Поученіе. Преп. Кеенофонтъ и Марія

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

О преданности волѣ Божіей

Преподобный Ксенофонт, супруга его Мария и сыновья их Аркадий и Иоанн

 I. Преподобный Ксенофонтъ и жена его Марія, нынѣ воспоминаемые церковію, принадлежали къ числу первыхъ вельможъ константинопольскихъ и вмѣстѣ съ тѣмъ были весьма благочестивые люди.

Два сына ихъ, Аркадій и Іоаннъ, подражали благочестію своихъ родителей. Когда Аркадій и Іоаннъ значительно подросли, то родители объявили имъ, что они должны отправиться за море въ чужую сторону для изученія разныхъ наукъ. Послушные юноши съ охотою отправились въ далекое и опасное путешествіе, потому что имѣли любовь къ ученію. Путешествіе сначала было благопріятно, но вскорѣ поднялась буря, и корабельщики должны были спустить паруса. Корабль, поврежденный волнами, сталъ наполняться водою. Всѣ пришли въ ужасъ. Аркадій и Іоаннъ заливались слезами и молили Бога о спасеніи. Между тѣмъ буря еще становилась сильнѣе. Тогда корабельщики, не видя никакой надежды къ спасенію корабля, спустились въ малое судно и пустились въ море на удачу. Аркадій и Іоаннъ, видя бѣгство корабельщиковъ и гибель корабля, сняли съ себя одежды и воскликнувъ: «прощайте, дорогіе родители!» бросились въ море. Долго боролись они съ волнами и наконецъ были выброшены на берегъ въ разныхъ мѣстахъ. Они считали одинъ другого погибшимъ и потому не смѣли итти къ родителямъ, опасаясь поразить ихъ печальнымъ извѣстіемъ. Скоро, впрочемъ, родители узнали о кораблекрушеніи и считали своихъ дѣтей утонувшими, но при этомъ ни однимъ словомъ не обнаружили отчаянія, и печаль свою повергли предъ  Богомъ, всецѣло предавъ себя и дѣтей волѣ Божіей. Посредствомъ чудеснаго откровенія отъ Бога, они однако узнали, что дѣти ихъ живы и отправились отыскивать ихъ. Руководимые Духомъ Святымъ, они нашли ихъ въ Іерусалимѣ, въ подвигахъ монастырскихъ. Подражая, дѣтямъ, Ксенофонтъ и Марія приняли также постриженіе и окончили жизнь свою въ молитвахъ и безмолвіи.

II. Преп. Ксенофонтъ и Марія служатъ образцами живой преданности въ волю Божію. Лишившись дѣтей, они не возроптали на Промыслъ Божій, но печаль свою повергли предъ Богомъ. Да будетъ, братія, этотъ примѣръ наставникомъ нашимъ въ истинной Богу преданности.

а) Преданность Богу есть такое расположеніе духа, по которому человѣкъ всега себя, все, что ему принадлежитъ, все, что съ нимъ случиться можетъ, предоставляетъ волѣ и провидѣнію Божію, такъ что самъ остается только стражемъ своей души и тѣла, какъ стяжанія Божія. Къ сему расположенію приготовляетъ человѣка внимательное наблюденіе надъ собственными усиліями сдѣлать себя совершеннымъ и благополучнымъ. Желаетъ онъ сдѣлаться мудрымъ, образуетъ сбои способности, напрягаетъ силы ума, подкрѣпляетъ себя силами другихъ избранныхъ умовъ, составляетъ себѣ образъ вѣдѣнія: что же? Конецъ самодѣятельныхъ изысканій, по признанію безпристрастнѣйшаго изъ древнихъ мудрецовъ, есть открытіе того, что человѣкъ самъ собою ничего не знаетъ. Желаетъ онъ сдѣлаться добрымъ, старается познать законъ справедливости, возбуждаетъ сердце свое къ добродѣтельнымъ чувствованіямъ, предпріемлетъ добрыя дѣла: что же и здѣсь? Опытъ доказываетъ, что желаніе быть добрымъ нерѣдко бываетъ слабѣе страсти, влекущей къ пороку, и ею побѣждается, что познанный законъ предлагаетъ добро, но не даетъ силы творить его, что добродѣтельныя чувствованія, изъ жестокаго сердца, какъ огонь изъ кремня, высѣкаются съ трудомъ, а легко угасаютъ, въ мягкомъ же сердцѣ, хотя и скоро возгараются, какъ огонь во льну, но такъ же тлятся слабо и не долго. Правильное слѣдствіе сихъ опытовъ, тщательно и безпристрастно наблюдаемыхъ, должно быть то, что человѣкъ потеряетъ надежду на самого себя, и, если не хочетъ погибнуть, какъ бы по необходимости вознесетъ желаніе и надежду свою къ Богу.

б) Начавъ предаваться Богу, человѣкъ встрѣчаетъ другіе опыты, совсѣмъ противоположные тѣмъ, которые имѣлъ онъ, управляя самъ собою. Прежде собственныя усилія познать истину едва производили въ немъ слабый, кратковременный свѣтъ, оставлявшій по себѣ сугубую тьму: теперь изъ самой тьмы, въ которой онъ повергается предъ Отцемъ свѣтовъ, рождается для него внезапный свѣтъ: а если остается онъ иногда и во тьмѣ, то и въ ней познаетъ непостижимую близость Того, Который есть Свѣтъ превыше свѣта. Прежде усилія дѣлать добро или совсѣмъ подавляемъ! были въ немъ злыми склонностями, или производили несовершенное дѣйствіе: теперь, когда онъ положилъ сердце свое въ силу Божію, въ самой немощи его начинаетъ совершаться сила Божія, разрушающая зло и созидающая благо. Прежде найдучше обдуманныя предначертанія его къ устроенію своего благополучія или не исполнялись, или въ самомъ исполненіи оказывались неудовлетворительными: теперь онъ не дѣлаетъ никакихъ собственныхъ предначертаній, но со дня на день болѣе усматриваетъ великій чертежъ Провидѣнія, по которому, не смотря ни на какія препятствія, кромѣ одного препятствія, которое полагало прежде его упорство и невѣріе, постепенно устрояется его спасеніе. Посему слово Божіе часто напоминаетъ намъ о сей преданности, въ отношеніи ко внутреннему и внѣшнему, ко т е менному и вѣчному. Открый ко Господу путь твой и уповай на Него, и Той сотворитъ (Псал. ХХХVІ, 5). Смиритеся подъ крѣпкую руку Божію, да вы вознесете во время, всю печаль вашу возвергше нанъ, яко Той печется о васъ (1 Петр. V, 6. 7). Отче наше! Да будетъ воля Твоя, яко на небеси и на земли (Матѳ. VI, 9. 10).

в) Все великое, что представляетъ намъ слово Божіе, совершилось великою преданностію Богу. Представимъ примѣры сего. Кто не знаетъ Авраама и его великой жертвы? Какъ возмогъ онъ поднять смертоносную руку на сына, о которомъ получилъ потомственныя обѣтованія? Какъ не усомнился онъ? Какъ не сказалъ Богу: не Ты ли, Господи, обѣщалъ, что во Исаакѣ наречется мнѣ сѣмя (Быт. XXI, 12)? Гдѣ же будетъ сіе сѣмя, когда отрокъ Исаакъ сгоритъ на жертвенникѣ? Патріархъ не имѣлъ въ сіе время ни помышленія, ни желанія, ни дѣйствія собственнаго, все предалъ онъ Богу, паче упованія во упованіе вѣруя (Римл. IV, 18); и такимъ образомъ и вожделѣнную жертву принесъ, и вожделѣннаго сына не лишился, и благословеніе надъ собою усугубилъ. Кто не слыхалъ о Іовѣ, котораго добродѣтель проповѣдывалъ Самъ Богъ предъ собраніемъ небесныхъ силъ? Но въ чемъ состоитъ сила его добродѣтели, если не въ преданности Богу, Котораго непостижимымъ судьбамъ съ благодарностію предалъ онъ себя, и дѣтей, и богатство, и здравіе, и чрезъ то содѣлалъ ничтожными всѣ усилія врага добродѣтели и блаженства человѣческаго? Господь даде, Господь отеяте: буди имя Господне благословенно (Іов. I, 21). Такая преданность Богу есть безопасная ограда отъ всѣхъ искушеній. Но,—чтобы вкратцѣ сказать все для христіанина, — чѣмъ начинается высочайшее дѣло Христово? — Преданностію Сына Божія волѣ Бога Отца Своего. Се иду сотворити волю Твою, Боже (Псал. XXXIX, 9), глаголетъ Онъ, нисходя къ воплощенію. Чѣмъ оканчивается сіе дѣло?—Тою же преданностію. Не якоже Азе тощу, но якоже Ты (Матѳ. XXVI, 39). Отче, ве руцѣ Твои предаю духе Мой (Лук. XXIII, 46). Итакъ преданность Богу есть и на чало,и совершеніе христіанства и вѣчнаго спасенія.

III. Заключимъ это ученіе увѣщаніемъ, которымъ церковь заключаетъ большую часть молитвенныхъ провозглашеній, дабы непрестанно питать въ насъ духъ преданности, которымъ ды- шетъ и живетъ истинное христіанство: пресвятую, пречистую, преблагословенную, славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодѣву Марію со всѣми святыми помянувше, сами себе, друге друга и весь животе наше Христу Богу предадимъ. Аминь. (Составл. по проп. Филарета, митр. московск., т. II. Изд. 1874 г., стр. 6 5 -70).

Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий