиции «Физиологи», от латинского «Физиолога» VIII-IX вв.) – сборники повествований о различных чудовищах, снабжённые причудливыми иллюстрациями, среди которых можно найти и «глубинного Льва-Кита». Так, в «Бестиарии Филиппа де Тона» рассказывается о чреве кита, «столь громадном, что люди принимают его за ад». А в англо-саксонской поэме «Кит» (VIII в.) эта «огромная Рыбина» (Фастиколон) называется «путём диавола» и, когда «тонет» (погружается на дно), утягивает за собой в ад человеческие души.

Немало других есть чудищ морских,
Но всех опаснее Он,
Старый Фастиколон;
Из древнего рода Больших Черепах,
Остался один морякам он на страх.
(Пер. В. Тихомирова)

Автор «Плавания» прекрасно знал и Библейскую Историю о пророке Ионе, три дня проведшем «во чреве китове», чья «песнь» в средние века заучивалась в западных монастырях наизусть. Ему должны были быть «знакомы» и греческие киты, которых убивали Персей и Геракл. Китов изображали в виде змееподобных тварей с огромными зубами, отчего они больше похожи на библейского Левиафана. Больше, чем кто бы то ни было, кит поражал человека своими размерами и, мягко говоря, необычным видом. В северо-западных странах делили китов на добрых и злых. Первые защищали людей от вторых, выбрасывая вверх огромную струю воды, а злых можно было узнать по небольшим фонтанчикам. В традиции скальдов киту соответствовал кеннинг – «кабан-великан».Шведский священник-картограф XVI в. Олаф (Олаус) Магнус в своей «Краткой истории готов» (1608 г.) сообщает: «Некоторые из чудовищ покрыты волосами и имеют величину в4 акра(400 кв.м.). У других глаза такие большие, что в каждой глазнице могут свободно уместиться 15 человек, а то и все 20 и даже больше». (Глава «О том, какие бывают киты»). Директор ботанического сада Болоньи (XVI в.) УллисАльдровани и другие натуралисты Возрождения, например, швед Конрад Геспер, рассказывают о китах чудовищных размеров, заглатывающих целые корабли и совершающих множество других необычных поступков. Моби Дик Мелвилла – эта «китовая энциклопедия» XIX века – лучшее подтверждение неугасаемого человеческого интереса к «глубинным львам».

К Ясконию трудно подобрать аналог из мифологической или сказочной литературы. Какие-то черты совпадают, детали дублируются, но сама история с совершением Литургии на спине Кита (как и плавание на камнях) очень в духе кельтского христианства.

Во время плавания от привычного, понятного и надёжного Божественное присутствие для монахов становится всё более ясным. Практически во всех эпизодах св. Брендан встречает посланника свыше,[7][3] который рассказывает о грядущих событиях и вовремя ободряет. Такой посланник отправляет перегринов к Ясконию, зная заранее, что рыба-остров наведёт немалый страх. При беглом прочтении может даже показаться, что чудище воплощает некие враждебные силы, так как поначалу оно внушает ложное чувство безопасности, обманывает души. Но Кит – сам посланник Господа. Именно он, в конечном счёте, помогает монахам в их поисках Блаженной земли. Путешественники попадают в область чудесного, она же захватывает и читателя. Дж. Р. Толкин писал: «Фантазия не размывает чёткие очертания реального мира, она от них зависит». И в «Плавании» обнаруживаются детали, призванные сделать рассказ более реалистичным. Так, св. Брендан бросает верёвки, чтобы помочь монахам выбраться на борт, иноки выжимают промокшую одежду. Читатель узнаёт о том, что огонь на спине Якониуса виден за десять лье.

К чему всё это? Фантастическое, развлекательное для автора – христианина, судя по всему, – вторично. Встреча кельтов с Ясконием не сверхприродна. Она просто необычна. И св. Брендан, заранее зная, чем на самом деле является «остров», не удерживает свою команду от высадки на «берег», чтобы перегрины научились понимать: вещи не всегда таковы, какими кажутся на первый взгляд. Их встреча с китом не что иное, как приготовление к урокам, которые необходимо усвоить для завершения путешествия. Это важный шаг в укреплении веры. Другие будут не менее впечатляющими.

В одном из эпизодов «Плавания» монахи спросят своего игумена, что они будут есть в долгом путешествии. «Малодушные! – воскликнет святой, – Тот, Кто дал нам рот, даст и пищу». По аналогии, «Творец моря и Судья Потопа не оставит человека без надёжного ковчега». Коракл св. Брендана – единственная твердь под ногами. Преподобный не покидает его, остаётся на этой пороговой точке, отказывает, казалось бы, себе в пище, которую готовят монахи. Он знает, что за «суша» перед мореплавателями, но не пытается спастись бегством (Единожды он захочет скрыться – это когда перегрины приблизятся к преддверию ада). Ирландский коракл, покачивающися среди вод великого Океана, полных различных угроз, проходящий между островов искушений и соблазнов, – символ непотопляемой Церкви. Стивен Кларк, автор книги о Честертоне, говорит: «Вся суть чуда в том и состоит, что оно доказывает или хотябы указывает: природа допускает вмешательство извне именно потому, что к природе всё не сводится». Плавание – это уже и есть само по себе чудо, поскольку желание человека отыскать Божественную страну, поставив на карту даже собственную жизнь, рациональными соображениями не объяснить. Плавание – это и своеобразное уединение с Богом, воспетое кельтскими святыми.

Преподобный Кормак Шотландский (IX в.):

Управь, Господь, мой чёрный барк
В пространстве стонущего моря –
Сам в лодку сядь там, где плывёт
Моя слабеющая воля.
Лишь Ты даёшь нам быть,
Ты в малом и большом,
Так помоги же мне проплыть
Под проливным дождём.
(Пер. К.С.)

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий