Кораблики святому Брендану Мореплавателю (продолжение)

Корабли святому Брендау мореплавателю

протоиерей Александр Шабанов

Кораблики святому Брендану

КОРАБЛИК 5

Итак, славьте Господа на востоке, на островах морских —
имя Господа, Бога Израилева. Книга Пророка Исайи, 24.15

Чем дальше в океан уходят ирландские пилигримы, тем более сложно устроенным представляется им не только физический, но и духовный мир. Оживший Остров-Рыба, странные замки с загадочными предметами, одинокие визитёры, — и вот теперь они сходят на берег Острова Птиц, попадают в ≪Птичий Рай≫. Пернатые обитатели этой земли обладают способностью говорить. Им позволено подобным образом почитать Бога, а то, что птицы отвечают на приветствие святого Брендана, можно расценивать как Господний знак благословения монахам-мореплавателям.

Если попробовать соединить в некое целое тексты ≪Плавания≫   и ≪Путешествия≫, то история возникновения идеи ≪Птичьего Рая≫, зафиксированная в обоих, будет выглядеть примерно так. Во время описанного в Книге Откровения Иоанна Богослова сражения Архангела Михаила с драконом (Апок. 12, 7 — 12) некоторое количество ангелов заняли, так сказать, ≪позицию неприсоединения≫ — нейтралитет. Они не выступили против Господа, но и не поднялись на Люцифера. Такое странное поведение было расценено пусть не как тягчайший, но, тем не менее, грех, за который пришлось нести наказание. Луч надежды для них блистал, но непосредственной близости к Богу они лишились. Им суждено пребывать до последних дней мира на отдельном острове, где-то в преддверии Рая. Таким образом, дорога к Земле Обетованной Святым им известна, но пройти по ней они не в силах.

Священное Писание этой истории не знает, нет её и в дошедших    до нас латинских и ирландских рукописях ≪Жития святого Брендана≫. Легенда о ≪ничейных, нейтральных≫ ангелах могла появиться под влиянием Отцов Ранней Церкви, в частности, такого неординарного автора, как Ориген. Этот ≪анафематствованный мученик≫ считал, что ≪души при скончании мира, имея свободу воли, могут, по своему усмотрению, присоединиться к добрым или злым... ангелы могут стать людьми или демонами и, наоборот, из демонов превратиться в людей или ангелов≫. Ориген предполагал, что судьба каждого смертного может быть изменена: он может из ада выйти и пасть с небес. Константинопольский Собор 543-го года (V Вселенский) эту откровенную ересь осудил.

Другим источником, повлиявшим на развитие апокрифа, медиевисты считают ирландско-латинский трактат VII века ≪О порядке Творения≫ (≪De ordine creaturarum≫). В своих ранних сочинениях его часто использовал святой Беда Достопочтенный. В трактате описано некое пространство ≪под небесной твердью≫, называемое caelum firmamenti, — место обитания духовных сущностей. Попытка иерархически сорганизовать её ≪жителей≫, определить каждому подобающее место, приводила к ≪ангелологическому творчеству≫.   Популярность книги среди средневековых европейцев вообще и ирландцев в частности — свидетельствует в пользу неподдельного интереса этих христиан к устройству как физического, так и духовного мира. Марсель Дандо, известный медиевист прошлого века, считал: ≪Миф о нейтральных ангелах возник в ирландских монашеских кругах, где он стал развитием ранней патристической экзегезы и вместе с текстами ≪Плавания≫ (не ≪Путешествия≫! — Авт.) разошёлся по всем регионам Западной Европы≫53.

Действительно, следы этой истории найдены в более поздних сочинениях Старого Света — в ≪Ивэне≫ Кретьена де Труа, ≪Парцифале≫ Эшенбаха и, конечно, у Данте в ≪Божественной комедии≫.

Она была популярна, невзирая на негативную позицию Римо-католической Церкви. Православный Восток её не знал.

В ирландском фольклоре, где граница между христианскими представлениями и древними языческими преданиями зыбка, символика триады ≪дерево — птицы — души≫ обыгрывалась так: обитатели ≪Сида≫, загробного мира кельтов, способны превращаться в птиц, селящихся на священных деревьях. Или: души людей, искупающих свои грехи, принимают облик чёрных дроздов, что ночами вьются вокруг деревьев, правда, не опускаясь на ветки. А вот герой раннехристианского поэтического цикла Безумный Суини был проклят и превращён в полуптицу-получеловека святым Ронаном (≪Песня о деревьях Ирландии≫).

Шеймас Хини

Шеймас Хини 

Шеймас Хини рассказывал о рукописи IX века из швейцарского монастыря Сент-Галлен, который был основан в VI веке святым Коламбой Младшим (Колумбанусом) и долгое время оставался форпостом кельтской миссии на европейских землях. На полях документа (может быть, Евангелия) обнаруживается стихотворение, обычно именуемое ≪Монах, пишущий в лесу≫ (Сугубо ирландская практика работы переписчиков, благодаря которой сохранилось многое из кельтских литературных сокровищ). Этот безымянный инок поёт:

Рад ограде я лесной,
За листвою свищет дрозд,
Над тетрадкою моей
Шум ветвей и гомон гнёзд.
И кукушка в клобуке
Вдалеке будит лес.
Боже, что за благодать —
Сочинять в тени древес.
(Перевод Григория Кружкова)

Хини рассуждает о ≪тонком ощущении природы, увиденной сквозь омытый христианством глазной хрусталик кельтского монаха ≫. Он приходит к выводу, что ≪воображение автора питается из двух источников≫. А именно: из ≪языческой стихии леса≫ плюс влияние ≪разлинованной тетради христианской disciplina≫. Но ≪кукушка в клобуке≫ — это, конечно, не душа-дрозд, и маловероятно, что ≪Плавание≫ находилось под сильным влиянием ≪древнеирландской лирики природы, порождённой отшельнической традицией кельтской Церкви≫ (см. Ш. Хини. ≪Бог в дереве≫). Впрочем, есть определенные параллели.

Существует и еще одна гипотеза относительно появления ≪Птичьего Рая≫. Её разработкой занимался английский медиевист Дж. Маклей (J.S. Mackley). Он предполагал, что средневековая аудитория была знакома с апокрифом о нефелимах — ≪ангелах, сошедших с небес для установления плотских связей с земными женщинами ≫54, и ему представлялось возможным допущение, согласно которому те, кто читал ≪Плавание≫, с доверием относились к англо-саксонскому ≪Беовульфу≫, упоминающему о нефелимах (меч, которым обезглавливается Грендель — работа великанов Григори, родившихся после связи женщин с нефелимами). Но рассуждения на эту тему нас несколько отвлекут.

Гораздо более интересным представляется следующее. В ≪Плавании≫ ≪нейтральные ангелы≫ превращаются в птиц только воскресными и праздничными днями, а души-птицы ≪Путешествия≫ пребывают в таком состоянии постоянно. Скорее всего, это различие связано с тем, что ≪Плавание≫ обращено преимущественно к монашествующим, паломникам или, в широком смысле, к civitas — общине. Акцент делается на литургический календарь, монастырские службы, миссию. Ежегодно святой Брендан будет возвращаться на Птичий остров, где при первой встрече получил точное пророчество относительно Плавания. Ангелы и сами подчинены ритму церковного года. В дни праздников им разрешается отдых, они поют гимны после странствий над морем, как и перегрины из Клонферта, достигшие нового берега.

В ≪Путешествии≫ всё несколько иначе. Адресованный аристократической, светской аудитории, он опускает религиозную символику, литургические детали. Его автор, Бенедикт, оказывается щедр на различные гиперболы и драматизацию событий. А слушателя более интересует динамический сюжет, чем духовные реминисценции. Это отчасти объясняет, что перевод латинского оригинала на древнеанглийский был заказан Аделизой Лувенской, второй супругой Генриха I Образованного (|1135) — женщиной, для своего времени, начитанной и, похоже, практичной.

К мысу Радости, К скалам Печали ли,
К островам ли сиреневых птиц –
Всё равно, где бы мы ни причалили,
Не поднять нам усталых ресниц...
А. Вертинский

Существовал, существует ли ≪остров сиреневых птиц≫? На своём пути ирландские монахи встречали различные диковины, часть из которых могла быть и не описана, поскольку детали таких повествований не интриговали и не захватывали внимание слушателей, были лишены, равно, мистических или поучительных мотивов. Вполне возможно, что святой Брендан причалил к берегу Северной Америки, а двигаясь в этом направлении, он встретил разные земли, в том числе остров Сейбл.

Загадочный клочок суши затерялся в волнах Атлантического океана на расстоянии180 кмот побережья Канады. Тёплый

Гольфстрим и холодный Лабрадор омывают этот ≪пожиратель кораблей ≫. Такое название Сейбл получил из-за дурной славы острова, потопившего более тысячи (имеются в виду зафиксированные случаи) различных парусников, лодок и даже пароходов (последний, ≪Манхассент≫, погиб в1947 г.). Песок на Сейбле меняет цвет вместе с морскими волнами, и даже в ясный день берег можно не заметить, отчего то или иное судно, если только войдёт в береговую линию, засасывается зыбучими песками. Самое поразительное — он ещё и движется, меняясь в размерах, со скоростью примерно230 метровв год. За время картографических наблюдений (с XVI в.) Сейбл значительно изменил свою величину. Сейчас он – формы полумесяца, длиной44 кмпри ширине в1,5 км. В XIX веке ожидали его исчезновения, поскольку Сейбл ≪погружался в глубину≫, но этот обломок суши, подобно Якониусу, ≪вынырнул≫ и стал больше прежнего. Е. Арсеньев в книге ≪Страшная сказка≫ пишет:

≪Шторму на Сейбле обычно предшествует необычайно ослепительный восход солнца. Казалось бы, чудесное утро должно закончиться столь же красивым закатом. Но Бог весть откуда появившаяся пелена свинцовых облаков застилает солнце, небо чернеет, и вот уже в дюнах тонко свистит ветер. Он крепчает, воет, срывает с верхних дюн песок и гонит его через остров в океан≫.

На Сейбле ничего не растёт, кроме травы, дикого гороха и низкорослых растений. И если Сейбл связан с ≪Плаванием≫, то двумя очевидными фактами. До XVIII века на нём, кроме морских птиц, вообще не было животных (сегодня там популяция одичавших лошадей в 300 голов — потомки завезённых), как и в эпизоде с Птичьим Островом, а если вспомнить историю с Якониусом, то сошедшие на остров для разведения костра вынуждены будут и сейчас отправиться на поиски топлива.

53 Dando M. The Neutral Angels. // Archiv fur das Studium der neueren Sprachen und Literaturen. — Вып. 217. — 1980. — С. 259-276

54 Mackley J.S. The Legend of st. Brendan. — Brill. Boston, 2008.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий