На горах Кавказа. Часть первая. Глава 34

Схимонах Иларион (Домрачев)

На горах Кавказа. Схимонах Иларион

Глава 34.  Похвала Кавказской пустыне.Что нужно иметь тому, кто желает жить в пустыне. В чём состоит внутреннее содержание этой жизни

 Говоря о пустыне и о жизни в ней, говорим отнюдь не для всех, а только для некоторых из нас, имеющих в душах своих семя этой жизни, то есть прирожденную наклонность к уединению, молчанию, удалению от людей — вообще способность ко средоточенной, внутренней жизни.

А это, как известно, есть особенный класс людей, не совсем похожий на прочих. Большинство людей живёт во вне, а разумный пустынник пребывает внутрь себя, храня чистые помыслы ума своего и святыя чувства сердца; стоит пред лицом Бога, Котораго и зрит по среде сердца своего, как говорит о себе святой Пророк Илия: жив Господь сил, Ему же предстою днесь (3 Царь. 18:15).

Для того, чтобы жить с пользою в пустыне, необходимо предварительно ознакомится со всем ходом монашеской жизни: узнать ея уставы и все положения, совершение служб, и быть опытным во всех делах монашеской жизни и во всём в ней поведении. Но и это всё ещё есть только внешнее, как ограда для церкви, потому что ещё более нужно быть искусным в мысленной брани обладать умением поборать вражеские помыслы, оружием к побеждению коих служит Иисусова молитва, обучение коей необходимо должно быть начато далеко до вступления в пустыню и доведено, по крайней мере, до половины ея преуспеяния.

Нужно познать свою крайне решительную немощь во всём, касающемся духовнаго дела и вообще всего, что относится к созиданию нашего спасения и, по мере сего сознания, крепко восчувствовать всю нужду и совершенную необходимость в Божией помощи и просить её всем сердцем и всею крепостию своих сил — в несомненной надежде, что хотением не хотящий смерти грешника (Иезек. 33:11-12), Господь никогда не презрит молитву молящагося, как и Сам говорит Он во священном Своём Евангелии: «всяк просяй приемлет, ищущий находит и стучащему отворится» (Мф.7:8-9). Видится к крайнему прискорбию и сожалению, что почти без плода, или с малою пользою живут в пустыне всё те из нас, которые пошли сюда, сами не зная за чем. Ради них терпит многое поношение этот возвышеннейший духовный чин монашеской жизни, который, в порядках духовнаго преуспеяния, занимает самую высшую степень, если только, конечно, идёт правильно, законно и свойственно своему назначению.

Они, не зная того, какая цель пустыни и чего нужно здесь достигнуть, вдаются в разныя работы, их почитая преимущественным делом своим, говоря, что наше спасение в работе, и тем закрывают истинный путь пустынной жизни, служа соблазном и претыканием для немощнейших собратий.

Они не знают, что говорит о сем святой Исаак Сирин: «если мы будем жить согласно своему званию, то мир, как раб, будет служить нам, принося всё потребное для жизни телесной».

Содержанием пустынной жизни служит непрестанное упражнение Иисусовою молитвою, согласно учению святого Иоанна Лествичника, что «безмолвие есть непрестанная служба Богу». Самое правило монашеское должно подчиняться ея действию, то есть если она царственно пребывает в душе и течёт потоками непрестающаго движения, увлекая за собою все душевныя силы, или — вернее всего — нашего внутренняго человека, то тогда, по учению святых Отцов, никак не нужно внимать своему правилу, но пребывать в молитве сей, как бы в пучине Божественнаго пресыщения. Это состояние есть выше всех наших подвигов и занятия. Оно есть цель, к достижению которой направляется вся монашеская жизнь, так что если кто из нас обилует сею молитвенною благодатью, то ему вовсе нет нужды исполнять своё правило, которое служит только средством к этому.

И вот наш совет пустыннику: пребывай в сей молитве, и она покажет тебе весь путь ко спасению, как придти к Богу.

Она покажет тебе смущением сердца, его болезнию и тяготою, что ей вредно и к спасению не полезно; также покажет светло радостным состоянием души, когда правильно течешь ты по пути своему. Она есть духовный свет, который померкает при малейшем допущении чего-либо неугоднаго Богу; но ярко сияет блистаниями неугасимаго радования, когда право стоишь ты пред Богом; чистыми хранишь помыслы свои и во святыне содержишь чувства сердца своего и зришь Бога — Создателя своего во святилище души своей. Следовательно, живя в пустыне, всякому из нас необходимо нужно всем усердием и крепостию сил своих внимать внутренней Иисусовой молитве, и она, как путеводная звезда, незаблудно поведёт нас к пристанищу вечнаго спасения.

Если пустынник будет чужд умнаго делания, то есть занятия Иисусовой молитвою, то он, по слову святого Серафима Саровскаго: «есть обожжённая головешка» и осудится больше всех людей, как взявший на себя высокое звание пустынника, оказался негодным. Поэтому все пустынники необходимо должны быть делателями Иисусовой молитвы; опытны в ней, могущие всякому вопрошающему сказать всё, касающееся ея производства.

И, стало быть, пустыня не для всех, а только для избранников, кои предварительною жизнию достаточно подготовились ко внутренней с Богом жизни.

Имея их в виду, а ещё более себя, и оставили мы сию похвалу ей, чтобы в минуты и часы разслабления и душевнаго обуревания, читая её, могли вливать бодрость в души свои; великодушно, радостно и смело терпеть ея лишения, тяготу и подчас мучительное уныние, — эту смерть души и адское мучение. И так, призвавши на помощь Всесильнаго Бога и Его Всепречистую Матерь, начинаем песнь свою в похвалу Кавказской пустыне из чувств, какия переживали мы, по лишении ея, выехавши на краткое время в Российские пределы.

 

 Глава 33     Начало           Глава 35

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий