На горах Кавказа. Часть первая. Глава 7

— А как же Антоний Великий становился на правило в положенные часы, честь воздавая молитве?

— И нужно было ему, как основателю и начальнику, показать всему монашескому роду чин и порядок этого жития. А иначе что выйдет, когда и новоначальный будет жить без правила. Думаю, что оно не нужно тому, кто достиг Иисусовой молитвы. О сем свидетельство нахожу в книге прежде помянутых Отцев Игнатия и Каллиста. Они говорят, что чтение, поклоны, разныя моления, молитвы нужны нам до того времени, пока не достигнем чистыя молитвы. С получением же ея, всё остаётся внизу, и молится человек единственно Иисусовою молитвою, не имея возможности заменить её чем-нибудь другим во всякое время и при всяком занятии, днём и ночью; даже и во время сна душа его не престаёт от молитвы, но покоится в ней, как бы во свете лица Божия.

— Вот я, — продолжал старец, — знаю многих отшельников, имеющих ко мне о Господе братскую любовь, живущих здесь в горах между перевалами, куда не заходит и нога охотника, по причине далёкости и чрезвычайной трудности пути: — они говорили мне, что всю их службу Божий день и ночь составляют только сии три пребожественнейшие глагола: «Господи Иисусе Христе»... Пример этому показывает в жизни свя-щенномученика Игнатия Богоносца, Епископа Антиохийскаго, у коего в сердце, как пишется в его житии, по растерзании его зверями, мучители нашли написанными золотом два слова: «Иисус Христос». Нося в сердце имя Божие, он назван от дела самою вещью Богоносцем. Потому же и все преподобные Отцы, угодники Божии, в монастырях и пустынях просиявшие святостию жития своего, как звезды на тверди Небесной, называются Богоносцами, что в сердце своем носили имя Божие, — Иисуса Христа и в Нём ещё при жизни сей на Земле были причастниками, хотя, конечно, предначинательно, будущаго блаженства.

— В каком положении совершаете молитву?

— Конечно, необходимо стоять на ногах пред величеством славы Божией, которой всякая тварь должна воздавать благоговение, честь, славу и поклонение. Но как служение Господу Иисусу Христу внутреннею молитвою, по слову Апостола: «непрестанно молитеся» (1 Сол.5:17), понимается действом непрестающим, что и производится благодатию Святаго Духа, при тщательном самого человека старании, то, конечно, нет возможности всегда стоят на ногах. Да и кроме того, не дозволяет мне сего крайняя слабость моих ног и частовременная боль головы, то я совершаю свои молитвы ко Господу, моления и благодарения большею частью сидя на одре, или даже лёжа, или просто прохаживаясь в уединённых и скрытых местах, на подобие святого мученика Иустина, — в каковом положении явился ему святолепный старец и научил его таинству Святыя Троицы и преподал ему истинное учение о едином истинном Бог, как о всём этом пишется подробно в его житии (См. Четии Минеи, 1-го июня).

Ещё я спросил:

— Что нужно монаху прежде всего, чтобы получит милость Божию?

Старец:

— Если монах действительно не увидит себя хуже всякой твари, то не получит ничего. Он должен всегда молится так: «Господи, даруй мне зреть грехи мои и всё моё греховное растление, якоже есмь; Господи, даруй мне печаль и болезнь сердечную о грехах своих многих, как песок морской. Духа Твоего Святаго не отыми от мене; воздаждь ми радость спасения Твоего: сердце чисто созижди во мне, отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти» (Пс.50).

— Знай, — сказал старец, — когда Святый Дух восхощет вселиться в человека, то прежде всего возбудит в нём именно эти чувства. Человек узнаёт от Духа Божия свою совершенную нищету и убожество духовное; исчезнет в бездне самоохуждения, как капля в море: смирится не на словах только, а в чувстве сердца своего — истинно и действительно. Он будет радоватся при мысли, что мучения его в будущем веке будут легче тех, что приготовлены сатане.

Вот это правильное состояние наше. Таковый на всякаго человека смотрит, как на имеющаго в себе святыню Божию, с нерешимостью разсуждая в себе: кто весть, может он в сердце своём стяжал Того, Кто превыше всего?

Я спросил:

— Кто вас научил Иисусовой молитве?

Старец:

— Когда я из мира, в молодых летах, пришёл в монастырь к Великому мужу в Киев, то, исповедавши меня в тяжких и великих моих грехах, коих ему до толе не приходилось ни от кого слышать, как он после признавался, святой муж сказал мне по великости и чрезмерности грехов твоих и твоего душевнаго растления, требуется тебе приобрести и величайшую добродетель, которую, если со всем усердием и старанием начнёшь отсель, то благодать Божия, всегда немощныя врачующая и оскудевающия восполняющая, благопоспешит тебе в добром начинании.

Итак, вот отсель начни, и даже до дней старости не прекращай носить во внутренности сердца твоего всезиждительное, страшное для всей твари, сладчайшее имя создателя твоего — Господа нашего Иисуса Христа, Имже вся быша. Где бы ты ни был, что бы ни делал во всяком времени, мест и занятии, присно глаголи устнами твоими: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго, как заповедуют сие Божественнии Отцы.

Тогда, по мере преуспеяния твоего в этом, по истине душеспасительном упражнении, очистится ум твой от суетных помыслов и освятится сердце твое благодатию Святаго Духа и узришь невечернюю зарю вечной жизни, но не на старости лет.

Ибо ничего нет для человека толико потребнаго, как то чтобы сердце его соединилось Ипостасному Слову Божию, Иже есть сияние славы Божией; носит же всяческая глаголом силы своея (Евр.1:3). Говори Ему: «Ты бо еси Бог, содержаяй ум мой, да не преодолют его лукавыи помыслы, но в Тебе — Творце моём — да упокоевается, яко велико имя Твое любящим Тя».

Продолжение следует

 

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий