Масонство в свете истины. критический разбор книги «Элладская Церковь и масонство», изданной Греческой масонской организацией

Масонство в свете истины

Архимандрит Епифаний (Феодоропулос),
геронда из Афин; 1930—1986).

Документ № 5

Пятый официальный документ масонской книги — «Заявление масонской организации», поданное ее президентом А.Дзазопулосом нынешнему Афинскому архиепископу Хризостому 3 октября 1963 года. В нём масоны протестуют против сравнения их со свидетелями Иеговы, которое сделал архиепископ в одном из своих публичных выступлений, имея в виду их враждебное отношение к Церкви.

В своём «Заявлении» А.Дзазопулос повторяет утверждение о том, что масонство не является религией, ссылаясь при этом на докладную записку богословского факультета Афинского университета, и ещё раз заверяет в том, что греческие масоны — верные чада Церкви. Ничего нового мы в этом «Заявлении» не видим, потому и опускаем его.

Документ № 6

Шестой официальный документ масонской книги — статья профессора богословия Афинского университета Дмитрия Баланоса «Дело иерархии», напечатанная в газете «Анапласи» 10 декабря 1933 года. В ней г-н Баланос, с одной стороны, отстаивает взгляды богословского факультета университета, высказанные в докладной записке, а именно, что масонство не является религией, однако, с другой — приводит некоторые выражения, которые, при внимательном рассмотрении, становятся пощёчиной самим же масонам и служат к большему их осуждению.

«Также Церковь совершенно правильно поступила, определив, в согласии с рекомендациями богословского факультета, что клирикам не разрешается вступать в ряды масонской организации по причине того, что если простому человеку не подобает соблазнять чем- либо своего ближнего, то тем более клирик должен избегать всего, что может, пусть и безосновательно, соблазнить часть его паствы» (стр. 35).

Значит, Д. Баланос косвенно признаёт, что масоны соблазняют своих ближних. А поскольку в Евангелии не находится оправдания соблазняющим ближних («А иже аще соблазнит единаго от малых сих верующих в мя, уне есть ему, да обесит- ся жернов оселский на выи его, и потонет в пучине морстей» (Мф. 18,6); «Темже аще брашно соблазняет брата моего, не имам ясти мяса во веки, да не соблазню брата моего» (1Кор.8,13) и т.п.), то напрашивается вывод, что масоны пренебрегают Евангелием. Если бы они были послушны ему, то предпочли бы лучше оставить масонство, чем соблазнять своих ближних, «пусть и безосновательно», как говорит Д. Баланос. Безусловно, клирики несут бблыную ответственность, когда соблазняют других, но и миряне (подразумеваются «верные члены Церкви») не освобождаются от ответственности.

Ещё профессор Баланос говорит:

«Кроме того, совершенно неприлично священнослужителю публично отказываться от принадлежности к организации, которой он состоит членом, то есть, попросту говоря, лгать, и признаюсь, не понимаю, как организация, заявляющая, что она способствует нравственному совершенствованию человечества, терпит подобную ложь со стороны своих членов» (стр. 35).

Разве это не хлёсткая пощёчина масонам, нанесённая к тому же их же защитником? Ни много, ни мало, г-н Баланос обвиняет масонов в безнравственности. На самом деле, если у масонов есть такие друзья, тогда зачем им враги? И, однако, они всякий раз с радостью ссылаются на статьи г-на Баланоса. Молодцы, что ещё скажешь!

Профессор Баланос продолжает:

«С другой стороны, у священнослужителя в Церкви есть такое поле деятельности, что, если он желает трудиться, то может и должен посвятить все свои силы на служение ей <Церкви>, и у пего не будет необходимости посвящать себя служению иным организациям. Возможно, то же самое можно сказать и в отношении мирян, но бесспорно у клириков в Церкви особые обязанности, что даёт ей <Церкви> право предъявлять к ним и особые требования» (стр. 35—36).

Ещё одна пощёчина. Новое косвенное обвинение. В Церкви существует такое поле деятельности, что незачем человеку участвовать в работе других, нецерковных организаций.

Документ № 7

Седьмой официальный документ масонской книги — другая статья г-на Баланоса «И снова о масонстве», напечатанная в газете «Анапласи» в 1934 году (№№ 13—14). В ней он, вновь горячо доказывая, что масонство не является религией, пишет:

«Если сами масоны официально заявляют, что масонство не является религией, то я не понимаю, почему мы “насильно” пытаемся объявить масонство религией» (стр. 38).

Но и миллионы обвиняемых по всему миру официально во всеуслышание объявляют, что неповинны в возводимых на них обвинениях. Однако суды, если обладают доказательствами вины, «насильно» провозглашают их виновными, пренебрегая заявлениями обвиняемых, а основываясь лишь на объективных доказательствах. Что из того, что масоны заявляют: масонство не религия? Факты говорят об обратном.

«Нам кажется невозможным, чтобы организация, членами которой были такие люди, как Ксанфос, Дионисий Ромас, Фёдор Колокотронис и другие участники героических событий 1821 года и недавнего времени, имела бы направленность революционную и антихристианскую...» (стр.38).

Во-первых, членство героев освободительного движения 1821 года в масонской организации — факт исторически спорный (см. статьи Михаила Га- ланоса в газете «Трис Иерархе» за январь, февраль и март 1948 г.). Во-вторых, даже если признать факт причастности вышеназванных лиц к масонству доказанным, то и в этом случае некорректно делать заключения в пользу масонства, поскольку всегда по отношению к любому человеку существует вероятность неведения и заблуждения, особенно если учесть то, что масоны не всем открывают глубинное содержание своего учения. И, в-третьих, кто знает, оставались ли вышеуказанные люди масонами до конца своих дней. Может, в один прекрасный момент, поняв истинное содержание масонства, они вышли из общества. Масоны трубят повсюду о вступлении в свои ряды любого более- менее известного человека, но они не так неразумны, чтобы делать то же самое в случае его выхода из организации.

Чуть ниже г-н Баланос допускает одну очень серьёзную ошибку, или, лучше сказать, закладывает бомбу, которая разносит на мелкие кусочки всю его статью и превращает в прах все содержащиеся в ней утверждения. Вслед за заявлением о своей непричастности к масонству он говорит:

«Признаюсь, что я никогда бы не стал членом организации, которая не излагает ясно и в полном объёме своих установок. Я никогда не испытывал особой склонности или симпатии к сверхмистическим и сверхсимволичным масонским принципам, которые, к тому же, считаю не соответствующими духу времени, когда во всем нужна открытость и гласность»1(стр.41—42).

Но если г-н Баланос признаётся, что масонская организация «не излагает ясно и в полном объёме своих установок», то как он утверждает, что масонство не религия ? Это и есть самая большая оплошность г-на Баланоса. Предположим, что на основании того, что масоны открывают из своего учения, невозможно сделать заключения, что масонство — это религия. А если это заключение можно сделать на основании того, что масоны скрывают, тогда как? Как же можно смело и решительно утверждать, что масонство не религия ? Как можно с такой лёгкостью делать подобные заключения, если в «Конституции Мирнейшего Великого Востока Эллады» (статья 4) чёрным по белому написано, что «свободные каменщики излагают основные принципы ордена иносказательно, посредством символов и метафорических образов. Их философский смысл последовательно открывается через посвящение в три символических градуса»2. Если бы г-н Баланос захотел быть последовательным в собственных утверждениях, то он должен был бы написать следующее: «На основании имеющихся у меня данных я не могу сделать вывод, что масонство — это религия. Однако не могу и исключить этого, учитывая, что масонство “не излагает ясно и в полном объёме своих установок”, а следовательно, имеются и другие данные, неизвестные и недоступные мне, не масону. Поэтому предлагаю, чтобы Церковь не осуждала масонство как религиозную организацию, поскольку это, на мой взгляд, не доказано, но ограничилась бы тем, что осудила его как общество тёмное, а значит, подозрительное (поскольку “не излагает ясно и в полном объёме своих установок”), и потребовала бы от членов Церкви избегать всяких контактов с ним».

Вот что должен был бы написать г-н Баланос даже в том случае, если бы известные ему масонские тексты не только бы не подтверждали того, что масонство — это религия, но прямо свидетельствовали об обратном. Он должен был бы так написать ещё и потому, что в истории известны случаи, когда секретные статьи какого-либо документа аннулировали известные, особенно это касается межгосударственных договоров. (33 статья Греческой Конституции, как раз для того, чтобы исключить такую возможность, определяет: «Никогда секретные статьи какого-либо договора не могут аннулировать собой известные»).

Вместо этого г-н Баланос написал нечто непоследовательное, несвязное и противоречивое. Пусть же масоны не ссылаются для обоснования собственной правоты на статьи Д. Баланоса, потому что его статьи сами себе противоречат. В них для масонов не содержится ничего положительного. Единственное, что в них есть логичного — это упрёки и уколы Д. Баланоса в адрес масонов.

Документ № 8

Восьмой официальный документ масонской книги — это письмо прокурора суда первой инстанции Спроса X. Хоидаса, опубликованное в журнале «Алифиа» (№24, ноябрь 1867г.) Его автор пишет, что на острове Сирое было предотвращено нападение на местных масонов благодаря тому, что номарх Кикладских островов и Сирский епископ убедили «предводителей несчастной толпы, что свободные каменщики — друзья Церкви и защитники морали» (стр. 43).

Что же из этого следует? Только то, что один епископ, к тому же в 1867 году, когда Церковь ещё не приняла относительно масонства никакого решения, был положительно настроен в отношении масонов, никак не может умалить значения единогласного осуждения Церковью масонства позднее.

Ниже прокурор пишет, что он был приглашён министром юстиции, который в присутствии премьер-министра и других министров, потребовал от него «принять меры для предотвращения оскорбительных действий в адрес свободных каменщиков».

А из этого что следует? Что министр юстиции или, может, и премьер-министр были масонами или сочувствовали им? Но кому придёт в голову отрицать тот факт, что немало политиков в Греции прохладно относятся к вере и равнодушны к христианству, но в то же самое время являются примерными масонами? С другой стороны, даже если бы правительство было настроено к масонам недоброжелательно, оно всё равно было бы обязано предотвращать враждебные действия толпы, которые могут представлять угрозу для жизни масонов.

Итак, для чего масоны ссылаются на письмо Хои- даса? В нём нет ничего такого, что масоны могли бы употребить в свою пользу.

Документ № 9

Девятый официальный документ масонской книги — письмо министра образования и религий к митрополиту Сирскому, датируемое 1933 годом. В этой связи в книге написано следующее:

«Масонская организация в ответ на оскорбительные действия3 и несправедливые нападки со стороны некоего проповедника обратилась к министру образования с соответствующим заявлением, требуя его вмешательства. Господин министр по получении им заявления отослал высокопреосвященнейшему митрополиту Сирскому, в подчинении которого находится проповедник, нижеследующее министерское предписание и копию с него председателю масонской организации» (стр.44).

Далее следует сам документ — не «министерское предписание», как написано в масонской книге, но обычная просьба.

1. Это ли не «подтверждение» того, что масонство есть организация «прогрессивная»?

2.  Значит и сами масоны не знают всех «основных принципов ордена», если их «философское толкование» не открывается им изначально, но «последовательно... через посвящение в три символических градуса». То есть люди вступают в организацию, не зная её главных принципов ? Поздравляем!

3.  Доел.: превышение полномочий. — Пер.

Назад  / Начало   /   Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий