На горах Кавказа. Часть первая. Глава 15

Продолжение. Начало Здесь.

Схимонах Иларион (Домрачев)

О том, что творящий молитву Иисусову нуждается в руководстве. О причинах ея умаления. Побуждение к ея производству

На горах Кавказа. Схимонах Иларион Нужно знать, что молитва Иисусова нуждается в руководстве опытным наставником и в достаточной подготовке, которой главная сила, при многом другом, состоит именно в том, чтобы человек погрузился в смиренные о себе чувства, считая себя, по примеру праотца Авраама и праведнаго Иова, пылью и пеплом (Быт. 18:27 и Иов. 42:6) и увидел во глубине своей духовной нищеты и греховнаго состояния всё своё безсилие в деле добра и неизбежную нужду в Божией помощи. Вместе с сим, с молитвою всегда должно быть неразлучно внимание и трезвение, глубокое чувство самоуничижения и вообще покаянное настроение души.

Всё это и есть та благотворная и живительная стихия, в которой только и может развиваться и расти спасительное древо Иисусовой молитвы.

Но как теперь наставников почти нет, а хотя может быть где и есть, но найти их трудно — то руководство сему Боголепному и спасительному делу нужно искать в духовном писании свв.Отец. Если же и сие, может быть, для кого будет трудным, по причине его непонимания или по неразвитости своих умственных способностей, то всего лучше, безопаснее и благонадёжнее поступить так: читать в простоте сердца устную Иисусову молитву безо всяких умствований, или какого-либо ожидания явлений, воображений и разных представлений, — словом -не принимать и не верить ничему, что бывает у неразумных...

Читать легко, свободно, не натужаясь и не нажимая умом ни на что внутри себя, а также свободно, как идёт наше дыхание. Эта лёгкость и свободность не будет отталкивать от сего дела, а будет привлекать к нему. И сие необходимо нужно по причине ещё нашего к ней ненавыкновения.

Нужно иметь несомненную надежду, что Господь, за доброе изволение сердца, со временем сподобит стать и на истинныя стези сердечной молитвы и узреть обетованную землю — наследие всех святых.

Конечно, было бы хорошо призывать имя Господа Своего с благоговением, усердием и с великим вниманием, но если же сего мы ещё не можем, по слабости своих душевных сил, то можно сказать, что Господь не гневается на нашу и нечистую молитву, но приемлет благое наше произволение и вменяет его в наше спасение. Поэтому-то и сказали Отцы: «молись, как можешь, своею нечистою молитвою, а по времени Господь даст тебе и чистую молитву». Ибо написано: «даяй молитву молящемуся» (Пс.93:10; 1 Царь.2:9).

Посему, всякому можно, в надежде на Бога, благонадёжно приступать к сему преславному делу — занятию Иисусовой молитвою: в покаянном настроении души, во смирении и самоуничижении, по примеру Евангельскаго мытаря, в глубоком сокрушении сердца о грехах своих, в чувстве своей пред Богом виновности, — и Бог не уничижит: «Но начный дело благо, и совершит е даже до дне Господа Иисуса Христа» (Фил. 1:6).

Пришлось узнать, что будто бы потому вообще мало видится в людях усердия к занятию Иисусовою молитвою, что устрашает их высота ея, о которой так много написано повсюду в духовных книгах. Но о ней написано с мудрою целию, именно, чтобы расположить и побудить всех и каждаго к занятию священным делом — вспоминать и произносить Божественныя имена Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа.

Потом ещё многих не располагают к сему занятию труды, необходимо при сем требующиеся. Но всего более служит тому препоною враг диавол, которому особенно ненавистно это священное дело, как опаляющее его огнём Божества.

Конечно, без труда не бывает возможно совершать никакого дела, даже и в мирском житии. Но здесь, по важности дела, высоте, ничем незаменимости, без сомнения нужны труды — постоянные, усердные, много-летние, — потому что и не малаго дела предположили ими достигнуть, а соединения с Богом, — в чём и состоит наша вечная жизнь.

Нельзя сказать, чтоб сии труды, по временам, не растворялись благодатными утешениями, проникающими даже в сердце. И хотя они бывают кратковременны, но и своим минутным озарением оставляют в нашей душе следы незабвеннаго, благодатнаго посещения, так как дают вкусит сладость Господней близости, с которою ничто в мире сем сравнится не может. И сие благодатное ощущение, как залог нашего с Христом предобручения, утешает нас радостною надеждою, что не всуе будут наши труды, но со временем, при помощи Божией, достигнем сердечнаго с Господом Иисусом соединения — и тогда нашей вечной радости никтоже возмет от нас. Как и говорит о сем Сам Господь Иисус Христос (Ин.16:22).

Нужно знать и то, что бывает нередко, особенно в начале, при занятии Иисисовою молитвою, что человек читает её без всякаго внимания и хотя бы какого-либо малейшаго ощущения приятности; без надежды трудно, как будто бы тяжёлым молотом разбивать камни. Целыя тучи помыслов всевозможнаго свойства и между ними скаредныя, богохульныя, неизобразимыя бьют во ум, как волны морския — скалу.

А враг лукавый постоянно внушает ему: разве твоя такая молитва угодна Богу?!.. Только напрасно бьёшь воздух; посмотри и вокруг себя на людей, ведь никто же ею не занимается, хотя они и старше по жизни и опыт-не тебя. А ты разве лучше всех, что берёшься за непрестанную молитву. Было-де время, когда занимались ею св. Отцы, но теперь это дело стало невозможно; брось и живи, как и все живут. А тут ещё бывает, что откуда ни возмись и наставник такой же, что как раз говорит то же самое, что и у нас на мысли, вложенной диаволом, на что мы уже пожалуй и сами готовы. И вот тут-то бывает всякому пробный камень и горнило искушения, которое необходимо перейти каждому из званных на сию Божию службу.

Нужно ни слушать, ни смотреть ни на что, зная, что по причине великаго дела, отовсюду и препоны великия воздвизаются на него, а начавши, нужно продолжать неленостно, как возможно по силам, не тяготясь необычностию дела и непривычкою к нему — и не смотря вокруг себя ни на кого. Всякий своему Господу стоит или падает (Рим. 14:4), зная, что хорошаго всегда бывает мало.

Но перейдёт, Бог даст, скорбная пора и узришь радостное утро Христова Воскресения. Божий свет возсияет со временем и в твоём сердце и озарит вся внутренняя твоя невечерними лучами Небеснаго радования, и узришь зарю вечной жизни несомненно в чувствах сердца своего; только начавши это Божественное и святолепное дело, не оставляй, как и сейчас говорится, сколько можешь по силам твоим, но простирайся вперёд, с надеждою на Бога — радостно и охотно.

Конечно, того нельзя сказать, чтоб не оставлять, но здесь разумеется всеконечное неоставление. Бывает на день, два и более, подавленный делами или суетою, неизбежными в нашей жизни, не возможешь вспомнит Господа Бога, но когда возвратится сознание и успокоение, то и опять начинай спасительное занятие, веселящее сердце и питающее душу Небесным хлебом — в живот вечный.

Великое во истину и преславное дело, Богу угодное и нам спасительное, состоит в том, чтоб только хотя одними устами произносить Божественныя имена Спасителя нашего. Нам как будто не видится от этого никакой пользы. А между тем и устное произношение имени Господа Иисуса Христа устрашает демонов; опаляет их огонь Божества и бегут от того места, где его слышат.

Ещё: имя Божие, будучи свято само в себе, освящает наши уста, язык и воздух и всё нас окружающее. Святыми Отцами замечено и то, что при упражнении Иисусовою молитвою, особенно при начале ея, бывает иногда у нас усиленное воскипение страстей, так что человек видит себя не в пример худшим того, нежели тогда, как не занимался молитвою, и отсюда, по неопытности, другой приходит в сомнение, относительно ея святыни, пользы и необходимости.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий