Палестинский патерик. Аскетические писания, извлеченные из патериков обители святого Саввы освященного

Наставление вступающему в обитель

Палестинский патерик 1. Должно знать, что того, кто оставляет мир и вступает в обитель, должно сначала подвергнуть строгому испытанию, возлагая на него всякие послушания, кроме уставом определенных священнодействий и псалмопении.

Если он, всему покоряясь со смирением, будет нести послушание неленостно, безропотно и со всею готовностию,— хорошо; а если нет,— отослать его туда, откуда пришел, не принимая в число братства; и пусть он возьмет все, что принес, кроме подаренного, ибо этого он не имеет власти взять. Но принявший постриг не имеет власти ни над собою, ни над тем, что он принес в монастырь. Вообще, данное Богу и в церковь монастырскую ни под каким видом не должно быть возвращаемо.

2. Читаем в Отечниках, что один авва не впустил в обитель пришедшего к нему мирянина, с тою целию, чтоб испытать, искренно ли он желает монашеского жития. Потом, когда увидел, что сей мирянин, не отходя от стен обители, несколько дней просидел с терпением при вратах ее без пищи и пития, тогда, введши его вовнутрь монастыря, так начал говорить ему: «Помни, брат, сколько дней провел ты вне врат обители, прежде чем был допущен внутрь ее. Это для того, чтобы, с первого раза испытав трудность пути, которого возжелал, ты вступил на него не самонадеянно и не легкомысленно, а вполне зная, что ожидает тебя,— и, теперь же определив себя на труд и терпение, мог наконец сделаться совершенным рабом Божиим. Ибо как тем, кои искренно решаются работать Владыке Христу в сем чине, обещаны в будущем слава и честь, так тем, кои с невниманием и беспечностию приступают к сему обету, уготовляются тягчайшие муки. Мы отвращались будто от тебя и не соглашались тотчас принять тебя не потому, чтоб не желали тебе спасения и всякому обращающемуся к покаянию, но потому, чтоб, приняв тебя неосмотрительно и, как говорят, кое-как, самим не подпасть осуждению за легкомыслие и послабление и тебя не подвергнуть тягчайшим мукам, если б ты, принятый сначала без затруднений и потом узнавши тяжесть и строгость обета, оказался нерадивым и беспечным. Теперь, узнав в начале трудность предприемлемого тобою жития, ты можешь понять, что должно тебе делать далее.

3. Старайся увеличить терпение, которое ты показал теперь, чтоб быть приняту в монастырь, ибо пагубно для тебя, долженствующего всегда прилагать к первой теплоте и восходить к совершенству, умалять ее и нисходить долу. Не тот блажен, кто начал с терпением, но тот, кто до конца пребудет в нем. Змий, ползающий по земле, всегда блюдет нашу пяту, то есть строит ковы на пути и до конца жизни нашей старается преткнуть? нас. Поэтому доброе начало и первая теплота отречения от мира не принесут никакой пользы, если и конец не будет таков же. Итак, если хочешь сокрушить главу змия, старайся скорее открывать духовному своему отцу все находящие помыслы. Ибо, по Писанию, аще приступавши работати Господеви, уготови сердце твое не к покою и утешению, а к искушениям и скорбям (см.: Сир. 2, 1). Тесен и прискорбен путь, ведущий в живот, мало есть, иже обретают его (ср.: Мф. 7, 14). Подражай ревностным и добрым, а на нерадивых и небрежных не смотри: много бо званых, мало же избранных (ср.: Мф. 20, 16), и мало стадо, которому благоизволил Бог дать Царствие (см.: Лк. 12, 32). Не думай, что мал грех — дать обет восходить к совершенству, а жить подобно нерадивым и беспечным небрежникам.

4. Если хочешь безбедно прожить в обители, стяжи паче всего смирение. Но чтоб ты вернее разумел, что такое смирение, я изображу тебе признаки его. Смиренным можно счесть того, кто умертвил свою волю, кто не скрывает от отца своего духовного ничего, не только из своих дел, но и помышлений, кто ни в чем не верит своему разумению, но во всем последует рассуждению своего отца; кто не только сам никого не оскорбляет, но с радостию переносит оскорбления, причиняемые ему другими; кто не замышляет делать ничего нового, чего не определяет общий устав и примеры святых; кто довольствуется малым и скудным, благодарит за то, что ему дают, считая себя даже и того недостойным; кто истинно считает себя низшим всех и ни в чем не ставит себя выше кого-либо; кто обуздывает язык, не скор на слова и неспорлив в беседе; кто не любит празднословия и многословия. В сем и сему подобном обнаруживается смирение. Успевший в сем востекает на высоту любви, в которой нет более страха и посредством которой все исполняется не с нуждою и трудом, а с огненным рвением и вожделением добра.

5. Если хочешь иметь успех, соблюдай, среди общества братии, следующее правило Пророка: аз же, яко глух не слышах, и яко нем, не отверзаяй уст своих (ср.: Пс. 37, 14). Если случится, что кто-нибудь смутит тебя, вспомни следующее правило: рех: сохраню пути моя, еже не согрешати ми языком моим (Пс. 38, 2); и другое: смятохся и не глаголах (Пс. 76, 5). Не подражай тем, кои недугуют неверием и строптивостию, и старайся всегда пропускать смутительные речи других без внимания, будь как бы глухой и немой.

6. Паче же всего сохрани следующее: поставь себя в число буиих и неразумных, да премудр будешь (см.: 1 Кор. 3, 18), то есть не рассуждай, не испытывай, не раздумывай, когда отец твой приказывает, что сделать, но со всякою простотою и верою, как можно скорее, исполняй повеленное. Утверди сердце свое в таком расположении, и ты легко можешь до конца понести благое иго послушания, и никакое искушение, никакая кознь диавола не возможет поколебать тебя в искусстве жить в общежитии. Не думай, впрочем, чтоб ты был искусен в сохранении терпения и благодушия — при доброте других, то есть когда никто не огорчает тебя и не уничижает; ибо это не состоит в твоей власти и не есть доказательство твоей добродетели, но, когда с кротостию переносишь поношение и бесчестие, тогда только и можно сказать, что ты учишься терпению. 7. Начало нашего спасения есть страх Божий: из него рождается благое послушание, а из сего оставление и презрение всего житейского; от сего смирение, а от смирения рождается умерщвление своей воли; умерщвлением своей воли иссушаются корни страстей, а когда они иссушены, тогда отпадают сами собою все ветви греха — пороки, падения души; по отсечении страстей и грехов умножаются добродетели; чрез умножение добродетелей устрояется чистота сердца; чистота же сердца приводит к ангельскому совершенству, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа и Бога, Которому слава, честь и поклонение со безначальным Отцом и Единосущным Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

 Назад     Начало     Вперёд

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий