Поуч. Препод. Григорій декаполитъ

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Несостоятельность возраженій противъ монашества.
Преподобный Григорій Декаполитъ I. Препод. Григорій, память коего совершается нынѣ, родомъ изъ Декаполя въ Исавріи, съ дѣтства полюбивъ ученіе, достигъ обширнаго образованія, но рядомъ съ этимъ, подъ вліяніемъ благочестиваго домашняго воспитанія, еще ревностнѣе изучалъ и любилъ свящ. писаніе и свято, уже съ 8 лѣтняго возраста, соблюдалъ такую жизнь, какую предписывало оно.

Достигнувъ совершеннаго возраста и уклоняясь отъ брачной жизни, онъ оставилъ свой родной домъ и принялъ иночество. Не избирая для себя постояннаго пристанища, Григорій ходилъ по разнымъ странамъ, и такъ какъ въ то время сильно распространены были еретическія ученія, то онъ дѣятельно вразумлялъ повсюду заблуждающихся, утверждалъ народъ въ православіи и утѣшалъ посѣщеніями своими томящихся въ заключеніи. Этотъ подвижникъ св. вѣры и благочестія мирно скончался въ Константинополѣ около 820 г. Св. церковь такъ прославляетъ его: «свѣтлое тя солнце церковь познаваетъ, добродѣтелей красотами и исцѣленій лучами всѣхъ просвѣщая, Христовъ угодниче; тѣмже празднуемъ честную память твою и почитаемъ подвиги твоя, всеблаженне отче премудре Григоріе!»

II. Мы сказали, что препод. Григорій съ дѣтства полюбилъ благочестивую жизнь и по достиженіи совершеннолѣтняго возраста принялъ монашество. Мы слышали также, сколько добра онъ сдѣлалъ и какъ за это прославляетъ его св. церковь. Подобную же пользу принесли церкви и ближнимъ и другіе монахи. Тѣмъ не менѣе въ наше время слышатся разныя возраженія противъ монашества, несостоятельность коихъ совершенно не трудно показать. Мало того: можно удивляться, какъ можно возражать противъ того, что достойно не порицанія, а, напротивъ, самаго горячаго сочувствія и одобренія. Только злой духъ времени, не безъ вліянія врага нашего спасенія, можетъ предлагать мнимо научныи основанія для возраженій противъ монашества.

а) «Монашество», говорятъ, «несовременно; оно отжило свой вѣкъ». Если такъ, то и христіанство будетъ уже несовременно, потому что обѣты монашескіе прямо вытекаютъ изъ духа евангелія и основываются на ученіи Спасителя и Его апостоловъ о высшихъ степеняхъ христіанской жизни. Кромѣ заповѣдей общихъ для всѣхъ христіанъ безъ различія, евангельскимъ ученіемъ и церковію предлагаются совѣты для желающихъ подражать ангельскому житію; эти совѣты состоятъ въ соблюденіи постоянно дѣвства (цѣломудрія), совершенной нестяжательности и полнаго послушанія, а за симъ въ усиленной молитвѣ и постничествѣ. Какъ же называть несовременными эти высокія добродѣтели? Ужели можно ограничивать какимъ-либо временемъ лучшія, святыя стремленія безсмертнаго нашего духа? И если нашъ вѣкъ называется вѣкомъ просвѣщенія или прогресса — движенія впередъ во всемъ, то на какомъ же основаніи уничижать желаніе стремящихся выше и выше къ Богу по своей жизни? — Итакъ называть монашество несовременнымъ не только несправедливо, но и грѣшно.

б) «Монашество», говорятъ, «неестественно». Но развѣ все то хорошо, что естественно? Если дѣйствовать и жить только по закону природы, поврежденной, то христіане ничѣмъ не будутъ отличаться отъ язычниковъ. По естеству человѣкъ чадо гнѣва Божія (ЕФес. 2, 3), и не можетъ спастись. Для того и дана намъ религія христіанская сверхъестественная, чтобы мы спаслись благодатными средствами; а по естеству мы такъ слабы, что не можемъ совершить ни одной добродѣтели по чистымъ побужденіямъ. Благодать Божія обновляетъ природу нашу и даетъ ей силы, способныя переносить такіе подвиги, которые и немыслимы для человѣка только естественнаго. Она немощное врачуетъ и оскудѣвающее восполняетъ. И при ея помощи иночество вовсе не будетъ неестественнымъ и неудобоносимымъ игомъ для того, кто принимаетъ его добровольно, не по разсчетамъ, не для виду, кто старается нести его съ терпѣніемъ и внимательною борьбою съ разными искушеніями. Сила Божія въ немощи совершается (2 Кор.12, 9): человѣкъ слабъ, склоненъ къ грѣхопаденіямъ, но всегда можетъ быть силенъ и твердъ благодатію Божіею. А горе иноку, который понадѣется на свои силы, на свою естественную твердость. Онъ неизбѣжно сдѣлается жертвою своей самонадѣянности.

в) Монаховъ, далѣе, нѣкоторые несмысленные христіане, почти уже отторгшіеся отъ св. церкви, клеймятъ названіемъ празднолюбцевъ. Но развѣ можно назвать празднолюбіемъ молитвенный трудъ и подвиги ради спасенія души? Молиться и безпрерывно бдѣть надъ собою, бодрствовать противъ враговъ спасенія — міра, плоти и діавола — есть трудъ самый тяжелый. Пусть осуждающіе попытаются ежедневно три раза присутствовать при богослуженіяхъ церковныхъ и исполнять положенное правило келейное, и они увидятъ, что гораздо легче заниматься другими работами, чѣмъ тою, которая взята на себя иноками. Кромѣ того истинные иноки не только не избѣгаютъ самыхъ тяжкихъ физическихъ трудовъ, но еще ищутъ ихъ. Кому неизвѣстны почти денно-нощные труды преподобнаго Ѳеодосія печерскаго, препод. Сергія радонежскаго, святителя Филиппа въ Соловецкомъ монастырѣ и многаго множества другихъ св. угодниковъ Божіихъ — иноковъ? Затѣмъ, кому неизвѣстно, что самыя трудныя въ духовномъ отношеніи обязанности, требующія самаго сильнаго умственнаго напряженія, весьма охотно для пользы церкви Божіей несутъ иноки? Правда, встрѣчаются изрѣдка плохіе иноки, — невнимательные воины духовные; но, братія, будьте осторожны въ сужденіяхъ о жизни иноковъ только по нѣкоторымъ случаямъ. Можетъ быть въ то время, когда вы произнрсите судъ о подавшемъ соблазнъ какомъ-либо инокѣ, — онъ въ слезахъ изливаетъ душу свою предъ Богомъ, и своимъ раскаяніемъ давно заслужилъ прощеніе свыше.

г) Монашество многіе, нанонецъ, находятъ излишнимъ, ненужнымъ. Но наши монастыри православные всегда были оплотомъ благочестія, дѣйствовали всегда на пользу отечества, особенно въ бѣдственныя его времена, и служили двигателями просвѣщенія, когда оно не было еще распространено, какъ нынѣ. Монашество служило какъ бы жертвою Богу отъ міра и, осуществляя въ высшей степени всѣ требованія христіанской религіи, служитъ образцомъ христіанской жизни и распространителемъ религіозно-нравственнаго свѣта среди окружающаго населенія. Что было бы съ міромъ, во злѣ лежащимъ, если бы онъ не видѣлъ образцовъ св. жизни и если-бы онъ не получалъ побужденій къ высшей жизни отъ живыхъ образцовъ благочестія? Да и стоялъ ли бы онъ, еслибы совершенно оскудѣлъ праведникъ? Уже одна эта заслуга монашества, неизмѣримо великая, даетъ полное право на существованіе монашества среди христіанскихъ обществъ. Можно ли послѣ сего порицать монашество и считать его излишнимъ? Чѣмъ больше иноковъ добрыхъ является изъ среды того или другого общества, тѣмъ яснѣе обнаруживается нравственное направленіе его. И наоборотъ, чѣмъ меньше, тѣмъ яснѣе упадокъ пламеннаго благочестія и самоотверженія духовнаго.

III. Возлюбленные во Христѣ братія! Всегда помнить надобно, что и мірскіе христіане должны подвизаться въ благочестіи, чтобы спастись. Безъ труда нельзя спастись человѣку. Царствіе небесное усиліемъ берется, и только усильные искатели достигаютъ его. Какъ тѣсны врата и узокъ путь, ведущій въ жизнь, т. е. царство небесное, и какъ немногіе находятъ ихъ, говоритъ Господь (Матѳ. 11, 12, 7, 13)! Аминь. (Сост. свящ. Г. Дьяченко съ заимствов. нѣкоторыхъ мыслей изъ «Словъ и рѣчей» Леонтія, митр. моск. т. I).

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий