На горах Кавказа. Предисловие автора ко 2-му изданию

Вообще же относительно сего находим нужным заметить, что книга наша предназначается не для учёнаго мира – людям, которым действительно повторения досадны, как совершенно не нужныя, потому что они, вследствии развития своего ума, могут хорошо понимать предметы и в их единичном разъяснении. Но не так бывает с людьми простого состояния. Они не только не отягощаются повторениями, но даже встречают их радостно, потому что, не понявши в одном месте, могут понять в другом, в 3-м и в 4-м. И достигнута будет цель книги, которая и писалась, при помощи Божией, не для того, чтоб показать выполнение логических правил, явить красоту и изящество речи, и быть в учёном мире видным членом. Совсем нет. А единственно так или иначе,– как и выше говорили о сем, всевозможными и разнообразными способами и многократными повторениями, именно – уяснить способ производства Иисусовой молитвы; показать всю ея нужду и необходимость в деле нашего духовнаго Богу служения, явить сокрытую в ней полноту духовной жизни. Словом – напомнить, как современному монашеству, так и всем ищущим пути в вечную жизнь древле отеческое учение о умном делании, почти всецело оставленное в нынешнее время и забитое суетою и вещественным житием.

Но и то нужно сказать, что повторение того, что любезно сердцу, не должно быть тяжёлым для человека, любящаго Господа своего. Если человек многократным повторением одного и того же, наконец, уразумет искомый предмет, то не думается, чтоб он стал скорбть о том, что много раз читал одно и то же, а будет благодарен, что постиг желаемое.

К тому же имеем свидетельство св. Апостола Павла. Так он говорит в одном месте: «подражатели мне бывайте, якоже и аз Христу» (I Кор.11:1). А в другом: «таяжде бо писати вам мне убо не леностно, вам же твердо» (Фил.3:1).

Ведь и нам не трудно повторять одно и то же Божественное Имя Сладчайшаго Искупителя нашего – Господа Иисуса Христа, в единословной Иисусовой молитве, потому что сие имя любезно сердцу и составляет его радость, покой и нетленную пищу.

А потому, вследствии сказаннаго, признаемся, что во 2-м издании своей книги мы отнюдь не вынесли из нея повторения, а оставили их неприкосновенными на своих местах.

Не видится при этом излишним сказать ещё и то, что духовное учение, в ходе своего движения, не имеет нужды покорять себя под научныя правила. Потому что этим необходимо придётся стеснять его неограниченную свободу и влагать в тесныя рамки литературнаго закона его духовную полноту жизни. Но духа связывать нельзя: он необходимо идёт своим собственным путём, превысшим всякаго земного узаконения и отнюдь от него не зависящим. Ведь было бы нечто несообразное и для духа оскорбительное, когда бы в угоду литературных правил, принятых людьми, мы стали удерживать его выспренние порывы и Небесныя стремления, полныя духовною силою, как глубины морския.

Есть в творениях Епископа Феофана мнение подобное сему. Святитель пишет в одном месте, что «учение о молитве не должно подлежать никакой системе, потому что духовное дело, подчиняясь системе, необходимо должно терпеть усечение, лишаться своей безграничной свободы, свойственной духу, находящемуся под действием и управлением Духа Божия, а не человеческаго узаконения».

Известно, что и Апостол предостерегает Христиан (Колосских), чтоб кто не увлёк их философиею, по преданию человеческому, по стихиям мира,а не по Христу (Кол.2:8). Ибо,по его же слову, мудрость мира сего есть буйство у Бога.

Святой Исихий пресвитер говорит: мы, что знаем, передаём чрез писание, и что видели, проходя путём,– о том свидетельствуем желающим, если захотите принять сказуемое вам; се – Сам Господь сказал: «аше кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и изсшет: и собирают ю, и во огнь влагают и сгорает. А иже будет во Мне, и Аз – в нем, той сотворит плод мног» (Ин.15:5-6).

А святой Лествичник похваляет человека, который, идя путём, заблудил и, попавши в болотное место, погруз по шею. И, сидя в сей тине, кричит всем проходящим этим же путём; «Не ходите сюда! а то утонете в грязи, как и я погряз в ней по самую шею». И Господь, видя его благое произволение, избавил и его от беды сей.

Без сомнения, всякий человек заслуживает честь, похвалу, одобрение, который передаёт другим то, что видел и встречал в своей жизни хорошаго и полезнаго, и вместе предостерегает от всего плохого и вреднаго. Потому что намерение его свято, цель его благая и плод дела его – польза ближним. Посему и принадлежить ему неотъемлемо титул и название благодетеля, как другу человечества.

Господь же, по его доброму произволению сердца, благоутробно приемлет и малое его приношение, якоже две лепты вдовицы, понеже от лишения своего принесе все, елико имеяше в своем умном и сердечнем сокровище, усердно им собранном во всё время жития своего.

 Продолжение следует

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий