Две крайности: Экуменизм и Зилотство. Открытое письмо Святейшему Вселенскому Патриарху (продолжение)

архимандрит Епифаний Феодоропулос

Ваше Святейшество!

Две крайности: экуменизм и зилотство. Письма. Архимандрит Епифаний Феодоропулос С некоторого времени полнота Православной Церкви (сознательно верующая полнота) с великой болью наблюдает за очень опасными для веры действиями первого епископа Православия. Ваше отношение (и Ваших представителей) к папе и па­пизму повергает истинных чад Православной Церк­ви в невыразимую скорбь и является страшным для них душевным испытанием.

Вы переписываетесь с папой по полному церков­ному чину, будто мы живем в V веке по Р. X.2 Ра­ди встречи с ним Вы принимаете на себя труд далё­ких путешествий. Вы нежно обнимаетесь и братски лобызаетесь с ним. Вы называете его «первым епис­копом христианства», а себя — вторым, после него. UгЬі еt огЬi Вы провозглашаете, что «ни одно раз­личие не разделяет две Церкви». Вы молитесь с папскими представителями и ведёте себя с ними так же, как с православными епископами. Вы сни­маете многовековые отлучения, которые, если даже и были наложены под влиянием событий беспреце­дентной остроты как мера противостояния им, тем не менее, не выразили ничего, кроме соборного мне­ния непорочного и богоносного Православия, и яви­лись не чем иным, как простым применением (ко­нечно, уже запоздалым) положений канонического церковного права, предписывающих удаление из богозданной ограды «неисцельно и к смерти недугующих», то есть еретиков и растлителей веры.

Ваше Святейшество!

Что произошло: папа присоединился к Право­славию или Вы к католичеству? Если первое, то объявите об этом, «да все светло празднуем и друг с другом да ликуем». Если же второе, то исповедуйте  это с полной искренностью и прямолинейностью, чтобы мы убедились в том, что после вет­хого Рима пал и был поглощен ересью и Рим Новый3. Если же не имело места ни то, ни другое, но и Вы, и папа остаётесь каждый на своих пози­циях, то как тогда можно объяснить Ваши комп­рометирующие действия? Как возможно, чтобы папа был первым епископом христианства, а Вы — вторым? Когда наша Церковь причисляла ерети­ческих епископов к православным? На каком язы­ке Вы говорите? На языке канонической точности или дипломатического легко лавирующего притво­рства? Епископ Вы или дипломат? Как можно снять канонические наказания Церкви, когда их объект (ересь) не только продолжает существо­вать, но и успешно умножается, разрастается и цветёт пышным цветом? Если бы не существовало мер отлучения для папистов за те изменения в ве­ре, на которые они дерзнули, то их надо было бы провозгласить сегодня общим голосованием Пра­вославных Церквей, послушных ясным и четким предписаниям священных канонов. Как и почему отменяются уже существующие отлучения?

Ваше Святейшество!

Говорят, что Вы действуете так для того, чтобы привлечь на свою сторону по-мирски           всемогущий Ватикан, противопоставить его союзническую славу и силу турецким угрозам и таким образом поддержать находящийся в опасности и теряющий своё устойчи­вое положение престол древле царствующего града4.

    Если это действительно так, то Вы заблуждаетесь и трудитесь напрасно. Имеем ли мы, Ваше Святейше­ство, союзником Бога или нет? Если имеем, тогда «один изгонит тысячу, и двое победят тьмы», тогда «востанут яко волны морския» и турецкая звериная ярость будет пред нами как тонкая паутина, тогда «процветёт и прозябнет и возрадуется пустыня Иор- данова» и «скачет хромый яко елень, ясен же будет язык гугнивых», тогда. О, тогда «разумейте, языцы, и покоряйтеся, яко с нами Бог»! Если же нет, то «к чему уповаем на князи и на сыны человеческия, в них же несть спасения»? Тогда, Ваше Святейшест­во, к нам скорее применимы слова пророка: «Горе сходящым во Египет помощи ради, уповающым на кони и на колесницы: суть бо многа, и конническое множество много зело: и не беша уповающе на Свя- таго Израилева, и Бога не взыскаша. Тойже премуд­ре наведе на них злая, и слово Его не отринется, и востанет на домы человеков злых и на надежду их тщетную, египтянина человека, а не Бога, конски плоти, и не будет помощи: Господь же наведет руку Свою на ня, и утрудятся помагающии, и вси вкупе погибнут» (Ис. 31, 1—3).

Ваше Святейшество!

Пусть лучше исторический константинопольский престол будет вырван с корнем и пересажен на ка­кой-нибудь пустынный морской островок или даже потоплен в глубинах Босфора, чем будет предпри­нята попытка даже малейшего уклонения от «золо­того пути» отцов, которые в один голос взывают: «снисхождения в делах веры не бывает». Семь све­тильников Апокалипсиса за наши грехи уже давно погасли. Семь апостольских Церквей, Церквей, удостоившихся высочайшей чести принять через бо- годухновенного патмосского тайнозрителя написан­ные именно для них послания с Неба5, исчезли с ли­ца земли, и там, где прежде совершалась престраш­ная Жертва и воспевалась Троическая песнь6, теперь, может быть, каркают ночные вороны и бро­дят дикие ослы. И, однако, Невеста Господня не умерла. Церковь Христова не исчезла. Израненная и окровавленная, как и Её Основатель, но вечно живая и непобедимая, Она продолжает Свой путь сквозь века, просвещая, согревая, оживотворяя, спасая. Она не умрёт, даже если сдвинется со свое­го места или упразднится Вселенский престол7. Никто из православных не желает перемещения или упразднения Вселенского престола. Да не будет се­го! Но ни один из них не пожертвует ради него «йо­той единой или единой чертой» (ср.: Мф. 5, 18) православной веры. Сражайтесь за Вселенский престол изо всех сил. Вы не просто имеете на это право, но и обязаны укреплять его, насколько Вам это возможно. Жертвуйте ради него чем угодно: деньгами, недвижимостью, честью, славой, драгоценными предметами, диаконами, пресвитерами, епископами, даже самим патриархом Афинагором!8 Одно лишь удержите, одно сохраните, одним не жертвуйте — Православной верой! Вселенский престол имеет ценность и приносит пользу только тогда, когда он излучает по всей земле невечерний свет Православия. Маяки полезны только тогда, когда они светят мореплавателям, чтобы те могли уклониться от рифов. Когда же их свет гаснет, тог­да они не только бесполезны, но и опасны, посколь­ку сами превращаются в рифы.

Ваше Святейшество!

Вы зашли уже слишком далеко. Ваши стопы ка­саются потоков Рубикона9. Терпение тысяч благо­честивых душ: священнослужителей и мирян — непрерывно истощается. Ради Господней любви, поверните назад! Не надо производить в Церкви расколы и разделения. Пытаясь закрывать глаза на разногласия, Вы добьётесь одного — разорвёте еди­ное и вызовете появление трещин на почве, доны­не твёрдой и монолитной. Осознайте это и опомни­тесь! Но, увы! Вами проделан уже немалый путь. Уже «к вечеру есть, и приклонился есть день» (Лк. 24, 29). Как Вы разглядите зияющие бездны, куда скоро заведёт Вас тропа, по которой Вы шест­вуете? О, если бы, если бы Тот, Кто некогда оста­новил солнце над Гаваоном и луну над долиной Елонской, повторил чудо и ещё раз продлил бы протяжённость дня, усилил бы его свет и отверз бы Ваши очи, чтобы Вы узрели, уразумели, возврати­лись. Аминь.

 

С глубочайшим уважением,
«И ТРИС ИЕРАРХЕ», декабрь 1965 года.

 

Примечания:

1. Письмо адресовано Вселенскому патриарху Афинагору I (Спи­ру), занимавшему Константинопольский первосвятительский престол с 1948 по 1972 год. Ещё будучи епископом о. Корфу, он допускал и по­ощрял причащение армянских беженцев — монофизитов в православ­ных храмах своей епархии. В бытность архиепископом Американским он ввёл в греческих церквах США употребление органа за богослуже­нием, исполнение «Свадебного марша» Мендельсона во время таинства венчания, позволил духовенству не растить бород и не носить рясы, на­меревался добиться разрешения священнослужителям жениться уже после их рукоположения и т. д. Став патриархом Константинополь­ским, Афинагор стал активно вести экуменическую политику, делая основной упор на «диалоге любви» с римо-католиками. После его «ис­торической встречи» с папой Римским Павлом VI в Иерусалиме в 1964 году совместные служения и экуменические молитвы православных иерархов с латинянами стали весьма частым явлением. В 1965 году пат­риарх Афинагор со своим синодом в одностороннем порядке объявили о «снятии анафем» с римско-католической церкви. Также, влияя на ход всеправославных конференций на о. Родос, он сильно содействовал то­му, чтобы все Поместные Православные Церкви стали в итоге «органи­ческими членами» протестантского ВСЦ и включились в «диалог люб­ви» «на началах равенства» с Ватиканом. В своих посланиях и речах Афинагор неоднократно говорил, что разного рода еретические сообще­ства являются полноценными частями Церкви Христовой, а подлинный духовный опыт возможен и в нехристианских религиях. (См. о нём: Клеман О. Roma — Amor. Беседы с патриархом Афинагором. Пер. с франц. В. Зелинского. Брюссель, 1993). — Прим. ред.

2. До «Великой схизмы» 1054 года Римская церковь (и постепен­но втянувшиеся в её орбиту иные Поместные Церкви Запада: Медиоланская, Испанская, Галльская, Ирландская, Английская и др.) на­ходилась в полном церковном общении с древними Восточными Патриархатами: Константинопольским, Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским. Несмотря на постепенно, веками накапливавшиеся и развивавшиеся заблуждения Рима, остальные Православные Церк­ви долго не спешили его осуждать. Более того, Римский епископ на протяжении столетий считался первым по чести среди всех других православных епископов и глав Поместных Церквей (primus inter pares — «первым среди равных» (лат.)). После окончательного отпа­дения Запада от Церкви первым по чести в диптихе Православных Церквей стал Константинопольский патриарх, до этого занимавший в нём второе место. — Прим. ред.
3.  «Новый Рим» — Константинополь, основанный равноапос­тольным императором Константином Великим в 324-330 гг. на бе­регах Босфора в качестве новой, христианской, столицы Римской Империи. — Прим. ред.
4. Все попытки достижения церковной унии с Римом предприни­мались Константинополем именно с политическими целями, в надеж­де получить с Запада военную и экономическую помощь. Так было и в 1274 году в Лионе, и в 1438 году во Флоренции. Латиняне, со сво­ей стороны, использовали политические невзгоды Византии для того, чтобы навязать православным свои условия. — Прим. ред.
5.   Имеются в виду семь Церквей, упомянутые в Откровении святого Иоанна Богослова: Эфесская, Смирнская, Пергамская, Фиатирская, Сардикийская, Филадельфийская и Лаодикийская (Откр. 2-3). — Прим. ред.
6. Ангельское песнопение «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф...» (Ис. 6, 3; Откр. 4, 8), практически с первых дней существования Церк­ви и поныне являющееся неотъемлемой частью евхаристического кано­на — молитвы принесения Господу Бескровной Жертвы. — Прим. ред.
7. Т. е. Константинопольский Патриархат. — Прим. ред.
8. Т. е. самим собою. — Прим. пер.
9. Рубикон — стекавшая со склонов Апеннин и впадавшая в Ад­риатическое море река, по которой проходила граница между Ита­лией и Цизанпинской Галлией (Сев. Италия). Рубикон получил из­вестность из-за того, что Цезарь, перейдя через него в начале 49 г. до н.э. со словами «жребий брошен», начал тем самым гражданскую войну против Помпея. — Прим. ред.

Две крайности: экуменизм и зилотство.
Письма. Архимандрит Епифаний Феодоропулос
Издательство: Издательский Дом Святая Гора

Назад                     Вперёд

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий