Поученіе. Преп. Симеонъ Столпникъ

Прот. Григорій Дьяченко

Безъ труда ни въ чемъ не успѣешь.

I. Воспоминаемый въ нынѣшній день преподобный Сѵмеонъ называется столпникомъ, потому что въ послѣднія сорокъ лѣтъ своей жизни онъ подвизался на столпѣ. На какомъ столпѣ, спросите вы, и что это за родъ подвижничества — столпничество?

Удивительный это родъ подвижничества, брат. мои; много удивлялись такому роду подвижничества даже великіе подвижники пустынь сирійскихъ и египетскихъ, современники преподобнаго Сѵмеона; нѣкоторые изъ нихъ издалека приходили къ столпу Сѵмеона, что вблизи Антіохіи сирской, чтобъ посмотрѣть на такого чуднаго человѣка Божія и хоть одно слово отъ него услышать. Къ мѣсту подвиговъ столпника Сѵмеона почти ежедневно приходили толпы народа изъ разныхъ, иногда и изъ очень отдаленныхъ странъ, — приходили и изъ Грузіи, и изъ Арменіи, и изъ Персіи, и изъ Аравіи, и даже изъ Испаніи, изъ Италіи и Британіи, — приходили и іереи и святители, приходили цари и царицы, — и всѣ уходили отъ новоявленнаго столпника съ великою душевною пользою для себя и съ несказаннымъ удивленіемъ. Что же они тутъ видѣли? Представьте себѣ сложенную изъ простыхъ необдѣланныхъ камней башню въ сорокъ локтей высоты (т. -е. около 20 арш.), и такой толщины, что она скорѣе походила на столпъ, чѣмъ на башню. На этой башнѣ площадка, аршина въ два, такъ что на ней едва двумъ человѣкамъ можно стоять и сидѣть. Площадка эта обнесена на аршинъ высоты тонкими стѣнками. Рѣдко когда она была прикрыта чѣмъ-нибудь въ родѣ кровли, а большею частію она была совершенно открытою и для холода, и для зноя, и для снѣга, и для дождя, и для вѣтровъ и для всякой непогоды. Вотъ вамъ и жилье человѣка Божія Сѵмеона. Тутъ онъ и проводилъ дни и ночи въ непрестанныхъ подвигахъ поста, молитвы и богомыслія, тутъ онъ жилъ такою святою жизнію, такъ пламенѣлъ сердечною любовію ко Господу, что былъ, можно сказать, ярко горящею свѣчею предъ Богомъ, въ небесахъ.

Какъ свята, удивительна и поучительна была его жизнь, это можно видѣть отчасти уже и изъ того, что цѣлые полки измаильтянъ-язычниковъ, по двѣсти, по триста, а иногда и по тысячѣ человѣкъ, приходившіе къ столпу Сѵмеона, съ крикомъ отрекались отъ языческихъ заблужденій своихъ и своихъ отцевъ, топтали ногами идоловъ, которымъ прежде кланялись, сокрушали ихъ, и съ великою радостію сердца принимали то ученіе, которое предлагалъ имъ медоточными словами, согрѣтыми духомъ христіанской любви, преподобный Сѵмеонъ съ своего столпа. А сколько тутъ совершалось чудесныхъ исцѣленій, сколько преподавалось благодатныхъ утѣшеній и мудрыхъ наставленій! Подобно многоводной рѣкѣ, они изливались отъ великой благодатной души преподобнаго столпника. «Новое и чудное таинство совершалось въ наши дни, писалъ одинъ изъ многочисленныхъ учениковъ преподобнаго Сѵмеона столпника. Я самъ — Антоній грѣшникъ и послѣднѣйшій изъ учениковъ его — видѣлъ то, что предано письмами». «О дѣяніяхъ преподобнаго Сѵмеона столпника хотя могу свидѣтельствоваться почти всѣми, говоритъ блаженный Ѳеодоритъ кирскій, списатель его житія, но страшусь приступить къ повѣствованію, чтобъ не показались они потомкамъ баснословными и недостовѣрными, такъ какъ превышаютъ человѣческую природу» (Мѣс. вост. ч. II, стр. 266).

А какъ же, думаете вы, братіе, достигъ преподобный Сѵмеонъ такой великой святости? «Великимъ трудомъ», отвѣчаетъ онъ самъ за себя. Когда ему было только тринадцать лѣтъ, и онъ былъ еще простымъ, неграмотнымъ пастухомъ овецъ, — послѣ одного вразумительнаго случая въ храмѣ Божіемъ, Сѵмеонъ отправился въ одно пустынное мѣсто и тутъ съ плачемъ молился Господу, чтобъ Господь открылъ ему путь спасенія; молился и уснулъ. И вотъ, видится ему такой сонъ: онъ будто бы начинаетъ копать ровъ, какъ бы для фундамента какого-нибудь зданія. «Копай глубже!» слышитъ онъ откуда-то голосъ. Повинуется и копаетъ. Уставши отъ труда, онъ прекращаетъ работу, думая, что уже достаточно выкопалъ. Но опять оттуда же слышитъ голосъ: «копай еще глубже!» Онъ опять продолжаетъ копать. И въ третій разъ взываетъ къ нему тотъ же голосъ, возбуждая его къ труду. Наконецъ таинственный голосъ его останавливаетъ и говоритъ: «довольно уже; а теперь если хочешь созидать, созидай, трудясь прилежно: ибо безъ труда ни въ чемъ не успѣешь». И сталъ трудиться послѣ этого рабъ Божій Сѵмеонъ надъ спасеніемъ своей души, и такъ трудился, какъ немногіе трудились изъ величайшихъ подвижниковъ. Постоянно работая духомъ, слѣдя неусыпно за внутренними помыслами своей души, Сѵмеонъ много трудился и надъ обуздываніемъ своего тѣла: то онъ обвязывалъ себя тяжелыми веригами, отъ чего дѣлались страшныя раны, и гнило его тѣло; то смирялъ плоть рвою седмидневными, а иногда сорокадневными постами; то упражнялся въ подвигѣ безмолвнаго стоянія на молитвѣ по цѣлымъ недѣлямъ; то жилъ въ затворѣ по цѣлымъ годамъ и пр. А когда онъ подвизался на столпѣ, сколько онъ тутъ терпѣлъ Христа ради и отъ насѣкомыхъ, и отъ дневного лѣтняго зноя, и отъ ночного зимняго холода, и отъ бурь, и отъ разныхъ другихъ невзгодъ! О подвигѣ его на столпѣ между прочимъ слѣдующее разсказываетъ блаженный Ѳеодоритъ. «Случилось однажды, что не малая часть стѣнки, которою была обнесена верхняя площадка столпа, отвалилась, дверка въ одной изъ этихъ стѣнокъ открылась. Святого въ то время можно было хорошо видѣть: и многіе видѣли, какъ по долгу святой стоялъ тутъ неподвижно, устремивъ глаза къ небу, и какъ много онъ творилъ поклоновъ во время молитвы. Одинъ изъ окружавшихъ столпъ хотѣлъ сосчитать, сколько онъ въ одинъ разъ дѣлалъ поклоновъ, — насчиталъ тысячу двѣсти сорокъ четыре, а больше и пересталъ считать, уставши смотрѣть на высоту. Но святой не изнемогалъ творить поклоны и больше: его тѣло было такъ легко и одухотворено, что молитвенные поклоны не составляли для него никакого труда, или лучше, были для него обычнымъ дѣломъ.

II. А мы, кажется, думаемъ спасти свою душу, сдѣлать ее доброю, святою, безъ всякаго труда, безъ особенныхъ заботъ... Странная вещь; во многомъ другомъ дѣлѣ: въ устройствѣ ли хозяйства, въ обработкѣ ли поля, въ воздѣлываніи ли огорода, въ занятіяхъ ли какихъ-нибудь мастерствомъ, въ воспитываніи ли дѣтей и пр. и пр., мы считаемъ трудъ необходимымъ условіемъ для успѣха дѣла и говоримъ: безъ труда ни въ чемъ не можетъ быть успѣха. А когда дѣло касается воспитанія нашей души, ея улучшенія, ея усовершенствованія, ея спасенія, — мы думаемъ, что это само собою дѣлается. Живи, какъ живется, и только; думать о спасеніи души, объ этомъ важнѣйшемъ дѣлѣ нашей жизни, или лучше задуматься надъ своею душою, трудиться надъ нею, — трудиться съ постоянствомъ, съ терпѣніемъ, — дѣло какъ будто лишнее и не подходящее. Молиться подольше съ поклонами дома, ходить въ храмъ Божій почаще, стоять въ немъ подольше да повнимательнѣе, молиться тутъ съ поклонами, поститься построже во славу Божію въ дни положенные церковью, слѣдить за своими дурными привычками и бороться съ ними, распиная плоть свою со страстьми и похотьми, и пр. и пр., мы считаемъ для себя трудомъ почти не посильнымъ... Отсюда и выходитъ, что душа наша остается и невоздѣланною и незасѣянною нивою, какъ поле у лѣниваго хозяина, или какъ огородъ у небрежной хозяйки, а потому и безплодною.

III. Будемъ помнить твердо, братіе, святое правило, вразумившее на всю жизнь преподобнаго Сѵмеона столпника, что безъ труда ни въ чемъ не успѣешь, — не успѣешь и въ спасеніи души. А что для насъ дороже нашей души? Кая польза человѣку, аще міръ весь пріобрящетъ, душу же свою отщетитъ (сдѣлаетъ ее пустою), или что дастъ человѣкъ измѣну за душу свою т. е. чѣмъ человѣкъ вознаградитъ потерю души своей? напоминаетъ Господь каждому изъ насъ, побуждая тѣмъ трудиться всѣми силами для спасенія своей души. Припомнимъ и другое изреченіе Спасителя: царство небссное силою берется. И только употребляющіе усиліе достигаютъ его (Мѳ. 11, 12). Аминь. (Сост. по проп. прилож. къ «Рук. для с. пастыр.» за 1885 г.).

Источникъ: Священникъ Григорій Дьяченко.
Полный годичный кругъ кратких поучений. Т.II
М. Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897 г

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий