Палестинский патерик. Аскетические писания, извлеченные из патериков обители святого Саввы освященного

Продолжение. Начало Здесь.

Послание одного аввы к некоторому отшельнику, просившему у него наставления

Палестинский патерик 1. Получил я твое боголюбивое писание и удивился твоему по Богу смирению, что от меня, не имеющего ничего доброго, желаешь слышать слово назидания. Если б я не боялся наказания за непослушание, то, может быть, и не послушал бы тебя, зная, что не творящий и учащий будет назван низким лицемером на суде праведных, искренно подвизавшихся Царствия ради Небесного. Итак, поелику послушание не безмездно и вера твоя велика, то, дерзая о ней и руководимый молитвою твоею, пишу, как ты повелел.

2. Три части, как говорят отцы, имеет разумная душа: ум, который называют также разумною силою, силу раздражительную и вожделетельную. В сих трех силах добродетели находятся естественно, а грехи и страсти прибывают после, чрез потерю добродетелей. Добродетели разумной силы суть: правая вера, знание, благоразумие, смирение, всегдашнее устремление и возношение ума к Богу посредством добрых мыслей, благих и чистых помыслов и благолепных созерцаний,— а грехи ее суть: неверие, неведение, неблагоразумие, забвение, тщеславие, гордость, блуждание помыслов и тому подобное. Добродетели раздражительной силы суть: человеколюбие, любовь, кротость, братолюбие, сострадание, а грехи: злопамятство, зависть, ненависть и зловредные замыслы. Добродетели вожделетельной силы суть: целомудрие, отвращение от всего тленного, как то: яств, имущества,— устремление к Богу всего своего желания и предание Ему всего своего расположения,— а грехи ее: разврат, любовь к миру и тому, что в мире, и осквернение тем честности души.

3. Потому святые отцы наши вселялись в пустынях, горах и пропастях земных, Лаврах, монастырях, келиях, затворах, столпах, чтоб, упразднясь от всего другого, чрез совершенное терпение, послушание и отсечение воли своей, очиститься от страстей и укрепиться в добродетели в общежительных обителях или в уединении и совершенном отшельничестве воспитать добрые нравы и чувства, посредством трезвения соблюдая ум неразвлекаемым нечистыми помыслами,— в надежде или тем, или другим способом обрести Бога, ради Которого поднимали все труды и подвиги, как телесные, так и душевные.

4. Телесные подвиги суть: пост, воздержание, бдение, долулегание, служение, рукоделие, повиновение, а душевные: любовь, долготерпение, кротость, молитва и тому подобное.

5. Кто хочет очистить страсти, тому должно прежде всего умереть миру и потом предаться подвигам всецелого воздержания, благодарного терпения, истинного смирения, злострадания, непрестанной молитвы и любви духовной,— ибо только сими душевными и телесными подвигами зло истребляется, а добродетели растут и укрепляются: злостраданием умерщвляются телесные страсти, а смирением и любовию — страсти душевные.

6. Решимся с благодушным терпением мужественно переносить все, непроизвольно на нас находящее, и твердо устоим в произвольных трудах. Непроизвольно на нас находящее суть скорби и беды, а произвольные труды суть те, кои мы сами предпринимаем, как то: пост, бдение и тому подобное. Но для того и другого молитвою да привлечем помощь Божественной благодати, ибо без вышней помощи, и при самом ревностном желании, ни в чем успеть не можно.

7. Познавший Божию к нам любовь и Его благие обетования и помнящий Его повседневные благодеяния и заступления, коими избавляет Он нас от бед и скорбей, искушений человеческих и наветов демонских, чужд неведения, уныния и забвения. Как любящие земное всё ради него охотно и делают, и терпят, чтоб не потерять его, так и ищущие небесных благ должны подъять всякий подвиг и претерпеть все находящее, чтоб не лишиться желаемого.

8. И так как ты, укрепленный вышнею благодатию, от юности презрел весь мир, уверовав словам Христа, Который говорит: всяк от вас, иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик (Лк. 14, 33); и: иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин (Мф. 10, 37); и: иже оставит дом, или братию, или сестры, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села, имене Моего ради, сторицею приимет, и живот вечный наследит (ср.: Мф. 19, 29); и: приидите ко Мне все труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Мф. 11, 28). Поелику, слыша сие, ты уверовал и поступил по вере, решившись посвятить себя прекрасной жизни подвижнической, то надлежало тебе твердое положить тому основание и прежде пройти послушание в монастыре, чтоб чрез терпение, нестяжательность и отсечение воли своей освободиться от страстей и, укрепясь в смирении, чрез добродетели не слишком трудные взойти к высшему, то есть хранению помыслов. Но как сие не было сделано и ты устроил дом души своей на столпе каменном, водрузив веру, надежду и любовь, как крепкие некие основания; то, если имеешь знающего руководителя, веруй словам его и ничего не делай без его повеления и совета, чтоб самочинием и самоугодием не разорить сего здания и его ограждений. Но при всем том почитай истинным учителем и руководителем Христа, Который вразумит и укрепит тебя на всякое дело благое.

9. Итак, знай, во-первых, цель, для коей ты оставил мир. Оставил же ты мир, конечно, для того, чтоб совершенно возненавидеть грехи и отсечь страсти, вводящие в грех, чтоб не только чуждаться таковых дел, но подвизаться и против страстных помыслов, могущих осквернить ум сосложением с ними, и таким образом стяжать чистое сердце, в коем водворяемый чистою молитвою Дух вводит покорных Ему в Царствие Божие. Потому говори себе всегда, по примеру святого Арсения: «Для чего ты вышел в пустыню?» И, как добрый воин, бодренно стой против искушений вражеских.

10. Если нападут на тебя демоны нечистой похоти, вооружись против них постом, бдением, стеснением плоти, смирением и прилежною молитвою; если нападут демоны гнева, оскорбительности и злопамятования, вооружись кротостию, долготерпением, милостынею, состраданием, презрением тленных вещей и славы житейской, из-за которых возмущается раздражительная сила души; если припадут помыслы тщеславия и самомнения, встречай их смирением, молитвою, горячейшею к Богу любовию, скрыванием дел и трудов и памятию о смерти, зная, что, аще не Господь созиждет дом, всуе трудятся зиждущий (ср.: Пс. 126,1).

11. И поистине, если, как следует, рассмотреть все, что мы делаем, все то окажется слабым, нечистым, даже не добрым. Кто может целомудрствовать, как Иосиф? Кто может любить Бога, как Авраам? Кто может поститься, как Моисей, Даниил и Илия? Кто может умирать на всяк день, как Апостолы и мученики? Кто может так сурово жить, как Антоний и Арсений Великие, как Симеон, Даниил и Алипий — столпники?, как жены, жившие в пустынях, и как многие из тех, кои в наше время соревнуют подвизавшимся прежде? Ибо вижу, что и ныне многие подвизаются в горах и монастырях, вижу весьма многих, кои подвизаются паче заповеди и сверх положенной нам меры добродетели.

12. Но оставим сих, еще подвизающихся, ибо конец их безвестен. Посмотри на тех, кои подвизались прежде сих и добре совершили течение свое, и найдешь, что все укоряли себя» и кто называл себя землею и пеплом (ср.: Быт. 18, 27), кто говорил: недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитеся нам (ср.: Рим. 8, 18). Созерцая беспредельную благость к нам Бога, по которой Он благоволил соделаться человеком и умереть ради нас, они все дела свои и все добродетели вменяли, как порт нечистой жены, как уметы??, как тень и ничто. Помышляя о сем, и мы должны отревать всякое напыщенное самомнение души и, если что делаем, почитать то неисправным и ничего не стоящим, должны помнить, что, как рабы, мы обязаны исполнить всякую заповедь, данную нам Владыкою, потому, когда сотворим все повеленное, должны говорить, яко раби неключими есмы (Лк. 17,10). 13. Итак, положи себе законом всякий подвиг, какой предпринимаешь, проходить скрытно и проходить ради Бога, содержа притом в мысли, что ты ничего не делаешь и проходишь его неразумно, последуя воле своей. Укоряй себя всегда и говори своему помыслу: «В этом самом подвиге осуждение мне, потому что я в нем творю волю свою, и похвала человеческая и слава укрепляют меня на подъятие его. Те, кои живут в обителях в послушании, всё творят молча, чего, может быть, и не хотят, и несут всякий труд, какой назначает настоятель, и терпят, когда их при всем том уничижают, оскорбляют, озлобляют и бесчестят, а я, своевольный и малодушный, от послушаний убежал, трудов не несу, а сижу ублажаемый всеми за видимое и кажущееся подвижничество». Если будешь так делать и помышлять, то есть почитать себя страстным и грешным более всякого человека, укорять себя, что ты живешь праздно и даром ешь хлеб, и всякое дело свое делать со смирением и любовию,— то по Богу начинание твое и как должно сидишь ты в келий своей, если же не так, то смотри, отче, не протрудиться бы тебе всуе.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий