Поученіе. Канунъ праздника въ честь св. Василія Великаго

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Уроки изъ его жизни: а) скромность въ одеждѣ, б) единомысліе съ св. церковію и в) приготовленіе къ исходу изъ здѣшней жизни.

Μέγας Βασίλειος

I. Вся христіанская церковь издревле усвоила св. Василію, архіепископу Кесаріи каппадокійскія, прославляемому въ нынѣшнихъ церковныхъ пѣснопѣніяхъ и чтеніяхъ, названіе Великаго. Чѣмъ онъ пріобрѣлъ такое названіе? Въ чемъ состоитъ величіе св. Василія? Это намъ покажетъ жизнь его.

Св. Василій родился въ Кесаріи каппадокійской въ 329 году, въ концѣ благочестиваго царствованія св. Константина равноапостольнаго. Родители его назывались: Василій, отличавшійся сколько своими добродѣтелями, столько образованностію, и Эмилія, которую св. Григорій Богословъ называетъ «питательницею бѣдныхъ». Первоначальное понятіе о наукахъ св. Василій получилъ отъ отца, а первыя наставленія въ вѣрѣ и доброй нравственности — отъ своей благочестивой матери. Еще въ юныхъ лѣтахъ св. Василій отличался необыкновенными успѣхами въ наукахъ и степеннымъ нравомъ; онъ былъ краснорѣчивъ, не учась еще правиламъ витійства, былъ мудрецомъ или философомъ, когда еще не слушалъ уроковъ философіи. Однакожъ юный мудрецъ не обольщался своими успѣхами, но желалъ достигнуть большаго совершенства. Съ этою цѣлью онъ отправился сначала въ Константинополь, а потомъ въ Аѳины, гдѣ жили тогда знаменитые риторы и философы. Здѣсь нашелъ онъ второго себя, — самаго искренняго, вѣрнаго, неизмѣннаго и достойнаго друга въ лицѣ св. Григорія, впослѣдствіи архіепископа константинопольскаго и богослова вселенскаго. Василій и Григорій были образцомъ истиннаго священнаго дружества. Одинаково одаренные отъ Бога душевными талантами, они оба одинаково стремились къ усовершенію себя въ добродѣтели, подкрѣпляя и поощряя другъ друга въ этомъ святомъ стремленіи. Во всю свою жизнь они сохранили самую горячую любовь и самое глубокое уваженіе другъ къ другу. Живя въ Аѳинахъ, городѣ еще на половину населенномъ язычниками, Василій и Григорій сохранили себя чистыми отъ языческихъ суевѣрій и пороковъ, удалялись суетныхъ удовольствій и шумныхъ забавъ, которымъ предавались ихъ товарищи по образованію; святые друзья знали въ Аѳинахъ только двѣ дороги: одну въ церковь, другую — къ учителямъ. Успѣхи ихъ въ наукахъ были изумительны. Чрезъ нѣсколько лѣтъ св. Василій долженъ былъ оставить Аѳины и съ глубокою горестію разстаться съ своимъ другомъ Григоріемъ, котораго аѳиняне умолили остаться въ ихъ городѣ, чтобы преподавать правила краснорѣчія.

Оставивши Аѳины, св. Василій отправился на востокъ искать высшей и лучшей мудрости, не умозрительной, но дѣятельной, не безплодной, но ведущей въ жизнь вѣчную, — мудрости христіанской. Онъ посѣтилъ многіе монастыри и уединенныя келліи пустынниковъ въ Египтѣ, въ Палестинѣ, Сиріи и Месопотаміи, вездѣ вступалъ въ бесѣды съ богомудрыми пустынниками и великими подвижниками, изучалъ ихъ образъ жизни, дивился ихъ смиренію, терпѣнію, неусыпному бодрствованію въ трудахъ и молитвѣ. Святая жизнь иноковъ и пустынниковъ такъ привлекла его сердце, что онъ твердо рѣшился посвятить себя жизни монашеской.

По возвращеніи на свою родину въ Кесарію, св. Василій,по неотступнымъ просьбамъ своихъ соотечественниковъ, принялъ санъ священства. Но стремленіе къ уединенію, желаніе избѣжать суетной славы и слѣдующей за нею зависти человѣческой побудили его оставить Кесарію и удалиться въ одно пустынное мѣсто въ области Понтѣ, гдѣ родители его имѣли собственный участокъ земли. Мѣсто это находилось при подошвѣ горы, осѣненной деревьями, на берегу рѣки, текущей въ Черное море. Здѣсь онъ построилъ себѣ жилище и основалъ монастырь. По приглашенію св. Василія, прибылъ къ нему и другъ его св. Григорій. Оба друга проводили жизнь тихую, блаженную, святую, почти ангельскую. Молитва, духовная бесѣда, чтеніе священныхъ книгъ, пѣніе псалмовъ, — вотъ что было главнымъ ихъ занятіемъ. Не забыты были и тѣлесныя упражненія. Святые друзья рубили дерева, носили каменья, сажали цвѣты и деревья.

Но обстоятельства, въ которыхъ находилась тогда церковъ Христова, требовали, чтобы этотъ свѣтильникъ поставленъ былъ на болѣе возвышенныхъ свѣчникахъ. Многочисленные еретики, особенно аріане, возмущали общество вѣрующихъ своими ложными ученіями. Евсевій, епископъ кесарійскій, посланіемъ своимъ просилъ св. Василія прибыть въ Кесарію, чтобы раздѣлить съ нимъ бремя управленія церковію и защитить православіе. Предпочитая общую пользу своему спокойствію, св. Василій оставилъ свое любимое уединеніе и прибылъ въ Кесарію. Въ то же время и св. Григорій былъ вызванъ престарѣлымъ отцемъ своимъ въ Назіанзъ.

Еще не бывши епископомъ, св. Василій принялъ самое дѣятельное участіе въ управленіи церковію, былъ другомъ и опорою Евсевія, поражалъ ереси сильнымъ, вдохновеннымъ словомъ своимъ и утверждалъ православное ученіе святой каѳолической церкви. Послѣ кончины Евсевія, св. Василій былъ единодушно избранъ на его мѣсто и посвященъ въ санъ архіепископа руковозложеніемъ сосѣднихъ епископовъ, въ числѣ которыхъ былъ и престарѣлый Григорій, родитель св. Григорія Богослова.

Въ высокомъ санѣ архіепископа св. Василій не измѣнилъ прежняго образа жизни — простого, строгаго, даже суроваго: онъ приложилъ труды къ трудамъ и заботы къ заботамъ. Онъ такъ заботился о спасеніи ввѣренныхъ ему душъ, что почти каждый день, а иногда и два раза въ день, произносилъ поученія; милосердіе его къ бѣднымъ не знало границъ: онъ выстроилъ столь обширныя страннопріимницы и больницы, что онѣ походили на цѣлый городъ.

Въ это время православные христіане много терпѣли угнетеній отъ восточнаго императора Валента, зараженнаго ересью аріанскою. Зная, какъ велико уваженіе православныхъ къ св. Василію, Валентъ особенно старался склонить его къ своему заблужденію, но напрасно. Наконецъ Валентъ послалъ къ нему вельможу своего Модеста съ тѣмъ, чтобы онъ обѣщаніями и угрозами вынудилъ св. Василія присоединиться къ аріанамъ. Неуспѣвъ склонить святого ласками, Модестъ началъ угрожать ему лишеніемъ имущества, ссылкою, мученіями, смертію. Но св. Василій твердо и спокойно отвѣчалъ ему: «угрожай мнѣ чѣмъ-нибудь другимъ, а не этимъ; ты хочешь лишить меня имущества? Но у меня нѣтъ ничего, кромѣ этой ветхой одежды и нѣсколькихъ книгъ, которыя, конечно, не возбудятъ твоей жадности. Ты угрожаешь ссылкою? Но у меня нѣтъ своего мѣста, а всякое, куда пошлютъ меня, будетъ мое, потому что вся земля Божія. Мукъ и смерти не боюсь, потому что онѣ только скорѣе приведутъ къ Богу, для Котораго живу и тружусь, для Котораго большею частію я уже умеръ, и къ Которому я давно поспѣшаю». Модестъ изумился твердости архипастыря и написалъ Валенту: «мы побѣждены настоятелемъ церкви, — онъ выше угрозъ». Валентъ повелѣлъ не тревожить болѣе угодника Божія, и потомъ самъ прибылъ въ Кесарію, чтобы увидѣть его. Онъ увидѣлъ св. Василія въ храмѣ, благоговѣйно и торжественно совершающимъ Божественную литургію; видъ этотъ привелъ Валента въ изумленіе и трепетъ. Но вскорѣ приближенные къ царю аріане склонили его подписать приговоръ о заточеніи св. Василія въ ссылку. Три раза трость или перо ломалось въ рукахъ Валента, приговоръ былъ уничтоженъ, но потомъ снова утвержденъ и подписанъ. Въ это время тяжко заболѣлъ сынъ царскій. Валентъ видитъ въ этомъ гнѣвъ Божій, призываетъ святителя и проситъ, чтобы онъ молитвами своими исцѣлилъ отрока. Святитель соглашается, но съ условіемъ, чтобы Валентъ принялъ православіе. Валентъ обѣщался исполнить волю святителя, — и отрокъ выздоровѣлъ. Но впослѣдствіи Валентъ измѣнилъ своему слову и отрокъ умеръ на рукахъ аріанъ, готовившихся крестить его, а самъ Валентъ скоро погибъ ужасною смертію: онъ сожженъ въ хижинѣ, въ которую скрылся, разбитый въ сраженіи непріятелями.

Трудно изобразить всѣ добродѣтели, ученіе, подвиги и чудеса св. Василія. Св. Григорій говоритъ о немъ: «въ Василіи красотою была добродѣтель, величіемъ — Богословіе, шествіемъ — непрестанное стремленіе и восхожденіе къ Богу, силою — сѣяніе и раздаяніе слова. Жизнь его была его молніею, а ученіе — громомъ».

Немного жилъ на землѣ великій святитель, но много потрудился, много совершилъ для церкви Божіей. Многочисленныя творенія его всегда пребудутъ драгоцѣнною сокровищницею, изъ которой вѣрующіе могутъ извлекать для себя и назиданіе, и утѣшеніе, и утвержденіе въ вѣрѣ. Вотъ названіе нѣкоторыхъ изъ нихъ: «Шестодневъ, или бесѣды о шести дняхъ творенія», книга о Святомъ Духѣ, поученія, нравственныя правила, многочисленныя посланія и, наконецъ, «Божественная литургія», которую изложилъ онъ по особому откровенію Божію.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий