На горах Кавказа. Часть первая. Глава 5

Продолжение. Начало Здесь.

Схимонах Иларион (Домрачев)

Вопрос: в чём состоит действенность Иисусовой молитвы, то есть ея внутренняя сила и ощутительность для нашего сердца?

На горах Кавказа. Схимонах Иларион Ответ: это то же самое, о чём уже была речь, то есть говоря иначе, когда молитва сия всею своею полнотою водворяется в душе человека, — первее всего, конечно, по благоволению Божию, а потом и ради наших, в этом роде, продолжительных трудов.

Тогда она становится в нём действующим началом; занимает господствующее и преобладающее положение, царственно покоряя себе все прочия склонности и сердечныя расположения. Одним словом, здесь она есть в своём настоящем, как ей и быть должно, правильном состоянии, производстве или действии. Это есть изобильное излияние благодатнаго состояния и радости о Бозе Спасителе своём, свидетельствуемое искреннею любовию к Богу и ближним и готовностию на всякое доброе дело.

Выражением сего состояния служит непрекращаемость внутренней молитвы, когда она уже не ограничивается ни временем, ни местом, ни другим чем внешним, а производит своё, ни для кого незримое действо во глубине духа, без слов и поклонов, без всякаго образа, вида и размышления. Состояние возвышенное и преблаженное!

И это от преискренняго соединения сердца с Господом, когда Господь Иисус Христос творит в нас обитель Свою, ощутительно и действенно вселяется в сердце, и слышится Его Божественное присутствие ясно и осязательно, что называется, по словам св.Отец, живое Богообщение. И тогда Христос Бог, будучи Искупитель и Спаситель наш, нисходит в человека Своими благодатными дарами, соединяется с ним своими Божественными силами, яже к животу и благочестию (2 Петр. 1:3) и как бы творит в нём для Себя постоянную обитель (Ин. 14:23), так что человек становится храмом Духа Божия (1 Кор.3:16), церковью Бога жива (2 Кор. 6:16). Един Дух есть с Господом (1 Кор.6:17). Бог любы есть. Пребываяй в любве в Бог пребывает и Бог в нем пребывает (1 Ин.4:16); и еже живет — Богови живет (Рим.6:10) и не к тому себе живет, но живет в нем Бог (Гал.2:20). Христос есть тогда в человеке, еже хотети и деяти (Фил.2:и3).

В это духовное состояние человек входит, если разумеет обыкновенный порядок течения дел, не вдруг, а уже в конц своих духовных подвигов и трудов. Оно составляет цель стремлений всякаго разумно живущаго монаха. Достигши сего, он достиг конца всех своих трудов и подвигов. Человек, находясь в сем состоянии, чувствует в себе Божественную силу, изливающуюся от имени Иисус Христова и, наполняясь ею во внутренних чувствах своей души, явственно переходит на духовную сторону, а всё земное становится в подчинённом состоянии; он входит в свободу и покоится в Боге; носит в сердце своем источник живота — Самого Господа Бога, — и сие есть несомненная надежда вечнаго спасения. Если только впадши в леность и нерадение, и приявши гордое о себе мнение не утеряем сего.

При внутренней молитвенной настроенности мы поступаем под власть молитвы и делаемся ея рабами, всегда моляся Господеви своему, хотя бы и не хотели, потому что не можем противится преобладающей силе молитвенной. Сам Дух Святый молится в нас воздыхании неизглаголанными (Рим. 8:26) и Он же спослушествует Духови нашему, яко чада есмы Божия (Рим.8:16).

Можно сказать, что молитва Иисисова есть дух жизни духовной подобно тому, как душа телесной. Тело являет свою жизненность тогда, когда в нем находится душа; делается же мертвым и безчувственным, когда выйдет из него душа; а душа бывает мертвою, когда удалится от Бога своим сознанием, чувством и произволением и чрез это лишается Христова Духа, Божественной благодати или силы Божией, безпредельный источник которых есть Господь Иисус Христос, Жизнодавец и Бог Обновитель человеческаго естества.

Находясь в памяти Божией, или в духовном ошущении Божества своим сознанием и чувством, душа наша живет истинною, свойственною ея невещественной природе, жизнию, потому что здесь всё ея существо проницается Божиим светом — на подобие того, как солнечные лучи проницают стекло и, будучи в этом божественном, озарении, она по необходимости делается причастною святаго Богообщения, как согласно сему учит, во всём своем писании, св. Макарий Великий. «Прилепляясь к Богу духом своим, — говорит он, — или, что то же, соединяясь с Ним в своём дух, мы бываем с Ним един дух, едино растворение и един разум» (Бесед.46-8). Такая Божественная к нам близость страхом поражает нас, и не хотелось бы нам верить сему, если бы не было сего в действительности, о чём свидетельство повсюду видим в писании святых Отец. Без причастия сего животворящаго Духа Христова должно быть мертво всё разумное существо — Ангелы и человеки. Господь говорит: дух есть, иже оживляет, плоть не ползует ничтоже. Глаголы, яже Аз глаголах — дух суть и живот суть (Ин.6:63); потому что, если, исходя от Него, как Источника присносущества, как от самосущей жизни, они исполнены вечнаго живота, Божией силы, то не тем ли более Сам Он оживотворит наши мертвенныя души, когда мы силами ея, или, что то же, духом своим, чрез молитву, соединяемся с Его Божественным Существом.

В противном случае, когда мы добровольно удалим себя от Источника живых вод, то естественно должны прекратить для нас своё течение и все ручьи от Него идущие. И тогда должна засохнуть наша духовная жизнь, не имея ни одной живительной капли для своего оживления. Не возвышаясь в духовную область и не содержа в своей мысли и сердце Начальника жизни и Совершителя нашего спасения — Господа Иисуса Христа, мы по необходимости должны быть мертвы душами своими, как чуждые присносущной силы Божией, сущей в Сыне Божием.

Молитву Иисусову — какова она есть в своём истинном виде — можно уподобить таковому явлению: если бы, например, в темнейшую осеннюю ночь, когда не только нет на Небе ни одной звезды, но даже тёмныя, грозовыя тучи, наполняя воздух, ещё более увеличивают и без того великую темноту, вдруг бы возсияла небесным блистанием светозарная полоса от одного края пространства до другого, — то можно ли вообразить необычность сего явления и его решительную противоположность со тьмою?

Так точно когда и священнейшая молитва сия именем Господа Иисуса Христа возсияет Божественным светом в непроглядной тьме наших душ, или, что то же, Сам Он, Господь наш — Свет вечный, невечерний, тихий Свет Святыя Славы безсмертнаго Отца Небеснаго, Святаго блаженнаго Иисуса Христа, тогда, ужасом одержимые, мы враз останавливаемся в обычном ходе своей жизни, как бы поражённые явлением света из духовнаго мира, познаём его сокрытое от нас бытие, котораго единая искра, явившись нашему взору, тем не менее сим явила свидетельство о безконечном свете и нетленных благах, находящихся в невещественном мире, сущим за пределами наших телесных чувств. И из сего малаго явления, заключая о несравненном превосходстве незримаго Мира пред всем, что только нам известно на Земле великаго, славнагоб вожделеннаго и прекраснаго (при сравнении того и другого), отвлекаем своё сердце от земного и хотим усердно пребывать в Божиих делах, дабы причастными быть духовнаго состояния, дающаго нам возможность испытывать начатки высшаго бытия. А потому и приемлем намрение изменить на лучшее всю свою жизнь.

Весело течёт глубокий и многоводный поток (ручей) тихими прозрачными струями, хотя, быть может, местами лес и затеняет его и луч Солнца не сияет на нём. Так и сия священнейшая, Божественная молитва, когда, привлечённая духовными добротами нашего сердца, соделает в нём своё спасительное водворение, тогда радостно и невозбранно течёт здесь глубоким потоком Небеснаго радования о Бозе Спасе своем, — полным мира и святаго блаженства: тихо незримо для телесных очей, но ощутительно для сердца человека, приявшаго в себя сие великое и священнейшее действо.

Продолжение следует

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий