Поученіе. Преп. Меѳодій пѣшношскій

 Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

О трудолюбіи.

 I. Святой Меѳодій, воспоминаемый  нынѣ церковью, былъ ученикомъ преподобнаго Сергія, Радонежскаго чудотворца. Онъ сначала поселился въ обители святого Сергія, но возжелалъ большаго уединенія, и съ благословенія учителя своего отправился въ окрестности г. Дмитрова, и тамъ избралъ себѣ уединенное мѣсто, за рѣкою Яхромою, въ дубовомъ лѣсу, окруженномъ болотами, гдѣ и построилъ келлію для себя.

Преподобный Сергій посѣтилъ его, и посовѣтовалъ ему построить обитель, но только не здѣсь, а не вдалекѣ отсюда, на болѣе сухомъ и удобномъ мѣстѣ. Святый Меѳодій самъ весьма много трудился при строеніи храма и келлій, пѣшимъ носилъ деревья черезъ рѣчку, отъ чего и самый монастырь былъ названъ

Пѣшношскимъ, равно какъ и самая эта рѣчка названа Пѣшношою. Примѣру игумена слѣдовали и иноки, поселившіеся съ нимъ,—упражняясь въ постѣ и молитвѣ, они въ тоже время подвизались и въ трудѣ, сами добывали пропитаніе себѣ; и исполняли всѣ нужныя для монастыря работы. Это правило со блюдается монашествующими и доселѣ.

II. Золотое правило! Въ дѣлѣ устроенія спасенія душевнаго, послѣ молитвы, что можетъ быть спасительнѣе и полезнѣе труда? Трудомъ разгоняется уныніе, тоска,—среди труда бѣгутъ далеко праздныя мысли, тѣло становится бодрѣе, крѣпче, самъ человѣкъ веселѣе, —цѣлые часы летятъ у него быстро, незамѣтно, пріятно. Недаромъ и въ раю Господомъ указанъ былъ первымъ людямъ трудъ, они должны были воздѣлывать и хранить этотъ рай. Недаромъ и Спаситель нашъ до тридцатилѣтняго возраста, когда жилъ въ Назаретѣ, былъ постоянно въ трудѣ, помогая мнимому отцу Своему Іосифу въ плотничествѣ. Постоянно была въ трудѣ и пречистая Матерь Его. И апостолы, какъ ни велики ихъ были труды благовѣстническіе, никогда не оставляли труда тѣлеснаго. Апостолъ Павелъ день училъ, а ночью работалъ, и трудами рукъ своихъ содержалъ себя, — такъ самъ о себѣ говорилъ. И всѣ святые, всѣ подвижники были въ то же время и неутомимые работники, спали они самое короткое время, но молились и трудились, можно сказать, постоянно. Святый Антоній однажды впалъ въ уныніе и возопилъ ко Господу: Господи! какъ мнѣ спастись? помыслы не даютъ мнѣ покоя! И по молитвѣ является человѣкъ, который то начнетъ молиться, то работать. Это былъ ангелъ, который указалъ Антонію, что молитву нужно смѣнять трудами. Онъ такъ и сталъ дѣлать,—и уныніе прошло, онъ достигъ свѣтлаго и спокойнаго состоянія духа. Такъ полезенъ бываетъ тѣлесный трудъ. Истинно, онъ ободряетъ и оживляетъ человѣка. И всякій трудъ, полезный въ общежитіи, благотворно дѣйствуетъ на душу человѣка. Кто между нами трезвеннѣе, цѣломудреннѣе, серіознѣе? Не тотъ ли, кто честнымъ и неусыпнымъ трудомъ добываетъ себѣ средства къ жизни? Кто хорошій хозяинъ, добрый семьянинъ, примѣрный начальникъ? Не тотъ ли опятъ, который въ трудѣ проводитъ всю жизнь свою? Да, трудъ—спаситель отъ многихъ грѣховъ, трудъ—средство и къ благосостоянію земному. Апостолъ Павелъ такъ высоко ставилъ трудъ, что бѣгающаго труда, живущаго въ праздности, считалъ недостойнымъ и пищи. Не трудившіяся да не ястъ, говорить онъ.

а) Какъ послѣ этого не пожалѣть тѣхъ, которые бѣгаютъ труда, и въ праздности проводятъ время жизни своей! А сколько такихъ! Вотъ одни пріобрѣли хорошее состояніе — средства къ жизни обильныя, и, пользуясь этимъ, какъ они проводятъ жизнь свою! Жалко смотрѣть со стороны на ихъ образъ жизни. Утромъ продолжительный сонъ, днемъ несходящія со стола и смѣняющіяся одни другими яства и питія, праздныя бесѣды, праздныя посѣщенія, вечеромъ или зрѣлища, или домашнія пированія — вотъ ихъ каждодневное поведеніе! Скажите, что эта за жизнь? Достойна ли она существа разумнаго, а христіанина тѣмъ болѣе? Это не развитіе въ себѣ силъ, а подавленіе ихъ, — это не Богу служеніе, а чреву и чувствамъ однимъ угожденіе. Вотъ еще другіе празднолюбцы. Они, не имѣя у себя ничего, не имѣютъ въ тоже время и охоты къ труду. Съ утра до вечера они праздны и бездѣятельны, — одна забота у нихъ — больше выпросить, болыпе безъ труда получить, и все это сейчасъ же прожить, не заботясь о завтрашнемъ днѣ. Несчастные, они добровольные скитальцы, бросили свои семьи, о которыхъ забыли и думать, они и нищи и жалки, и разуты и раздѣты. И все это отъ нежеланія трудиться. Они никто болѣе, какъ тунеядцы,—они бремя для общества, униженіе человѣчества, поношеніе и безчестіе христіанства. Они погрязаютъ въ порокахъ, иногда самыхъ грубыхъ, они не думаютъ о душѣ, живутъ безъ освященія себя таинствами, они именемъ. Христа питаются, но Христа не знаютъ, они при храмѣ получаютъ подаяніе, но къ храму никакого отношенія не имѣютъ. Они схоронили себя для всего святого. Какого сожалѣнія достойны эти несчастные! Ихъ ждетъ участь лѣниваго раба, который свой талантъ закопалъ въ землю. Да сохранитъ Господь всякаго отъ подобнаго состоянія.

б) Но и среди трудящихся всѣ ли истинные труженики? Всѣ ли съ Богомъ и съ мыслію о Христѣ трудятся? Трудясь для тѣла, для земли, для благосостоянія временнаго, этими трудами созидаютъ ли себѣ, какь святые, счастіе вѣчное? Но вотъ земледѣлецъ воздѣлываетъ ниву свою — видали ли вы, какъ при этомъ онъ бьетъ животное, работающее на него, слыхали ли, какія мерзкія, бранныя слова изрыгаетъ онъ при этомъ на это несчастное животное свое? Не молитвами поливаетъ и орошаетъ онъ ниву свою, а самою постыдною бранью. Христіанскій ли это трудъ — спасителенъ ли онъ для души труженика? Вотъ ремесленникъ сидитъ надъ работой, часто тяжелой работой своей. Вогъ ли въ умѣ и сердцѣ его? Бога ли онъ призываетъ въ Помощника себѣ? Молитва ли на устахъ и въ сердцѣ его? Нѣтъ, или та же брань, или пѣсни нерѣдко самыя неприличныя. Такъ ли нужно трудиться христіанамъ? Такимъ ли трудомъ спасаются истинные труженики?

И на цѣль труда нужно обращать вниманіе христіанину. Другой и честно трудится, и все умножаетъ и расширяетъ свой трудъ, но для чего? Съ цѣлію принести больше пользы другимъ? Съ цѣлію употребить пріобрѣтенное на дѣла богоугодныя? Нѣтъ, у многихъ и въ мысляхъ этого нѣтъ. Они трудятся съ единственною цѣлію наживы, нажить, пріумножить себѣ состояніе, что- бы пожить въ роскоши и изобиліи. Какая недостойная христіанина цѣль труда! О томъ ли долженъ думать послѣдователь Христовъ? Онъ долженъ въ Бога богатѣть, добрыми дѣлами душу свою обогащать, онъ долженъ очи свои горѣ устремлять, богатства вѣчнаго всѣми силами домогаться, царствія небеснаго прежде всего искать. Пожалѣемъ и такихъ тружениковъ. Да вразумитъ ихъ Господь! Да познаютъ они, въ чемъ счастіе христіанина — это счастіе во Христѣ! Кто нашелъ Христа, тотъ нашелъ все. Безъ Него же ничто не сдѣлаетъ человѣка истинно счастливымъ, хотя бы всѣмъ свѣтомъ владѣлъ онъ.

III. Будемъ, братія, любить труды, будемъ, какъ огня, бояться праздности, но трудиться будемъ съ мыслію о Богѣ, и съ цѣлію доброю, чтобы трудомъ послужить къ славѣ Божіей и на пользу души своей и ближняго своего, по слову апостола: аще ясте, аще піете, аще и ино что творите, вся во славу Божію творите. (Сост. по N° 22 жури. „Кормчій" за 1895 г.).

 Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
М.Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896 г

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий