На горах Кавказа. Часть первая. Глава 25

Схимонах Иларион (Домрачев)

Что такое духовный мир?

На горах Кавказа. Схимонах Иларион Душа наша есть малейшая часть духовнаго мира. Входя в неё и собирая сюда все силы, человек входит в духовный мир. Это подобно тому, как если бы кто пожелал увидеть глубины моря, то ему нужно погрузится в него. Для этого несомненно требуется острозоркое зрение.

Мир духовный мы обыкновенно представляем себе на границах мира вещественнаго, за пределами Неба звезднаго, в безконечно отдалённом пространстве, куда око смертнаго не досягает, где мысль ума нашего теряется и исчезает. И потому мы спрашиваем: кто взыдет на Небо, чтобы Христа, или Ангела, или праведника свести на Землю? Кто снидет в бездну, чтобы от мёртвых возвести усопших наших родителей, или братий, или друзей, или благодетелей? Но что есть Небо, в котором живут духи безплотные, святые Божии и Сам Бог обитает Своею славою? Это есть Небо превыше Небес, а потому за пределами всего видимаго; оно есть Небо Небес, а потому наполняет собою и Небо звездное; оно есть и Небо на Земле, ибо Земля есть подножие ног Господа, живущаго на Небеси.

Итак, Небо духовное со своими блаженными Небожителями повсюду точно так же, как Небо видимое, повсюду – и у нас и во всех странах света. От того мы повсюду можем прибегать в молитвах к Ангелам, Святым Божиим; от того везде Небесныя силы и праведники могут помогать нам, что есть мир духовный, невидимый. Но для изъяснения спросим прежде, что такое мир физический – видимый? Есть, говорим мы, образ мира духовнаго, не видимаго. Где же этот видимый мир? Существует повсюду; мы не назначаем ему места и пределов. Он окружает нас со всех сторон. А по сему и мир духовный, как первообраз мира чувственнаго, есть повсюду. Он также не далёк от нас, также объемлет и облежит нас. Не живём ли и мы и теперь сколько-нибудь, по крайней мере, жизнию общею в мире духовном? Что есть человек? Его мы обыкновенно называем малым миром, сокращением мира видимаго и духовнаго. Душа проникает и оживляет тело, а тело покрывает и ограждает душу.

Так, можно сказать, сочетаваются и сочленеваются между собою и два великие мира – духовный и физический.

Если же не далёк от нас наш мир малый, духовный, то есть наша душа, и великий мир духовный с своими жителями близ нас. Душа наша существом своим действительно пребывает в мире духовном, хотя соединена с телом. Ея дух – не камень, не растения, не другое какое-либо вещество; ея мысли, желания и чувствования не суть также свойства духовнаго. Можно сказать, что наша душа так же есть малейшая точка мира духовнаго, как наша Земля есть малейшая песчинка мира физическаго. Земля вращается на горизонте Неба звезднаго. Где ж всё это?! Где мы?! Где мир духовный?! Где Небо с блаженными праведниками?! Боже мой! Что узрели бы мы, если бы в сию минуту открылись наши духовныя очи?! Если бы пред нами разверзлось Небо невидимаго мира?! Мы увидели бы Сына Человеческаго, сидящаго одесную силы Божией, сонмы ангелов, воспевающих славу Богу и над нами восходящих и нисходящих, лики Святых Божиих пред престолом Агнца из всех племён, и колен, и народов, и языков. Многие из святых людей в земной жизни прозирали в мир невидимый. Вы знаете, где и как удостоились созерцать мир духовный с Небожителями Вифлеемские пастыри, Христовы Апостолы, св. Андрей юродивый, Богоносный Сергий и другие чистые сердцем, зрящие Бога невидимаго, а в нём и весь мир невидимый.

Почему же мы никогда не видим мира Небеснаго с его жителями, и почему мы в мрачной темнице или в слепоте не видим над собою Неба с Солнцем и звездами?! Не в таком ли мы теперь состоянии по отношению к миру духовному? Справедливо он называется невидимым: он закрыт от нас тремя завесами.

Первая завеса – мир вещественный; это повязка или как бы скорлупа мира духовнаго.

Вторая завеса – тело наше, водворяясь в теле,– говорит Апостол,– мы отходим от Господа, от Ангелов и праведников совершенных.

Третия завеса – наша чувственность,– завеса самая мрачная; она составлена из грубейшей и самой нечистой тройной ткани: похоти плоти, похоти очей и гордости житейской. Итак, чтобы узреть нам мир невидимый и святых жителей его, надобно расторгнуть сии три завесы. Первая расторгнется и очистется огнём в последний день времени; вторая раздирается и истлевает во гробе; третью мы всегда и везде, при благодати Божией, можем и должны раздирать и совсем отметать, как негодную ветхость нашего ветхаго Адама.

Значит, мир духовный сокрыт от нас только до времени. Мы сами закрываем его от себя плотскими похотями и греховными делами. От того всегда представляется, что мы одни во храме, или дома; одни в тёмной ночной, и грешим спокойно, как будто нас никто не видит.

Устыдимся своих злых помыслов и всяких грехов; устрашимся Бога всевидящаго; устыдимся праведников и блаженных человеков: они невидимо окружают нас и стоят над нами и пред нами во всякое время и на всяком месте. Путие праведных подобне свету светятся: предходят нам, просвещают нас, дондеже исправится минута, день, год нашей жизни и вся наша жизнь. Благословен Отец Светов, просвещающий сынов Православной Церкви светлыми путями Небесных и земных праведников" (Из своего Сборника).

24 Глава       Начало       Глава 26

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий