Поученіе. Обрѣтеніе мощей преподобнаго Сергія, радонежскаго чудотворца

Преподобный Сергий Радонежский

Прот. Григорій Дьяченко

Уроки изъ его жизни:

а) смиреніе;
б) неразлучность славы съ добродѣтелью;
в) не должно судить о людяхъ по внѣшнему виду и
г) св трудами тѣлесными совмѣстимы подвиги духовные.

I. Жизнь святыхъ Божіихъ человѣковъ достойна подражанія во всѣхъ отношеніяхъ. Въ ней всякій случай, всякое обстоятельство, каждое происшествіе въ высокой степени поучительно. У угодниковъ Божіихъ и мысли возвышенны, и чувствованія святы, и желанія непорочны, и дѣйствія безукоризненны, и бесѣды назидательны, и обхожденіе примѣрно.

Для большей очевидности всего сказаннаго возьмемъ изъ жизни ублажаемаго нынѣ церковію преподобнаго и богоноснаго отца нашего Сергія хотя одно какое-либо обстоятельство. Всю его жизнь вдругъ прослѣдить и не позволитъ время, и не достанетъ силъ нашихъ. Вотъ случай въ жизни преподобнаго Сергія, болѣе другихъ близкій къ намъ, слушатели, и по содержанію и по назиданію: въ одно время къ угоднику Божію въ обитель пришелъ издалека сельскій житель, чтобы увидѣть праведника и принять отъ него благословеніе. Слухъ о добродѣтеляхъ и чудотвореніяхъ святого Сергія вызвалъ его на столь далекій путь. Во время прихода селянина въ обитель, человѣкъ Божій воздѣлывалъ землю въ саду своемъ. Будучи извѣщенъ о пришельцѣ, онъ велѣлъ допустить его къ себѣ. Крестьянинъ, видя человѣка, слишкомъ просто одѣтаго и копающаго гряды, не могъ вообразить, чтобы это былъ столъ славный Сергій, и подумалъ, что въ насмѣшку ему, вмѣсто святого, указали простого работника. Онъ возвратился въ монастырь и вторично спросилъ, гдѣ преподобный Сергій? Сколько ни увѣряли его, что, будучи въ саду, онъ видѣлъ его, тотъ не хотѣлъ и слушать.

Между тѣмъ угодникъ Божій вышелъ изъ сада. Крестьянинъ, гнушаясь имъ, отворотился въ сторону, и не хотѣлъ взглянуть на него. „Какой трудъ предпринялъ я, и по напрасну! думалъ онъ. Я пришелъ для великаго пророка, надѣялся увидѣть славу его, но чтожъ вижу? — нищаго". Святый игуменъ узналъ его мысли и возблагодарилъ Бога, ибо какъ горделивецъ восхищается славою и честію, такъ смиренномудрый радуется уничиженію. Онъ взялъ пришельца за руку, увелъ въ свою келью и поставилъ предъ нимъ пищу и питіе. „Не печалься, добрый человѣкъ, сказалъ онъ, ты вскорѣ увидишь Сергія".

Едва святый произнесъ эти слова, вдругъ объявили ему, что въ монастырь прибылъ великій князь. Сергій вышелъ къ нему на встрѣчу... какъ удивился крестьянинъ, увидѣвъ, что князь къ этому, какъ называлъ онъ, нищему старцу, приступилъ съ благоговѣніемъ и, кланяясь до земли, просилъ благословенія и затѣмъ посадилъ рядомъ съ собой и бесѣдовалъ съ нимъ, между тѣмъ какъ всѣ прочіе, даже вельможи, стояли предъ ними.

Бѣднаго крестьянина слуги вытѣснили изъ келліи... Едва выпросивъ для себя уголокъ въ сѣняхъ, онъ не спускалъ глазъ съ того, на кого прежде и взглянуть не хотѣлъ. Обманутый самъ собою, пришедшій крестьянинъ заплакалъ и укорялъ себя въ невѣжествѣ. „Конечно слѣпъ я, говорилъ онъ, что не могъ узнать человѣка Божія и не отдалъ подобающей ему чести; какъ теперь предстану лицу его!“. Но Сергій вскорѣ утѣшилъ его.

Когда князь простился съ праведникомъ, крестьянинъ припалъ къ ногамъ его и раскаялся въ безуміи своемъ... „Ты одинъ правъ, поднимая его, сказалъ святой мужъ, что почелъ меня старцемъ, ничего не значущимъ; всѣ прочіе обманываются".—Вотъ повѣсть, взятая изъ жизни преподобнаго Сергія!

II. а) Изъ нея мы можемъ, во-первыхъ, поучиться смиренномудрію. Преподобный Сергій, не смотря на высоту своихъ добродѣтелей, на силу своихъ чудотвореній, не смотря на величіе свое среди братіи своей, на особенное уваженіе и отъ простолюдиновъ и отъ державныхъ земли, не обидѣлся на того, кто возгнушался имъ, какъ послѣднимъ работникомъ, какъ нищимъ; признаетъ правымъ того, кто счелъ его старцемъ, ничего не значущимъ. Мы ли смѣемъ гнѣваться на справедливыхъ презрителей нашей неправды, нашихъ непристойностей, нашихъ безпорядковъ; жаловаться на гнушающихся націею бѣдностію духовною, нашею постыдною работою грѣху? Каждый по дѣламъ своимъ получитъ, говоритъ премудрый Сирахъ. Порокъ, если не въ себѣ, то въ другихъ, всегда ненавистёнъ, омерзителенъ. Мы ли дерзнемъ заниматься собою, тщеславиться, сдѣлавъ какое-либо мнимо доброе дѣло, возвысясь надъ своимъ собратомъ на одну пядень, пользуясь малѣйшимъ и притомъ часто вынужденнымъ уваженіемъ отъ подчиненныхъ намъ, отъ одолженныхъ нами? Когда исполните все повелѣнное вамъ, говорите: мы рабы ничего не стоющіе, потому что Богъ производитъ въ насъ и хотѣніе и дѣйствіе по Своему благоволенію, говоритъ священное писаніе. Кто хочетъ быть большимъ между вами, да будетъ вамъ слугою; и кто хочетъ быть первымъ между вами, да будетъ всѣмъ рабомъ. Господь унижаетъ и возвышаетъ; изъ праха подъемлетъ Онъ бѣднаго; изъ бренія возвышаетъ нищаго, посаждая съ вельможами, и престолъ славы даетъ имъ въ наслѣдіе, учитъ слово Божіе. Слѣдовательно, не должны ли мы вмѣстѣ съ царемъ и пророкомъ Давидомъ говорить такъ: не намъ, Господи, не намъ, но имени Твоему даждь славу?

б) Сверхъ урока христ. смиренія мы познаемъ отсюда, во вторыхъ, ту истину, что слава за добродѣтелью, какъ тѣнь за тѣломъ, слѣдуетъ. Истинная добродѣтель, какъ ни старается укрыться отъ взора людей, какъ далеко ни уединяется отъ міра, міръ ее находитъ, люди отовсюду къ ней приходятъ; какъ ни убѣгаетъ похвалы народовъ, эхо доброй молвы всюду несется объ ней: какъ ни смиряетъ себя, ни ставитъ себя въ ничто, всѣ дорожатъ насладиться ея видѣніемъ и бесѣдою, получить отъ нея благословеніе. Она, какъ благоуханный цвѣтъ, кроющійся въ дикой травѣ, но не могущій укрыться, потому что благоуханіе далеко объ немъ возвѣщаетъ. Преподобный Сергій поселился было среди густого лѣса, въ мѣстѣ удаленномъ не только отъ жилищъ, но и отъ путей человѣческихъ: не смотря на то, свѣтъ добрыхъ дѣлъ его увидали и тамъ; благоуханіе святого житія его услышали и оттуда. На свѣтъ его добродѣтелей, по благоуханію его благочестія приходятъ къ нему издалека и сельскіе жители, и обитатели столицы, и простолюдины, и великія князья.

в) Поучившись смиренномудрію, увѣрясь въ неразлучности славы съ добродѣтелью, мы изъ сего повѣствованія еще вразумляемся цѣнить людей не по наружности, не по одеждѣ, не по роду занятій, а по внутреннимъ качествамъ души, по совершенствамъ ума и воли. Наружность часто бываетъ обманчива. Излишняя изысканность въ одеждѣ есть явный признакъ наготы духовной, вывѣска легкомыслія, суетности, жалкаго тщеславія. Самаго низкаго рода занятій, если онъ честенъ, необходимъ и полезенъ въ жизни либо частной, либо общественной, гнушаться несправедливо, даже безразсудно. Преподобный Сергій былъ избранный сосудъ благодати, истинный подвижникъ добродѣтелей, предметъ всеобщаго благоговѣнія, знаменитый игуменъ Троицкой обители: но по наружности онъ казался изможденнымъ, уничиженнымъ старцемъ; носилъ одежду изъ такой ткани, которую, какъ негодную, отвергли прочіе, и притомъ по большей части ветхую, покрытую заплатами и напоенную потомъ; исправлялъ самую черную работу въ монастырѣ: копалъ гряды, рубилъ дрова и приносилъ къ келіямъ, мололъ въ жерновахъ, пекъ хлѣбы, варилъ пищу, шилъ одежду и обувь, воду въ двухъ водоносахъ на своихъ раменахъ носилъ на гору и поставлялъ у келліи каждаго. Можно ли по этому судить о человѣкѣ по внѣшнему виду, по одеждѣ, по роду занятій?

г) Наконецъ, эта повѣсть есть рѣзкое обличеніе тѣхъ плотоугодниковъ, тѣхъ нерадивцевъ о спасеніи души, которые говорятъ, что съ тяжкими трудами тѣлесными нельзя совмѣстить подвиговъ духовныхъ— строгаго поста и долгаго стоянія на молитвѣ. Но тѣлесные труды преподобнаго Сергія кто не признаетъ тяжелыми? Копанія грядъ, рубку дровъ, молотье въ жерновахъ, ношеніе воды на своихъ плечахъ изъ оврага на гору къ келлі- ямъ каждаго изъ братій кто не сочтетъ дѣломъ труднымъ? Не смотря на то, онъ въ среды и пятки не вкушалъ ничего, а въ прочіе дни питался только хлѣбомъ и водою; часто цѣлыя ночи проводилъ безъ сна на молитвѣ; въ церкви на всякомъ молитвословіи являлся прежде всѣхъ и отнюдь не во- склонялся на стѣну. Послѣ того какъ же смѣть противорѣчить опыту? Удобовыносимое и удобовыполнимое св. Сергіемъ должно быть удобовыносимымъ и удобовыполнимымъ и для всѣхъ насъ. Преподобный Сергій былъ человѣкъ намъ подобострастный; божественныя силы, яже къ животу и благочестію, подаются всѣмъ безъ изъятія. Явно, что одна наша безпечность о спасеніи, наше сластолюбіе, наша чрезмѣрная привязанность ко временному, наще маловѣріе въ загробную жизнь и въ помощь4 божественной благодати, заставляютъ насъ иногда, и даже очень часто, отказываться за трудами тѣлесными отъ христіанскихъ подвиговъ поста и молитвы.

III. Итакъ, братія, ботъ какіе уроки преподаетъ намъ настоящая повѣсть изъ жизни преподобнаго Сергія! Ботъ къ какимъ мыслямъ приводитъ она насъ! Она учитъ насъ смиренію; свидѣтельствуетъ о неразлучности славы съ добродѣтелію; учитъ судить о людяхъ не по внѣшнему виду, не по одеждѣ, не по роду занятій, а по внутреннимъ качествамъ души; увѣряетъ въ возможности совмѣстить съ трудами тѣлесными подвиги духовные: постъ и молитву.

Будемъ же руководствоваться этими наставленіями на пути нашей жизни: подражать примѣру преподобнаго Сергія и въ смиренномудріи, и въ трудахъ тѣлесныхъ, и въ подвигахъ духовныхъ поста и молитвы. (Сост. по проп. прилож. къ „Рук. для сел. пастырей10 и друг. источникамъ)

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий