Поученіе. Прѳпод. Серапіонъ новгородскій

   Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

   О пастырскомъ служеніи.

  I. Преп. Серапіонъ (XV в.), память коего нынѣ, родился близъ Москвы. Онъ рано научился грамотѣ и съ молодыхъ лѣтъ имѣлъ желаніе оставить міръ и принять иночество, но, повинуясь волѣ родителей, вступилъ въ бракъ и принялъ санъ священства. Черезъ годъ скончалась его супруга, а вскорѣ за тѣмъ и родители, и тогда Серапіонъ, раздавъ свое имѣніе нищимъ, вступилъ въ число братіи одного монастыря, гдѣ вскорѣ за высоко добродѣтельную жизнь былъ избранъ въ настоятели обители.

Когда же управленіе обителью стало тяготить Серапіона, онъ удалился въ Троицкую лавру. Вскорѣ послѣ прибытія его игуменъ лавры Симонъ былъ возведенъ въ санъ всероссійскаго митрополита, а на его мѣсто былъ назначенъ Серапіонъ. Великій князь московскій Іоаннъ III очень любилъ Серапіона и нерѣдко пользовался его совѣтами. Въ 1506 году Серапіонъ соборомъ архипастырей былъ посвященъ въ архіепископа Новгородскаго. Въ этомъ санѣ ожидали его большія скорби и огорченія, онъ былъ лишенъ святительской каѳедры и заключенъ въ Андроньевъ монастырь. Это произошло такимъ образомъ. Іосифъ, настоятель Волоколамскаго монастыря, былъ тѣснимъ волоколамскимъ княземъ Ѳеодоромъ, который прибѣгалъ даже къ клеветѣ, чтобы очернить его передъ новгородскимъ архіепископомъ, отъ котораго зависѣла тогда волоколамская обитель. Чтобы избавиться отъ притѣсненій князя, Іосифъ, не испросивъ предварительно согласія Серапіона, ходатайствовалъ передъ митрополитомъ Симономъ о принятіи его обители въ свое вѣдѣніе и подъ покровительство московскаго князя. Симонъ охотно принялъ это ходатайство, волоколамская обитель перешла такимъ образомъ изъ подъ власти новгородскаго архіепископа въ вѣдѣніе московскаго митрополита. Серапіонъ, видя въ поступкѣ Іосифа нарушеніе церковныхъ правилъ, подвергъ его запрещенію священнодѣйствія и этимъ оскорбились великій князь и митрополитъ. Въ 1509 году въ Москвѣ былъ созванъ соборъ для разсмотрѣнія этого дѣла. Серапіона заочно лишили каѳедры и заключили въ Андроньевъ монастырь на два года. Серапіонъ написалъ Симону подробное посланіе, въ которомъ приносилъ ему жалобу на то, что приверженцы Іосифа не допустили его явиться лично на соборъ, какъ бы слѣдовало по церковнымъ правиламъ. „Вспомни, святой отецъ", писалъ Серапіонъ «съ какими обѣтами я былъ поставленъ, и что ты заповѣдалъ мнѣ. Не обѣщался ли я сохранить заповѣди и уставы церкви, никого не боясь, не обѣщался ли я всегда стоять за правду? Тогда ты далъ мнѣ власть вязать и рѣшить, которую я и употребилъ по праву надъ Іосифомъ, когда онъ нарушилъ уставы прежде меня бывшихъ архіепископовъ новгородскихъ». Въ 1511 году митрополитъ Симонъ, чувствуя приближеніе смерти, пригласилъ къ себѣ Серапіона и испросилъ у него прощенія. Въ то же время примирился съ Серапіономъ и Іосифъ волоколамскій, исходатайствовавъ передъ великимъ княземъ Серапіону дозволеніе переселиться изъ Андроньева монастыря въ Троицкую лавру, гдѣ преподобный и провелъ остальное время жизни своей, подвизаясь въ постѣ и молитвѣ. Скончался 10 марта 1516 года. Мощи преподобнаго Серапіона были открыты нетлѣнными и положены въ южномъ притворѣ Троицкаго собора.

II. Изъ приведеннаго житія преп. Серапіона вы слышали, братіе, какъ строго этотъ святой мужъ относился къ своимъ архипастырскимъ обязанностямъ. Нѣтъ нужды говорить о важности служенія пастырскаго. Самъ Господь Іисусъ Христосъ не находилъ, кажется, довольно словъ въ языкѣ человѣческомъ, чтобъ изобразить предъ апостолами всю высоту ихъ пастырскаго служенія и всю благотворность его для человѣчества. Тщетно было- бы пытаться изобразить здѣсь самое дѣло служенія пастырскаго. Оно такъ велико и разнообразно, что ему нужно поучаться не только годы, а цѣлую жизнь. Напомню только о томъ, что св. церковь всегда нуждалась и нуждается въ служителяхъ вѣрныхъ, дѣлателяхъ непостыдныхъ, пастыряхъ добрыхъ, преданныхъ священному долгу своему съ полнымъ самоотверженіемъ, съ неутомимою ревностію, съ безкорыстною любовію къ Богу и ближнимъ. Жатва многа, дѣлателей же мало, говоритъ Самъ Господинъ жатвы.

а) Жатва многа. Куда ни посмотришь, вездѣ встрѣчаешь или глубокое невѣдѣніе, простирающееся даже до того, что христіане не понимаютъ и не знаютъ, почему и для чего они христіане, или упорныя заблужденія ума и воли, не сознаваемыя даже самими заблуждающими, или противные духу Христову, но глубоко укоренившіеся обычаи и привычки. Много нужно ревности и усердія, много искусства и опытности, много благоразумія и терпѣливости, много любви и кротости, чтобы быть дѣлателемъ непостыднымъ на этомъ тернистомъ полѣ!

Жатва разнообразная. Сколько людей, столько характеровъ, другъ съ другомъ несходныхъ, столько болѣзней душевныхъ, одна на другую непохожихъ, столько многоразличныхъ нуждъ нравственныхъ, требующихъ пастырскаго попеченія. Сколько нужно прозорливости и осторожности! Сколько духовной разсудительности и опытности! Сколько снисходительности и терпѣнія! Сколько твердости и святой ревности о спасеніи ближняго, чтобы быть всѣмъ вся, да всяко нѣкія спасетъ!

Жатва трудная и прискорбная. Не разъ придется поливать посѣянное слово Божіе собственными слезами, — и не дождаться плода, чтобы взять рукояти съ веселіемъ. Часто придется исколоть руки до крови, стараясь исторгнуть тернія и волчцы. Нужно много любви пастырской и отеческой, чтобъ не смущаться всѣмъ этимъ, но всегда трудиться съ упованіемъ. Нужно много самоотверженія, чтобъ принести въ жертву для спасенія ближнихъ не только покой тѣлесный, но и здоровье и самую жизнь.

Жатва не вознаграждаемая ничѣмъ на землѣ. Здѣсь Самъ Господь обѣщалъ Своимъ апостоламъ только труды и скорби, гоненія и озлобленія, страданія и смерть. Вся награда на небѣ и въ вѣчности. Нужно много вѣры и упованія, мужества и терпѣнія, благодушія и забвенія всего земного, чтобъ претерпѣть до конца, чтобъ непостыдно предстать предъ Господомъ въ страшный день суда и сказать: се азъ и дѣти, яже ми далъ еси! Отче, ихже далъ еси мнѣ, сохранивъ, и никтоже отъ нихъ погибе, токмо сынъ погибельный.

 б) За то какая высочайшая награда ожидаетъ добраго и вѣрнаго пастыря, который своимъ терпѣніемъ и самоотверженіемъ побѣдитъ всѣ предстоящія ему трудности! Самъ Господь Іисусъ Христосъ обѣщаетъ спосадить его на престолѣ Своемъ: побѣждающему дамъ сѣсти со Мною на престолѣ Моемъ, якоже и Азъ побѣдихъ и сѣдохъ со Отцемъ Моимъ на престолѣ Его. Если же, по нерадѣнію или малодушію пастыря, погибнетъ хотя едина душа, какой страшный судъ и осужденіе угрожаетъ ему въ вѣчности! Гдѣ есть Авель братъ твой? — спроситъ Господь нерадиваго пастыря на страшномъ судѣ Своемъ. Ты произвольно, безъ принужденія и насилія принялъ на себя служеніе пастырское; ты поклялся Мнѣ, предъ крестомъ Моимъ и евангеліемъ, исполнять свои обязанности со всевозможнымъ тщаніемъ и усердіемъ. Я принялъ твою клятву и облекъ тебя Моею благодатію; Я вручилъ тебѣ драгоцѣннѣйшее сокровище, котораго не стоитъ міръ весь, души, созданныя по образу Моему и омытыя Моею кровію. Возврати Мнѣ сіе сокровище. Гдѣ есть Авель братъ твой? Гласъ крове брата твоего вопіетъ ко Мнѣ: души, погибшія отъ твоего нерадѣнія о нихъ, проданныя твоимъ сребролюбіемъ и любостяжаніемъ, соблазненныя примѣромъ твоей невоздержной и порочной жизни,—вопіютъ ко Мнѣ объ отмщеніи и будутъ вопіять на тебя во всю вѣчность!

III. Возлюбленные братіе! Молитесь о насъ, да небесный Пастыреначальникъ Господь I. Христосъ укрѣпитъ Своею всесильною благодатію насъ, недостойныхъ служителей Его, на трудномъ и отвѣтственномъ поприщѣ служенія общему спасенію. Аминь. (Сост. по «Полн. соб. пропой.» Димитрія, арх. херс., т. V, изд. 1890 г.).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий