Недострелянные, неперемолотые граждане Божьего града.

священник Павел Адельгейм

Священник Павел Адельгейм Моя хронология событий приблизительна. Да и в самих событиях найдутся ошибки и нестыковки. Заранее прошу прощения читателей. Рассказы матушки Евгении были всегда отрывочны и по какому-нибудь поводу. Рассказы я не записывал, а память в моём возрасте подводит. Теперь приходится вписывать свои воспоминания в свидетельства других (А. Наконечная, А. Разумов), возможно, такие же случайные. Ошибки неизбежны. В юности я был окружен удивительными людьми, но мне не приходило в голову, что меня окружает живая история, которую следует сберечь. Её святые и герои выглядели слишком обычно, и только много лет спустя, я начал понимать каких избранников послал мне Бог встретить на жизненном пути.

Инокиня Евгения Миллер.

Евгения Христиановна Миллер родилась в октябре 1894 в Петербурге в семье купца 2-й гильдии. Родители были лютеране. Закончив Peterschule, уехала в Париж, закончила Сорбонну и вернулась в Россию. До революции служила цензором иностранного отдела при Главном телеграфе. В сентябре 1918 года приняла православие и поступила в сестричество при храме святых Захарии и Елизаветы. Губотдел народного образования предложил Евгении работу в Комиссии по делам несовершеннолетних. Такая работа была по сердцу. Забота об отроках, лишённых родителей, соответствовала служению христианского милосердия.

К этому времени относится встреча Евгении с монахиней Апполонией. Бог связал её в иноческой юности с удивительной монахиней на всю жизнь. Мать Апполония росла в многодетной крестьянской семье, едва умела читать. Двенадцати лет она пришла в лапоточках в Петербург и спросила батюшку Иоанна Кронштадского: «как мне жить?» О.Иоанн благословил её поступить в свой монастырь. Её монашеское делание началось под духовным руководством игумении Апполонии. Возможно, от неё приняла м. Апполония своё имя. К приходу Евгении, она была уже зрелой монахиней и приняла Евгении в свою келью. С той поры они не разлучались до самой смерти м. Апполонии в 1969 году. Мать Евгения отлучалась от неё только на время своих многочисленных арестов.

В декабре 1919г Евгения начала посещать собрания Александро-Невского братства. Здесь она сблизилась с архимандритом Львом и его братом иером. Гурием (Егоровы). Духовным отцом м. Евгения стал архим. Варлаам (Соцердоцкий). Первый арест последовал весной 1919. Как «бывший царский цензор», приговорена к заключению на 3 месяца.

В 1922 Евгения арестована по громкому делу об изъятии церковных ценностей. С процессом следствие связало Александро-Невское братство. На допросах требовали показаний о контрреволюционных собраниях Братства, о сокрытии церковных ценностей. Евгения терпеливо объясняла, что братские беседы имели нравственное содержание и духовные задачи. Против изъятия церковных ценностей не возражала, «если действительно имеется нужда». Непременным условием передачи ценностей церковь считала переплавить их в слитки. Дело по её обвинению прекратили и освободили из-под ареста. В том же 1922 стала одним из организаторов общины сестёр на Конной улице.

По делу об изъятии церковных ценностей был арестован в Москве святейший патриарх Тихон, а в Петербурге арестовали митрополита Вениамина и много духовенства. Начиналось обновленческое движение. Перед своим арестом митрополит Вениамин запретил священника Александра Введенского, будущего идеолога и руководителя обновленчества. Евгения пользовалась доверием митрополита. Он послал её к Введенскому с двумя письмами и сказал: «Дадите одно письмо, в котором я прошу не служить в этот день. Если он подчиниться, то второе письмо не отдавайте. А если он не послушается, отдайте второе письмо. Это запрещение в священнослужении». О. Александр не подчинился ни первому, ни второму письму. Он патетически воскликнул «Меня, меня! он запрещает!» О. Александр вышел на амвон и разразился большой проповедью. Это было незадолго до ареста Владыки Вениамина, за которым последовал суд и расстрел.
Мать Евгения посетила Оптину пустынь, беседовала со старцем Нектарием. «Он всё целовал меня в глаза. Тогда я была молода и подумала: и ты, Брут! Только с возрастом, много пережив, я поняла, что он видел предстоящую мне судьбу, жалел и оплакивал».

Поджог.

Монахиня Евгения (Миллер) В 1924г Евгения поступила послушницей в Богородицкий Пятогорский монастырь.

Монастырь располагался в деревне Курковицы (Волосовский район). Поначалу власть признавала такие монастыри трудовыми сельскохозяйственными общинами. Евгения была активной насельницей. Пела в храме, выполняла канцелярскую работу, в 1928 стала секретарём общественной запашки.

Монастырь закрыли и преобразовали в коммуну для беспризорников и трудных подростков. Губотдел народного образования пригласил сестёр воспитывать новых насельниц. Их разместили в двухэтажном здании. Заботились о них инокини: Евгения Христиановна, Ольга Осиповна и Вера Николаевна. В ночь с 21 на 22 апреля (день рождения Ильича), в школе случился пожар. В стоявшей неподалёку церкви шла ночная служба, дежурство по храму несла Евгения. Примчались пожарные дружины, тушили пожар, окружив храм потоком воды. Храм отстояли, но здание сгорело полностью. Самое ужасное — погибла одна из учениц.

В поджоге обвинили «монашек». Даже то, что стёкла в церкви не лопнули поставили в вину. Аресты начались уже на пожаре. 22 апреля Евгению задержал лично заведующий школой. Заполняя анкету арестованного, Евгения заявила: «Прошу немедленно опросить меня беспристрастным следователем и провести расследования, кто из девочек интерната уронил лампу, ставшую причиной пожара». На допросе она объяснила, почему монахини не могут совершить поджог. Обвинение в поджоге не было доказано. Евгению обвинили в антисоветской пропаганде. Одна из сестёр якобы показала, что Евгения «сразу же по прибытии монастырь превратила его в политическое учреждение» и говорила, что «советская власть недолго простоит». В местной газете был опубликован рисунок: девушка в монашеской одежде крадётся к сараю, согнувшись и оглядываясь. В руке у неё горит свечка.

Особое совещание при Коллегии ОГПУ 3 сентября 1929 определило ей 3 года ссылки. В июне 1930 Евгению отправили в Казахстан, в Кзыл-Орду.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий