Поученіе. Блаженный Іоаннъ Устюжскій

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

 Для чего святые мужи иногда избирали новые, необычайные пути ко спасенію?

 I. Блаженный Іоаннъ (XV в.), память коего нынѣ, родился близь города Устюга. Еще съ отроческихъ лѣтъ онъ обнаруживалъ достоинства будущаго подвижника: проводилъ ночи въ молитвѣ, мало говорилъ, по средамъ и пятницамъ совсѣмъ не принималъ пищи, а въ остальные дни питался хлѣбомъ и водою.

Когда отецъ его умеръ, а мать приняла постриженіе въ Троицкомъ Орлецкомъ монастырѣ, то Іоаннъ нѣкоторое время жилъ при ней, а затѣмъ поселился въ Устюгъ, близъ соборнаго храма. Ночи онъ по-прежнему проводилъ въ молитвѣ, а днемъ ходилъ по городу, прикрытый однимъ лишь рубищемъ. Много приходилось Іоанну выносить отъ холода, а еще больше отъ устюжанъ, которые часто смѣялись надъ нимъ и нерѣдко даже били его. Іоаннъ всѣ обиды переносилъ съ кротостію и молился за оскорбителей. Священникъ соборнаго храма Григорій, видя часто Іоанна, пожелалъ ближе узнать его подвиги. Однажды пришлось ему увидѣть, какъ Іоаннъ долго молился съ поднятыми къ небу руками, затѣмъ, уровнявъ уголья въ печи, оградилъ себя крестнымъ знаменіемъ и со словами: „знаменася на насъ свѣтъ лица Твоего, Господи ",— спокойно легъ на раскаленные уголья. Священникъ, почитая Іоанна за лишившагося разсудка и опасаясь, какъ бы онъ не сгорѣлъ, вошелъ къ нему. Іоаннъ вышелъ изъ печи и строго сказалъ священнику: „не смѣй говорить о томъ, что ты видѣлъ, до моей смерти ". Изумленный священникъ исполнилъ его волю, и съ этого времени проникся уваженіемъ къ блаженному. Блаженный Іоаннъ скончался 29 мая 1494 года и былъ погребенъ близъ соборнаго храма въ Устюгѣ. Празднованіе ему установлено на Московскомъ соборѣ 1547 года.

II. Труденъ, братіе, и для многихъ соблазнителенъ подвигъ юродства, который несъ блаженный Іоаннъ. Многіе готовы подумать и спросить: для чего оставлять обыкновенные, общіе для всѣхъ пути ко спасенію и избирать новые, нерѣдко странные, необычайные?

а) Но можно ли, отвѣтимъ не оставлять этихъ обыкновенныхъ путей, когда глубокое сознаніе св ое й грѣховности и виновности предъ Богомъ заставляетъ предпринимать болѣе трудный и прискорбный путь покаянія? Можно ли довольствоваться обыкновенными подвигами, когда глубокій не самолюбивый взоръ подвижника проникаетъ во всю глубину паденія человѣческаго, измѣриваетъ страшную бездну, отдѣляющую бѣднаго падшаго человѣка отъ Бога? И если вся правда наша, по писанію, предъ святымъ и всесовершеннымъ Богомъ яко портъ нечистыя (Ис. LXIV, 6); если и то, что есть добраго въ человѣкѣ, проникнуто грѣхомъ, злобою, самолюбіемъ, если далѣе назначеніе человѣка—быть святымъ, якоже святъ Отецъ нашъ небесный: то какіе потребны подвиги, сколько нужно самой непрерывной бдительности надъ собою, сколько нужно самыхъ рѣшительныхъ усилій, чтобы очиститься, чтобы явиться сколько нибудь достойнымъ Того, предъ очима Котораго и небо нечисто! Такъ, никакіе подвиги, не покажутся достаточными для того, кто безпрестанно внимаетъ себѣ и внимательно измѣряетъ бездну грѣха, въ которую погрязнулъ человѣкъ!

б) Но Господь благъ, говоримъ мы, и говоря это думаемъ изыскать защиту, подъ покровомъ которой можно бы спокойно предаваться дремотѣ грѣховной. Св. Божій человѣки, съ чистымъ сердцемъ взиравшіе на Бога, лучше насъ знали, что Богъ любы есть. Но если глубокое сознаніе своего ничтожества предъ Богомъ можетъ побудить человѣка къ необыкновеннымъ подвигамъ; то мысль о безконечной любви Божіей къ человѣку, о тѣхъ благахъ, которыя Господь содѣлалъ для человѣка — грѣшника., и можетъ побудить и дѣйствительно побуждала избранныхъ Божіихъ еще къ большимъ подвигамъ. Взирая на начальника вѣры и совершителя Іисуса, Иже вмѣсто предлежащія Ему радости претерпѣ крестъ, о срамотѣ нерадивъ (Евр. XII, 2), каждый истинный подвижникъ вопіялъ въ сердцѣ: „вотъ что сдѣлалъ для меня Господь; что же я сдѣлалъ, что же я могу сдѣлать для Него?..“ И въ самомъ дѣлѣ, что будутъ значить самыя величайшія наши пожертвованія, наши труды и скорби предъ тяжестію страданій крестныхъ? аще есть болѣзнь яко болѣзнь Моя, взываетъ чрезъ пророка Божественный Страдалецъ. И кто глубоко чувствуетъ силу благости Божіей къ человѣку и въ чувствѣ любви и благодарности къ Богу рѣшается на подвиги, тотъ не можетъ ограничиваться извѣстными, опредѣленными видами подвиговъ, ибо любы вся терпитъ и николиже отпадаетъ. И чѣмъ болыпе кто любитъ, тѣмъ болыпе принимаетъ подвиговъ, и тѣмъ легче сіи подвиги для исполненія; ибо любы не ищетъ своихъ си, не помышляетъ о себѣ.

в) Правда, великіе подвиги требуютъ отъ человѣка великихъ силъ. О подвигахъ свв. Божіихъ мы часто можемъ сказать, что они выше силъ человѣческихъ. И такъ предпринимать такіе подвиги не зназначитъ ли искушать Бога? Не вси вмѣщаютъ словесе сего, говоритъ Господь ученикамъ Своимъ, преподавая высокіе евангельскіе совѣты дѣвства и нестяжательности. Не вси вмѣщаютъ, но имъ же дано есть; могій вмѣстити, да вмѣститъ. Кто же можетъ сказать о себѣ: я могу вмѣстить? Подобный почти вопросъ предлагали Іисусу Христу и апостолы (Мѳ XIX 25). Но Іисусъ Христосъ воззрѣвъ на нихъ рече: у человѣкъ сіе не возможно есть, у Бога же вся возможна (Мѳ. XIX, 26). Сей же божественный Учитель вѣщалъ нѣкогда ученикамъ Своимъ: вѣруяй въ Мя, дѣла, яже Азъ творю, и той сотворитъ, и больша сихъ сотворитъ (Іоан. XIV, 12). Итакъ, никакіе подвиги, никакія искушенія не могутъ быть чрезмѣрными для того, кто возложилъ всецѣло свое упованіе на всеблагаго Бога. Господь Богъ, не вводящій никого во искушеніе паче неже мощи человѣку, не подавалъ ли руку помощи каждому вѣрующему подвижнику во время благопотребно? Что же дивнаго, братія, если св. угодники Божій., побуждаемые къ избранію особой многотрудной жизни глубокимъ сознаніемъ своего ничтожества предъ Богомъ, безпредѣльною любовію къ Богу благодѣющему, поощряемые упованіемъ на всеблагую и благовременную помощь Его, восходили отъ силы въ силу, являли въ своей жизни чудеса добродѣтелей и подвиговъ, недоступныхъ для обыкновенныхъ людей. Что же дивнаго, если особая жизнь особыхъ избранниковъ Божіихъ сопровождалась особенными явленіями, свидѣтельствующими о ея благоугодности? Что, наконецъ, дивнаго, если мы встрѣчаемъ въ сей жизни много случаевъ, не подходящихъ подъ наши понятія?..

III. Братія! не для празднаго любопытства, но для назиданія и посильнаго подражанія св. церковь предлагаетъ нашему вниманію дивныя житія и подвиги св. Божіихъ человѣковъ. Будемъ же молить Господа даровать намъ ту всецѣлую любовь къ Нему которая заставляла, св. подвижниковъ стремиться къ большему и большему совершенству. Аминь, (Сост. по „Слов. и Рѣч " Евгенія, еписк. минск. и туровск.)

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896 г

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий