Поученіе. Черниговскіе чудотворцы: свят. благовѣрный князь Михаилъ и боляринъ его Ѳеодоръ

 Прот. Григорій Дьяченко

Для чего мы живемъ на свѣтѣ?

I. Въ день черниговскихъ чудотворцевъ, при мужественномъ исповѣданіи предъ татарами своей христіанской вѣры пожертвовавшихъ своею жизнію, чтобы не лишиться небеснаго царствія и вѣчнаго блаженства со Христомъ, умѣстно будетъ нынѣ побесѣдовать съ вадои, братія мой, о томъ, что спасеніе души или полученіе царствія небеснаго есть высшій предметъ всѣхъ стремленій человѣка.

II. Въ самомъ дѣлѣ, для чего человѣкъ сотворенъ? Для чего мы живемъ на свѣтѣ? Вотъ важный вопросъ, который мы должны дѣлать себѣ какъ можно чаще! Ужели мы для того живемъ на свѣтѣ, чтобы только родиться, нѣсколько прожить и потомъ умереть, подобно промчимъ животнымъ? Ужели для того мы — сотворены, чтобы во, всю жизнь заботиться, хлопотать, искать, мучиться, страдать и потомъ исчезнуть? Нѣтъ! мы сотворены для блаженства. Искать блаженства — есть неизгладимое и незаглушимое чувство въ человѣкѣ; и потому-то мы видимъ, что всякій человѣкъ, и умный, и глупый, и дикій, и просвѣщенный, и старый, и молодой—всѣ и каждый хотятъ себѣ добра, хотятъ жить лучше, всѣ ищутъ благополучія. И хотя не всѣ одинаково ищутъ, и не всѣ одно и тоже считаютъ верховнымъ своимъ благомъ; но нѣтъ ни одного человѣка на свѣтѣ, который бы не хотѣлъ быть благополучнымъ по крайней мѣрѣ такъ, какъ онъ смыслитъ и понимаетъ. Такъ, дикій хочетъ быть сытымъ и довольнымъ и имѣть то, что нравится ему. Такъ, бѣдный хочетъ быть богатымъ, богатый хочетъ быть въ чести и славѣ; чиновный и славный человѣкъ хочетъ быть знаменитымъ—и такъ далѣе. Словомъ, всѣ хотятъ быть счастливыми и блаженными по своимъ понятіямъ.

а) Но въ чемъ состоитъ наше благополучіе? Въ чемъ заключается наше счастіе? Чего именно мы должны искать для нашего блаженства: богатства ли, чиновъ ли, удовольствій ли, или чего другого въ мірѣ?.. Нѣтъ! все это пустое, все это тѣнь; все это никогда не составитъ нашего благополучія. Да, правда, иногда веселитъ и радуетъ насъ что нибудь мірское. Но надояго ли? На минуту, и право, не больше. Спросите вы богачей, и даже не такихъ, которые родились богачами, потому что таковые богачи не знаютъ цѣны богатству,—но спросите и тѣхъ богачей, которые изъ бѣдняковъ сдѣлались богачами,— спросите ихъ: счастливы ли они? блаженны ли они? Да что спрашивать нынѣшнихъ богачей: всѣ они суть нищіе предъ Соломономъ. И такъ, мы посмотримъ на сего царя, послушаемъ, что онъ говоритъ о себѣ, счастливъ ли былъ онъ? Извѣстно, что Соломонъ былъ столько богатъ, что всякая домашняя посуда во всемъ дворцѣ его была изъ чистаго золота; Соломонъ столь былъ уменъ, ученъ и просвѣщенъ, что ни одинъ человѣкъ самъ собою никогда не можетъ сдѣлаться столь умнымъ, ученымъ и просвѣщеннымъ, какъ онъ. Соломонъ такъ былъ могущественъ, что все, что бы только онъ ни захотѣлъ, и почти все, что бы онъ ни пожелалъ, все исполнялось. И, наконецъ, при всѣмъ томъ Соломонъ наслаждался здоровьемъ, спокойствіемъ, миромъ и благоденствіемъ своего царства, любовію своихъ подданныхъ и уваженіемъ сосѣдей. Словомъ сказать, по-видимому, Соломонъ столь былъ счастливъ, что одна иностранная царица завидовала уже не ему самому, но даже тѣмъ, которые прислуживали ему. Но привоемъ томъ, доволенъ ли былъ Соломонъ всѣмъ тѣмъ, что онъ имѣлъ, счастливъ ли былъ въ самомъ дѣлѣ Соломонъ? называлъ ли онъ себя блаженнымъ привоемъ своемъ видимомъ блаженствѣ? Ахъ нѣтъ! онъ вполнѣ испыталъ всѣ возможныя удовольствія міра, и подъ старость признался, что нѣтъ въ мірѣ истиннаго и прочнаго счастія: все на свѣтѣ суета суетствій и всяческая суета.— И такъ, ежели уже и Соломонъ не могъ найти благополучія въ семъ свѣтѣ, то когда и гдѣ мы найдемъ оное! Да и ужели въ самомъ дѣлѣ на. семъ свѣтѣ совсѣмъ нѣтъ для насъ никакого счастія и благополучія? Нѣтъ,, есть для насъ счастіе и блаженство — счастіе вѣчное, блаженство и истинное и неизмѣнное—царствіе небесное. Вотъ наше истинное и вѣчное благо,, счастіе, благополучіе и блаженство!

Въ одномъ только царствіи небесномъ человѣкъ будетъ совершенно доволенъ, вѣчно счастливъ, каждую минуту веселъ и радостенъ, всегда спокоенъ. Словомъ сказать, только въ царствѣ небесномъ человѣкъ можетъ быть блаженъ совершенно. А кромѣ царствія небеснаго никто и никогда не найдетъ блаженства. И такъ, чего же мы должны себѣ желать? чего мы должны себѣ искать, богатства ли, чести ли, славы ли? Нѣтъ! одного только царствія небеснаго. Все на свѣтѣ пыль, прахъ, дымъ и тѣнь; все,, даже и самое высокое просвѣщеніе, все для человѣка пустое, все только лишь раздражаетъ сердце человѣка, но не насыщаетъ его; только царствіе небесное можетъ удовольствовать человѣка такъ, что онъ во вѣки вѣковъ не пожелаетъ себѣ большаго. И такъг братія! всѣ желанія наши, всѣ мысли, всѣ прошенія, всѣ молитвы, всѣ старанія наши устремимъ къ тому, чтобы получить намъ царствіе небесное. Ахъ, какъ счастливы и пресчастливы тѣ люди, которые получили царствіе небесное! Они, живучи на землѣ, были какъ въ раю. Но, Воже мой! какъ они будутъ блаженны тамъ, на небеси! То, что находится тамъ, въ царствіи небесномъ, столь велико, что апостолъ Павелъ, который былъ восхищенъ въ рай еще живой,, говорилъ, что то блаженство, которое уготовалъ Богъ въ царствіи небесномъ любящимъ Его, столь велико, что никакой человѣкъ не видывалъ и не слыхивалъ и никогда не могъ вообразить себѣ, и потому этого никакъ нельзя разсказать никакимъ языкомъ. Ахъ, какъ блаженны тѣ люди, которые удостоились получить царствіе небесное, какъ завидно ихъ состояніе! И кто изъ насъ не пожелаетъ себѣ такого блаженства? Кажется, только объ одномъ царствѣ небесномъ и думать бы, только о немъ и заботиться бы намъ надлежало. Но странное дѣло, — человѣкъ, при всемъ умѣ своемъ, при всемъ просвѣщеніи и при всѣхъ опытахъ своихъ, очень часто ищетъ временнаго, и оставляетъ вѣчное; трудится для пустого, а пренебрегаетъ истинное и существенное; заботится о полученіи земныхъ вещей, а не думаетъ о небесныхъ. Какъ часто случается, что мы для пустыхъ удовольствій употребляемъ всякіе труды и усилія, не жалѣемъ ни денегъ, ни здоровья; а для царствія небеснаго не хотамъ, такъ сказать, пальцемъ пошевелить. Для пустыхъ прихотей своихъ сносимъ недостатки и даже оскорбленія; а для царствія небеснаго не хотамъ ничѣмъ пожертвовать! Для себя все намъ легко, а для Бога и поклонъ положить, кажется, трудно. И сколько разныхъ отговорокъ у насъ, сколько извиненій въ томъ, что не хотамъ заботиться о царствіи небесномъ!

б) Многіе даже думаютъ, что если мы будемъ думать и заботиться только о царствіи небесномъ, тогда всѣ наши мірскія дѣла и должности остановятся и разрушатся. Это весьма несправедливо, даже оскорбительно для Бога думать такимъ образомъ! I. Христосъ не велитъ бросить и совсѣмъ оставить всѣ житейскія должности и дѣла, не велитъ удаляться въ пустыню, не возбраняетъ и искать земного счастія, но только такъ, чтобы царствіе небесное было первымъ нашимъ дѣломъ и желаніемъ. Онъ говоритъ: ищите прежде всего царствія Божія, а все прочее приложится вамъ, т. -е. надобно имѣть главное попеченіе о царствіи Божіемъ, а потомъ заботиться и о мірскихъ обязанностяхъ; и когда мы получимъ и достигнемъ правды царствія небеснаго, то все прочее придетъ, такъ сказать, само собою; все прочее: и богатство, и честь, и слава будетъ дано намъ, какъ бы въ придачу. И даже скажемъ: что кто хочетъ быть или богатымъ, или славнымъ, или просвѣщеннымъ, тотъ скорѣе и надежнѣе можетъ быть таковымъ тогда, когда онъ найдетъ царствіе небесное. Благочестіе на все полезно, говоритъ святое писаніе. Истинное благочестіе нигдѣ, никогда и ни въ какомъ званіи не можетъ быть неумѣстнымъ, или вреднымъ, или совершенно противнымъ.

III. И такъ, должностной ли ты человѣкъ въ обществѣ, не уклоняйся отъ твоей должности, исполняй ее такъ, какъ требуетъ долгъ и честь гражданина, и какъ можно усерднѣе, но въ то же время не забывай и царствія Божія. Отецъ ли ты или мать семейства, не забывай своей должности, воспитывай дѣтей твоихъ, заботься объ нихъ какъ можно усерднѣе, но въ то же время не забывай и царствія небеснаго. Господинъ ли ты, имѣешь ли ты у себя рабовъ, пекись объ нихъ, какъ отецъ, употребляй на услуги свой, но въ то же время заботься и о томъ, чтобы тебѣ и имъ быть въ царствіи небесномъ. Рабъ ли кто или въ услуженіи у кого, не ищи свободы своевольной, но служи своему господину, какъ Самому I. Христу, и въ то же время не забывай и царствія небеснаго. Словомъ сказать, искать царствія небеснаго не мѣшаетъ никакимъ нашимъ обязанностямъ и должностямъ.—Итакъ, братія! Ежели мы хотамъ быть-счастливыми и блаженными, то будемъ искать царствія небеснаго съ усердіемъ, постараемся получить Духа Святаго и сдѣлаться святыми. (Сост. свящ. Г. Д. по соч. Иннокентія, митр. москов., т. I).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий