Поученіе. Преп. Іоаннъ, ученикъ св. Григорія Декаполита

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

О томъ, какъ мы можемъ участвовать въ распространеніи истины и добра.

I. Св. Іоаннъ, нынѣ воспоминаемый церковію, былъ ученикомъ св. Григорія декаполита (память коего 20-го ноября). Съ юныхъ лѣтъ онъ полюбилъ иноческіе подвиги, пришелъ къ Григорію и подвизался подъ его руководствомъ.

Жили св. Іоаннъ и Григорій въ IX вѣкѣ, во время иконоборческой ереси. Оба они изъ своего безопаснаго убѣжища прибыли въ Константинополь, гдѣ особенно сильна была ересь, чтобы утверждать вѣрующихъ въ православіи. Здѣсь препод. Григорій скоро скончался; а Іоаннъ еще подвизался до самой своей кончины, послѣдовавшей въ 820 г.

Мы, видѣли, братія, что препод. Іоаннъ во время гоненія на св. иконы со стороны иконоборческаго императора (Льва армянина) прибылъ изъ своего безопаснаго уединенія въ столицу греческой имперіи, чтобы тамъ утверждать малодушныхъ и сомнѣвавшихся въ истинности православнаго ученія о почитаніи св. иконъ. Такъ ясно онъ сознавалъ свою нравственную обязанность научать другихъ истинѣ и добродѣтельной жизни.

Примѣръ препод. Іоанна напоминаетъ и намъ, братіе, о нашей обязанности участвовать въ распространеніи истины и добра среди нашихъ ближнихъ и всѣхъ людей, удалившихся отъ истины и благочестія.

II. Какъ же мы можемъ участвовать въ распространеніи среди нашихъ ближнихъ свѣта истины и добродѣтели?

Чтобы распространять между человѣками свѣтъ, или иначе сказать, истину и добро, для сего, кажется, мы не знаемъ болѣе открытыхъ способовъ, какъ три слѣдующіе: слово, власть, примѣръ. Слово дѣйствуетъ убѣжденіемъ, власть — праведно употребляемымъ могуществомъ, примѣръ располагаетъ къ подражанію.

Не всѣмъ дается даръ и право дѣйствовать словомъ разума и премудрости; ко власти, особенно высшей и обширнѣйшей, немногіе призываются Провидѣніемъ; но всѣ могутъ дѣйствовать добрымъ примѣромъ, между тѣмъ какъ и особенной силѣ слова или власти онъ сообщаетъ отъ себя новую силу. Посему судите, какъ важенъ добрый примѣръ.

а) Если служитель слова скажетъ вамъ: будьте благочестивы, человѣколюбивы, воздержны; но если его наставленія не написаны въ книгѣ собственной его жизни: то весь плодъ поучительнаго слова можетъ заключиться въ отвѣтномъ словѣ: врачу, исцѣлися самъ (Лук. IV. 23). Не говорю, чтобъ такъ и должно было: но такъ всего скорѣе случиться можетъ. Впрочемъ, Господь повелѣваетъ принимать справедливыя и полезныя слова и отъ тѣхъ, которыхъ дѣла словамъ не соотвѣтствуютъ: вся убо, елика аще рекутъ вамъ блюсти, соблюдайте и творите; по дѣломъ же ихъ не творите, глаголютъ бо, и не творятъ (Матѳ. XXIII. 3), говоритъ Господь о лицемѣрныхъ фарисеяхъ.

Но кто творитъ то, чему поучаетъ, у того дѣло его и малому слову сообщаетъ великую силу. Свѣтъ слова безъ силы дѣлъ есть блескъ безъ жизни, скоро преходящій: свѣтъ добрыхъ дѣлъ продолжаетъ нерѣдко свѣтить и тогда, когда слово угасло, и за смертію дѣлателя простираетъ долгую и широкую зарю.

б) Повелѣнія власти во многообразіи своемъ очевидно не всегда могутъ сопровождаться примѣромъ повелѣвающаго, который одинъ не можетъ употребить себя во всѣ дѣла и должности, распредѣленныя по разнымъ степенямъ и разрядамъ подчиненности. Но гдѣ начальствующіе и подчиненные могутъ итти однимъ путемъ, какъ, напримѣръ, въ истинѣ вѣры, въ добрѣ нравственномъ, въ дѣлахъ человѣколюбія и милосердія: тамъ предшествующій примѣръ власти какъ сильно, и вмѣстѣ какъ пріятно увлекаетъ за собою подчиненность! Какъ вода съ высшихъ мѣстъ сходитъ на низшія, не всегда удерживаясь даже преградами: такъ нравственный духъ высшихъ состояній въ обществѣ чрезъ подражаніе переходитъ въ низшія, не смотря на нѣкоторыя преграды, поставляемыя различіемъ званій. Благочестіе и человѣколюбіе владѣющихъ и начальствующихъ, какъ солнце, безъ усилія сильно распространяетъ свѣтъ свой въ кругѣ подвластныхъ.

в) Но примѣръ благочестивой жизни людей, которыхъ состояніе подобно не граду, стоящему на верху горы, но, можетъ быть, только хижинѣ подъ горою, можетъ ли свѣтить своимъ свѣтомъ предъ человѣки? — Почему не такъ? И малый свѣтильникъ въ хижинѣ увидитъ блуждающій странникъ, и пойдетъ на его свѣтъ, и найдетъ въ хижинѣ спасеніе отъ холодной ночи или звѣря, и успокоится въ безопасности, и обрадуется гостепріимству. И скромное доброе дѣло человѣка невиднаго въ мірѣ, если одушевлено добрымъ и святымъ намѣреніемъ, есть дѣло свѣта, которое и дѣйствуетъ какъ дѣло свѣта навидящихъ, привлекая къ добру, и даже, подъ управленіемъ Провидѣнія, простираетъ иногда свое дѣйствіе на неизмѣримую даль. Посмотрите на указанную Спасителемъ вдовицу, которая, по избытку благочестиваго усердія, послѣнія двѣ лепты положила въ сокровищницу храма. Какое маленькое доброе дѣло! Но предъ сколькими уже милліонами человѣковъ просвѣтилось оно, и еще будетъ просвѣщаться въ евангеліи, уча однихъ дѣлать добро и при малыхъ способахъ, а другихъ, и въ малыхъ дѣлахъ, и въ малыхъ людяхъ, высоко цѣнить доброе чувство и святую мысль.

III. Молитвами препод. Іоанна да подастъ намъ Господь благодатную помощь распространять среди нашихъ ближнихъ истину и добро не только словами, но и примѣромъ нашей доброй жизни и властію, если мы къ ней призваны. (Сост. по Ч. -М. и проп. Филарета митр. моск., т. IV, изд. 1882 г.).

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий